?

Log in

No account? Create an account
КОЛОКОЛА ГРОМКОГО БОЯ
("КГБ")
О людях, идеях и теориях. 
12th-May-2009 09:57 am
редакторская колонка
Что ж, поговорим ещё раз о носителях "высоких идей" и их взаимоотношениях с научно организованным обществом. (Последнее определение для меня - синоним понятия "коммунизм", т.к. другие типы научной организации касаются лишь определённого аспекта общественной жизни - экономики, власти и пр.)

Итак, начнём со взаимоотношений "идеи" и "материального" - тех самых взаимоотношений, которые вызывают поток обвинений в адрес "грубых материалистов", лишённых понимания истинной духовности. Действительно ли материализм отрицает существование идеи и духа, не в сакральном, а в культурном смысле этих слов? Грубый материализм - да, возможно; упрощенная трактовка человека как "материально заинтересованного скота", регулярно встречающаяся под масками атеизма, агностицизма или даже практического здравомыслия, делает именно это. Однако такая трактовка сама по себе идеалистична, т.к. вводит некое абстрактное понятие о "бездуховном скоте" и заставляет рассматриваемый материальный объект подчиняться логике этого своеобразного "идеала". К такому "материалистическому идеализму" можно отнести, например, суждения о "колбасе", которая якобы прилетела с Запада и развалила СССР одним своим запахом. "Колбаса" и джинсы, как символы материальной заинтересованности, в этой трактовке выступают как раз абстрактными идеями. Как следствие, немного и проку от такого "материализма".

Истинный материализм не отрицает существования духовности, идеалов, абстрактных концепций - он лишь делает эти понятия материальными, отрицая их существование вне определённых типов материального носителя.

Защитники идеализма часто приводят в качестве примера абстрактной идеи компьютерную программу или базу данных - объект, якобы оторванный от реалий материального мира и существующий сам по себе в "информационном пространстве". Это вызывает улыбку. Ни программа, ни БД не существуют и не могут существовать в отрыве от конкретных носителей - исполняющего устройства, устройства хранения данных, интерфейса обмена информацией и т.п.; более того - архитектура этих конкретных носителей определяет и отчасти ограничивает функционал подобных приложений. При этом компьютерные программы и БД, конечно же, существуют совершенно самостоятельно как объекты реальности. (Грубый материализм, очевидно, должен был бы исходить из предположения, что никаких алгоритмов и данных не существует. а есть только электрические импульсы, перебегающие в сложной дорогой машинке туда-сюда; но грубый материализм, при всей его убогости, всё-таки в бОльших ладах с логикой, чем эзотерический бред, поэтому такое предположение обычно всё-таки не делается.)

Точно так же и в общественных отношениях сторонники идеализма обычно избирают некоторую идеальную концепцию, сотканную, по их мнению, из добра и света, или же из других материалов, а после этого требуют приведения общества в полное соответствие с этой концепцией.

Почему это плохо? И чем это отличается от коммунистической мысли, коммунистической стратегии?

В общем случае, заставлять общество соответствовать идеалу не плохо, а просто глупо. Усилия "изменить природу человека изнутри" в соответствии с некими абстрактными представлениями сравнимы с усилием полететь с помощью чириканья и махания руками: то есть, технические средства не соответствуют поставленной задаче. Отсюда полный провал всех видов религиозной философии и религиозного реформаторства на протяжении нескольких известных нам тысячелетий истории.

Иное дело, когда реформаторам-идеалистам попадают в руки ресурсы, достаточные по объёму для реализации части их задач.

Здесь мы переходим ко второй части вопроса: чем идеалистическое строительство нового общества отличается от научно-коммунистического строительства? Ведь научный коммунизм - тоже своего рода идея, не лишённая абстрактности. Какая разница, какой именно "летательный аппарат" будет построен. чтобы преодолеть тяготение тысячелетних проблем и подняться к небесам?

Отличие здесь в том, что научный коммунизм - это строительство нашего "летательного агрегата" с учётом законов окружающего мира, в то время как создание общества по идеалистической концепции - это построенный из тех же ресурсов "самоваро-паровозо-ветролёт". Спору нет, самоваро-паровозо-ветролёт выглядит более сказочно, чем реечный, обтянутый перкалем аэроплан-трещотка; он, как известно, летит, пыхтит, кипит и чай даёт. причём чай можно заказать с плюшками, а пыхтение его мелодично услаждает слух создателей. Но это в идеале. А на практике мы вместо летательного средства обычно получаем макет эцилоппского пепелаца в натуральную величину, который, как и всякий макет, не летает. И вот тогда идеалисты-строители находят самый логичный выход: они объявляют нам, что мы недостойны лететь на этом аппарате, а вот если бы мы сами умели летать и воспарили бы над горними высями, то и аппарат ихней конструкции тоже был бы вознесён нашими руками. Но так как мы недостойны... Во всяком случае, после радикальной чистки самых "недостойных" всем предлагается ещё раз попробовать открыть в себе "духовное начало", то есть: встать на цыпочки и замахать руками, как крыльями, с твёрдой верой в собственную возможность взлететь, сопровождаемой громким хоровым пением...

Мы, коммунисты, тем временем разрешаем задачу полёта (воплощаем ИДЕЮ полёта!), строя летательный аппарат. И пусть первые наши проекты похожи на неказистые "этажерки", пусть пионеры будут гробиться на этой рухляди, пусть у нас нет ни двигателей, ни материалов. Но наши аппараты уже поднимались в воздух! У нас были Оуэн, и Макаренко, и была Октябрьская Революция, поднявшая на несколько лет на крыльях целую страну. Таково следствие теории, так материальная наука помогает воплощать идею. А значит, настает час, когда воздух станет нашим! Нет, у каждого из нас не отрастут крылья (и грудной киль, без которого крылья бесполезны); зато наши пилоты будут обгонять любую птицу, не говоря уж о разной летающей дряни; и любой из наших потомков будет чувствовать себя хозяином и королём воздушного пространства. Идея реализована! Вот и наше отличие.

Теперь несколько слов о взаимоотношении коммунистической философии и грубого материализма. Вообще говоря, несмотря на свою практичность и логичность, грубый материализм представляет собой не менее ущербный способ мышления. чем свободное эзотерическое фантазирование. Говоря "нет" идее и фантазии, он обедняет сущность материального мира: ведь, с точки зрения материализма, идеи и фантазии тоже есть часть повседневной реальности, и "цена вопроса" заключается не в отказе от них. а в обеспечении их сотрудничества с практикой. Отказаться от мечты ради понятого ложно "материалистического здравомыслия" - примерно то же, что отказаться от идеи покорения воздуха только на том основании, что у человека изначально нет крыльев. Постулируя примитивную логику мышления, помноженную на "животную природу человека", грубый материализм не только совершает логическую ошибку, но и выбивает почву из-под ног у себя самого; именно такой подход, декларированный как "естественный способ мышления" в постсоветские времена, первым делом привёл к колоссальному расцвету мелких суеверий, который по сей день рыгается нам и заставляет вчерашних "материалистов" плакаться о "беспрецедентном падении уровня образования", Я уж не говорю о ситуациях, когда под вывеской "материализма" нам подаётся неприкрытый сатанизм, культ зла и смерти, или же борьба с культурой. Естественно, к такому "материализму" мыслящий коммунист не может иметь никакого отношения, кроме резко отрицательного.

Причина существования таких "полюсов" мышления - в кажущейся естественной концепции о "свободе мышления"*. К сожалению или к счастью, но научно-техническая мысль не свободна; она прочно ограничена плоскостью теоретических знаний, предыдущего опыта человечества, а также отчасти и экономическими условиями. Учёный или инженер может фантазировать и воплощать мечту, только опираясь на факты; более того - существует ещё и определённый метод, дисциплина мышления. Отсутствие такой дисциплины мысли, отсутствие опоры на факты, пренебрежение практикой всегда чреваты рождением прожектов. Опасны они и для самого мыслителя: отсутствие дисциплины мышления и снижение критического восприятия способствуют развитию шизоидного статуса психики.**

Ну, а о взаимоотношениях идеи, мечты и научного коммунизма как такового я обязательно напишу в следующий раз.

* Этот вопрос не относится к праву человека думать и говорить что угодно; такое право - необходимое. Речь здесь именно о той порочной тенденции, когда любые мысли объявляются истинными лишь на том основании, что они существуют и принадлежат кому-то; такая "беспристрастная объективность" на поверку оборачивается глубочайшим субъективизмом - ведь и наши постсоветские диссиденты, отстаивая своё право на "свободу мышления", почему-то первым делом отказали в этом праве коммунистам, объявив тех "неинтеллигентным сбродом".

** Некоторые гордятся своей шизофренией: она, мол, делает их непохожими на толпы рационально мыслящего быдла. Я бы на ихместе подыскал другой повод для гордости. А то быдло по-прежнему плохо понимает, почему круто быть шизиком...
Комментарии 
12th-May-2009 04:30 am (UTC)
Жжошь напалмом, пешы исчо.
12th-May-2009 04:33 am (UTC)
Ф следюещей часте на моршруд выеЖЖает аццкий газенваген!
12th-May-2009 06:21 am (UTC)
Очень интересно, спасибо. О свободе мышления пять копеек - она важнее всего на стадии синтеза, а методологическая дисциплинированность - на стадии анализа, так что тут противоречия нет. Вернее есть - но любимое диалектическое :)
Выпуск подгружен %mon%