?

Log in

No account? Create an account
КОЛОКОЛА ГРОМКОГО БОЯ
("КГБ")
Вольтер. 
23rd-Jul-2009 10:25 pm
редакторская колонка
В длинные "отпускные" поездки я обычно беру с собой какую-нибудь книгу, которую могу перечитать на несколько раз подряд, извлекая новый смысл из рассуждений автора или контраргументов против них: к примеру, такими книгами были "Нечистая сила", "Анти-Дюринг", "Парамирум" (вместе с "Лабиринтом заблуждающихся медиков") и т.п. Единственный раз, отойдя от этого правила, я брал с собой в Москву "Волшебный локон Ампары" Павлова, но это была деловая поездка, а книга работала не как пища для ума, а как справочник по выживанию в столице. Во всех остальных случаях я брал с собой литературу, отличающуюся упомянутым качеством.

В этот раз я утащил в Турцию сборник Вольтера; этот автор уже много лет доставляет мне приятные минуты, и я искренне удивлён его крайне низкой популярностью у наших современников и соотечественников. Возможно, причина этого в "академичности" образа Вольтера, в преподнесении его читающей аудитории как некоего старца-мыслителя, изрекающего суховатые догмы Просвещения. С этим несправедливым отношением встретились многие писатели; из-за него у нас стало модным демонстративно не любить Пушкина*.

В попытке исправить допущенную историческую несправедливость я публикую небольшой литобзор самых знаменитых произведений Вольтера, попавших в перечитанный мною сборник.

"Орлеанская девственница"

История Жанны д'Арк, весьма вольно изложенная в лёгких** александрийских двустишиях. В двадцати одной песне этой эпической поэмы автор как бы раскрывает нам темы флирта, адюльтера, секса, внебрачных детей, романтических отношений и т.п.; задеты вскользь также яой, зоофилия, гермафродитизм (с хэнсином дважды в сутки) и другие разновидности хентая.

Сквозь всю поэму эпическим полотном проходит глубоко и полно раскрытая тема сисек.

Между тем, сам по себе сюжет "Орлеанской девственницы" - это эпическая фэнтези про жуткие и бесподобные звездюли. Красотка Жанна д'Арк, регулярно совершая хэнсин и носясь по Франции на волшебном крылатом осле, подаренном ей святым Денисом - католическим патроном Франции - развешивает могучие груды этих самых звездюлей направо и налево, истребляя англичан и хтонических чудовищ. По ходу сюжета между Жанной и её приятелем - кавайным бастардом Дюнуа - развиваются сложные отношения, которым в первую очередь препятствует то, что Жанна поклялась Денису хранить девственность вплоть до полной победы. Помимо Дюнуа, Жанну хотят также все остальные - английский бандит Джон Чандос, хентайное чудовище Гермафродит, крылатый осёл, злой монах Грибурдон и его тёмный лейтенант. Не хочет её только король Карл Седьмой - он уже нашёл себе девушку по душе, но та завидует славе Жанны и тоже хочет переодеваться в мужские доспехи и отвешивать звездюли, хотя у неё это отнюдь не получается, отчего и возникает масса разнообразных приключений. Особенную роль в этих приключениях играет некий метросексуальный паж Чандоса, сам без памяти влюбившийся в любовницу короля, а также жена французского президента Луве, полная решимости предать родину ради объятий доблестного и мужественного английского рыцаря Тальбота...

Отдельно доставляют образы деятелей церкви и религиозной мысли, все до единого выведенные в поэме жуткими обсосами.

Замечу также, что "Орлеанская девственница" - единственное известное мне произведение о Жанне д'Арк, которое не заканчивается её сожжением на костре. Вместо этого в финале главные герои получили полнейший хеппи-энд, что, в сущности, им всем и требовалось.

Трагедии

В моём сборнике - две трагедии Вольтера: "Заира" и "Магомет". Обе трагедии относятся к жанру классицизма, написаны в стихах и посвящены весьма актуальным вопросам религиозной нетерпимости. Особенно умиляет то, что главные гады в обоих трагедиях твёрдо уверены в своей положительности как персонажи: ещё бы, ведь они несут "слово божие"! В общем-то, все получают не по заслугам: невинные жертвы гибнут, а религиозное гадовьё продолжает проповедовать дальше. Рекомендую к ознакомлению, хотя читать и тяжело - не из-за языка, а психологически, по принципу "дайте в руки автомат".

"Задиг, или Судьба"

Первая из известных "философских повестей" Вольтера. Изящная автобиография, замаскированная под фэнтези в восточном стиле; повествует о разнообразных приключениях молодого человека, ищущего по всему свету утерянное счастье и любовь. Содержит много бытовых анекдотов, некоторые из которых стали впоследствии известными. В отличие от современных фэнтези-эпопей, не утомляет объёмом текста - все приключения вавилонского интеллигента Задига занимают страниц пятьдесят вместе с пропущенными главами. Не побоюсь дать спойлер: как и большинство вещей Вольтера, "Задиг" заканчивается хэппи-эндом.

"Кандид, или Оптимизм"

Вот именно эту повесть обожают цитировать и включать в разные учебные программы; многие наши литературоведы почему-то исповедуют культ смерти и безумия, любят мрачные финалы и т.п.; только произведения, удовлетворяющие этим вкусам, они считают достойными чтения. "Кандид" вполне подходит таким филологам - ещё бы: главный герой этой повести махнул на всё рукой и сделался в итоге полным пиндосом! "Надо возделывать свой сад!" - говорил он весь остаток жизни. Ах, как изящно! Иной участи человек не заслужил: труд, труд и ещё раз труд, нелепое существование, бессмысленный и рутинный исход земледельческого цикла.

Господа литературоведы! Вы читаете "Кандида" задницей! Прежде чем сделаться вроде как отъявленным пиндосом, Кандид успел прожить полжизни тупым идиотом, преданным разнообразным Высоким Идеям; как следствие, по замечанию Вольтера, "он был бессчётное количество раз обманут евреями". Заведя же свой садик (и отказавшись, таким образом, от Высоких Идей, в соответствии с которыми всё должно было быть устроено), Кандид и его сотоварищи обрели тот минимум стабильности и процветания, из которого вырастают идеи по-настоящему высокие: идеи удовлетворения естественных человеческих нужд, развития и защиты новых, трудовых отношений. "Кандид" - это повесть об отказе от строительства эзотерического "прекрасного нового мира", который наступит когда-нибудь в неопределённом будущем, если все люди, лошади и коровы вдруг сговорятся, и о замене этой утопической картины мира на реальную, умную, работоспособную функцию свободного человеческого труда! Словом, Кандид и его спутники, кем бы они ни были, основали трудовую коммуну - настоящую основу нового мира; и искать в фразе о "возделывании сада" пиндосские корни - это нормальная попытка плюнуть в борщ только для того, чтобы доказать, что этот борщ был с плевками.

Мусульманин, своим примером посоветовавший Кандиду и Панглосу бросить философско-эзотерические штудии и заняться трудовой деятельностью, был совершенно прав, сказав, что труд отгоняет "три самых страшных беды - скуку, порок и нужду". Однако же он не призывал героев повести к "труду ради труда"; плоды его труда были реальными - сливки с цукатами, фисташки в меду, домашний одеколон и т.д. Трудясь, Кандид и компания получили не "нравственное перерождение", а много хороших и полезных вещей, при том что они же стали полезными и уважаемыми членами общества (прошлая их компания, правдоискатели, гностики и эзотерики, к таковым явно не относилась).

Между тем, помимо вполне коммунистической (и антирелигиозной, что важно и ценно!) философской морали, "Кандид" Вольтера обладает и очевидной приключенческой занимательностью; на полусотне его страниц описывается несколько войн, страшное землетрясение, зверства инквизиции, блуждания по джунглям, приключения в стиле Индианы Джонса в "затерянном мире", дворцовые интриги, венецианский карнавал, разврат высшего света, разнообразные криминальные драмы, встречи и расставания влюблённых, биографии высокопоставленных особ в романтическом стиле и т.п. Авторская ирония, сопровождающая эти похождения, бывает порой довольно жёсткой, но не раздражает.

Добавлю ещё раз: подзаголовок "Оптимизм", вынесенный в название "Кандида" - это не ироническое издевательство хладнокровного пессимиста; это путь к поискам нового оптимизма, источник которого лежит в труде и дисциплине и совершенно отличен от щенячьей эзотерической радости а-ля "Мир Полдня". Когда Вольтер пишет "Оптимизм" - Вольтер не шутит!

"Простодушный"

А вот эта вещь хоть и с юмором, но грустная. В ней нет привычного вольтеровского размаха; "Простодушный" - это тонкая лирическая новелла о любви юноши-индейца и французской девушки, павшей жертвой нечистоплотности высшего света. Любители сентиментальных историй найдут для себя здесь немало интересного. Естественно, в упаковку из лирической мелодрамы завёрнута здоровая порция антидворянской, антиимперской и антиклерикальной сатиры; Вольтер не был бы Вольтером, если бы не врезал лишний раз по мордасам их величествам, высочествам, светлостям, а в особенности - преосвященствам и высокопреосвященствам!

Здесь, для разнообразия, хеппи-энда нет и в помине.

"Царевна Вавилонская"

Сравнительно поздняя вещь Вольтера; по стилю это ещё одна фэнтези, протекающая в альтернативно-магической реальности с колдунами, фениксами, единорогами и т.п. География "альтернативного мира" при этом очень узнаваемая, чем-то напоминающая говардовскую "Гиборию".

В ходе сюжета вавилонская царевна Формозанта (тема сисек снова раскрыта!) странствует по миру, пытаясь соединиться со своим возлюбленным то в далёкой северной Киммерии (России), охваченной пламенем социальных реформ, то в загадочном Альбионе, то в альтернативном Париже, где прекрасный юноша, отчаявшись вновь увидеть царевну, падает в объятия оперной проститутки. В конце концов, оба главных героя оказываются заложниками страшной секты антропокаев (инквизиторов), освобождают от них фантастическую страну Бетику (альтернативную Испанию) и находят друг друга, на чём и наступает в повести счастливый конец. Само собой разумеется, повесть насыщена аллюзиями и анекдотами на злободневные для Вольтера темы. В целом, это скорее очерк, замаскированный под фэнтези***.

Стихотворения

До нас дошло немного стихов Вольтера, и в основном это эпиграммы. Знатокам и ценителям Пушкина должно быть очевидно, что Вольтер оказал определённое влияние на нашего великого национального поэта. Некоторые из этих эпиграмм Вольтера не потеряли определённой остроты и по сей день; вот типичный образчик:

Французы, что умом рехнулись,
Поход в Италию свершили,
И там они заполучили
Неаполь, Геную и люэс****.

Из Генуи прогнали вон,
Неаполь был потерян тоже,
Но кое-что осталось всё же,
Поскольку люэс сохранён.


Не правда ли, разнообразные иракские, панамские, грузинские и т.п. конфликты последнего времени, сопровождаемые отвратительным кошачьим мяуканьем "патриотов", вполне заслуживают в историческом контексте подобного же отношения?

Впрочем, поэзия Вольтера - это уже на любителя.

Вот, в общем-то, и всё. Рекомендую всем, кому нечего читать, ознакомиться как-нибудь на досуге с творчеством этой великой французской язвы.

* Любить Пушкина не обязательно, хотя, честное слово, он заслуживает любви. Но демонстративная нелюбовь к Пушкину, как и к Толстому - это обычно удел либо зажравшихся совков, либо людей, серьёзно угнетённых в школе однобокой подачей красивого и разнообразного творчества этих авторов.

** Перевод Николая Гумилёва.

*** Когда создавался "Хранитель Мира", я ещё не читал "Царевну Вавилонскую". Видимо, идея просто носилась в воздухе со дня появления философской и социальной фантастики как жанра.

**** Сифилис.
Комментарии 
23rd-Jul-2009 05:05 pm (UTC)
Нежно люблю Вольтера, в особенности "Простодушного". По нему, кстати, фильм был отечественный, если не два.
23rd-Jul-2009 05:12 pm (UTC)
Не видел кино, а жаль, наверное!
23rd-Jul-2009 05:14 pm (UTC)
Мне очень понравилось, но мне было тогда лет шестнадцать.
Потом в колледже, читая повесть, узнала сюжет и героев, с тех пор ищу фильм...
24th-Jul-2009 03:00 am (UTC)
"Отчего в подлунном этом мире
Раздавался плач Иеремии?.." :)) В том смысле, что литературоведы (если они не схоластики) тоже способны найти вдохновение в этом источнике :)
24th-Jul-2009 03:45 am (UTC)
Я имею в виду как раз официозную схоластическую традицию.
24th-Jul-2009 04:02 am (UTC)
Ну собственно да. Не слышала ни разу, чтобы преподаватели литературы рекомендовали студентам что-то подобное... Наверно, не быть схоластом в литературоведении - это слишком сложно.
Выпуск подгружен %mon%