?

Log in

No account? Create an account
КОЛОКОЛА ГРОМКОГО БОЯ
("КГБ")
Право в коммунистическом обществе. 
22nd-Dec-2010 09:52 am
редакторская колонка
А вот интересно: я не помню либо не знаю, как и где на этот счёт точно написано у классиков, но все современные учебники и монографии по правоведению приписывают Марксу номинативистские взгляды на теорию права: мол, право в бесклассовом обществе отомрёт вместе с государством и аппаратом принуждения.

Такой подход может стать серьёзным оружием в руках противников марксизма: мол, не все правовые отношения ограничиваются экономической сферой, и нарушение жизненных интересов индивидуума, гражданина или коллектива может воспоследовать при любой общественной модели; если же эти жизненные интересы не обозначены и не охраняются правом, общество не может вмешиваться в разгорающийся конфликт, что неизбежно дестабилизирует общественную систему.

Было бы любопытно узнать (со ссылками на источники), какова реальная позиция основателей современного коммунизма по вопросам права, и, если эта позиция номинативистская, как они предполагали урегулировать в бесклассовом обществе вышеописанные ситуации?
Комментарии 
22nd-Dec-2010 06:01 am (UTC)
Вот цитаты из «Государства и революции» В. И. Ленина, надеюсь, они ответят на вопрос.

http://www.esperanto.mv.ru/Marksismo/Lenin_StateRev/strev.html#p83

«Демократия не тождественна с подчинением меньшинства большинству. Демократия есть признающее подчинение меньшинства большинству государство, т. е. организация для систематического насилия одного класса над другим, одной части населения над другою.

Мы ставим своей конечной целью уничтожение государства, т. е. всякого организованного и систематического насилия, всякого насилия над людьми вообще. Мы не ждём пришествия такого общественного порядка, когда бы не соблюдался принцип подчинения меньшинства большинству. Но, стремясь к социализму, мы убеждены, что он будет перерастать в коммунизм, а в связи с этим будет исчезать всякая надобность в насилии над людьми вообще, в подчинении одного человека другому, одной части населения другой его части, ибо люди привыкнут к соблюдению элементарных условий общественности без насилия и без подчинения.

Чтобы подчеркнуть этот элемент привычки, Энгельс и говорит о новом поколении, «выросшем в новых, свободных общественных условиях, которое окажется в состоянии совершенно выкинуть вон весь этот хлам государственности», — всякой государственности, в том числе и демократически-республиканской государственности.»


http://www.esperanto.mv.ru/Marksismo/Lenin_StateRev/strev.html#p91

«Наконец, только коммунизм создаёт полную ненадобность государства, ибо некого подавлять, — «некого» в смысле класса, в смысле систематической борьбы с определённой частью населения. Мы не утописты и нисколько не отрицаем возможности и неизбежности эксцессов отдельных лиц, а равно необходимости подавлять такие эксцессы. Но, во-первых, для этого не нужна особая машина, особый аппарат подавления, это будет делать сам вооружённый народ с такой же простотой и лёгкостью, с которой любая толпа цивилизованных людей даже в современном обществе разнимает дерущихся или не допускает насилия над женщиной. А, во-вторых, мы знаем, что коренная социальная причина эксцессов, состоящих в нарушении правил общежития, есть эксплуатация масс, нужда и нищета их. С устранением этой главной причины эксцессы неизбежно начнут «отмирать». Мы не знаем, как быстро и в какой постепенности, но мы знаем, что они будут отмирать. С их отмиранием отомрёт и государство.»

http://www.esperanto.mv.ru/Marksismo/Lenin_StateRev/strev.html#p93

««Равное право» — говорит Маркс — мы здесь действительно имеем, но это ещё «буржуазное право», которое, как и всякое право, предполагает неравенство. Всякое право есть применение одинакового масштаба к различным людям, которые на деле не одинаковы, не равны друг другу; и потому «равное право» есть нарушение равенства и несправедливость. В самом деле, каждый получает, отработав равную с другим долю общественного труда, — равную долю общественного продукта (за указанными вычетами).

А между тем отдельные люди не равны: один сильнее, другой слабее; один женат, другой нет, у одного больше детей, у другого меньше, и т. д.

«…При равном труде, — заключает Маркс, — следовательно, при равном участии в общественном потребительном фонде, один получит на самом деле больше, чем другой, окажется богаче другого и т. д. Чтобы избежать всего этого, право, вместо того, чтобы быть равным, должно бы быть неравным…»

Справедливости и равенства, следовательно, первая фаза коммунизма дать ещё не может: различия в богатстве останутся и различия несправедливые, но невозможна будет эксплуатация человека человеком, ибо нельзя захватить средства производства, фабрики, машины, землю и прочее в частную собственность.»
22nd-Dec-2010 09:26 am (UTC)
Спасибо за ссылку.

В "Государстве и революции" термин "право" используется в чисто номинативистском ключе - как эквивалент понятия "закон". Я не хочу сказать, что это неправильно; также совершенно верен тезис об отмирании государственного аппарата, как аппарата насилия класса над классом. Вопрос мой имеет немного другую постановку.

Попробую объяснить её применительно к конкретной ситуации.

Итак, на дворе был коммунизм, и мы стояли с Таней под тополем. Её голова легла на моё плечо, губы шептали слова любви. Я обнял Таню и нежно поцеловал её в губы, в то время как рука моя скользнула по её талии вниз, к округлым девичьим бёдрам. Увидевший это Вася не смог справиться со своими атавистическими инстинктами и дал мне в морду.

Вопрос здесь ставится так: Вася имеет право бить мне в морду при коммунизме? Если имеет (хотя бы даже в зависимости от конкретных обстоятельств дела), значит, при коммунизме сохраняется понятие о праве. Если не имеет - то же самое. Если категория "право" к этому деянию вообще неприменима - каковы границы моих возможностей (при коммунизме) для борьбы с атавистическими пережитками в Васином сознании? К какой категории человеческих отношений они относятся? Не может ли эта категория (например, мораль, честь, долг и т. п.) послужить впоследствии источником нового правового обычая?

Если Вася считается не правонарушителем, а кем-то другим, что общество может сделать с ним? Имеет ли оно право это делать? (см. выше).
22nd-Dec-2010 09:45 am (UTC)
Тут я отвечу, как я лично понимаю дело. Конечно же, понятие о праве сохранится при коммунизме.

Кстати, в «Государстве и революции», вслед за «Критикой Готской программы», слово «право» применяется в двух смыслах сразу — и в смысле «закона», и в смысле «иметь право», благо и в русском и в немецком эти два понятия обозначаются одним словом (я на это наткнулся, редактируя перевод «ГиР» на эсперанто — там это разные слова, пришлось выкручиваться). И Ленин, цитируя Маркса, говорит, что исчезнет буржуазное право. Но нигде никто не говорит, что исчезнет право как таковое.

Ленин подчёркивает, что эксцессы с отдельными личностями будут и при коммунизме. Чем меньше их будет, тем меньше будет необходимости в каком-то специальном аппарате для подавления таких эксцессов. Но, думаю, полностью к нулю такие эксцессы никогда не сведутся. Общество само — в лице сознательных граждан — сможет урегулировать такие эксцессы (как Ленин пишет — так же, как уже сейчас в цивилизованных странах толпа разнимает дерущихся или не позволяет совершить насилие над женщиной). Но ясно, что для того, чтобы оно смогло это делать, нужно само понятие о праве. Возможно, такие понятия будут и формально прописаны где-то. Наверняка в сложных случаях будут какие-то собрания граждан (типа нынешних судов) для того, чтобы решить, кто прав, а кто виноват в конфликте. Но в конечном счёте всё это будет решаться сознательностью окружающих граждан, а не каким-то отдельным аппаратом.
22nd-Dec-2010 09:50 am (UTC)
Вот! Это и нужно либо извлечь из трудов классиков, либо доописать заново, поскольку марксистов обвиняют в отрицании концепции и понятия права вообще. С буржуазным (точнее, частным) правом и так всё понятно: по мере обветшания - в топку вместе с семьёй и государством. А вот когда заходит речь о праве как категории социальных отношений - "иметь право", - почва сразу становится скользкой.
22nd-Dec-2010 09:54 am (UTC)
Ну, в любом случае нормы общежития останутся всегда, ибо люди живут в обществе, так или иначе вступают в отношения с другими людьми. А нормы поведения в конечном счёте и есть право.
22nd-Dec-2010 10:14 am (UTC)
А нормы поведения в конечном счёте и есть право - это может быть так или не так, поскольку из-за напластований религиозно-философских взглядов на этот вопрос понятие о праве до сих пор не определено точно. Нормы поведения, однако, есть скорее, мораль или честь, чем право, так как нормы поведения условно абсолютны (применительно к ситуации) и руководят поведением индивидуума, а суть права - регулирование взаимоотношений субъектов.
22nd-Dec-2010 11:55 am (UTC)
Есть же понятие "обычного права" (оно же "адат"), которое даже не кодифицировано. (Да, это пережиток родового строя, но...) Нетрудно предположить, что подобные "понятия" о необходимости соблюдать определенные ПРАВИЛА в общежитии будут всегда.
Кстати, приведенный вами пример с т/з существовавшей в коммуне Макаренко практики просто возмутителен - за рукоприкладство к любому коммунару следовало безусловное исключение. Но только на территории коммуны; желающие выяснить отношения были вольны отправиться на нейтральную территорию. Этот порядок установился сам собой, не был навязан сверху.

Оффтоп. Видели ли Вы приглашение к дискуссии в моем ЖЖ ?
22nd-Dec-2010 12:38 pm (UTC)
По оффтопику: не видел (у нас в институте произошла авария, я был невнимателен в последние дни), но обязательно загляну.

По поводу "обычного права": переходя в правовой обычай, оно становится источником правовой нормы. А на коммунистической Земле нейтральных территорий, пожалуй, не будет, и с планеты далеко не съедешь. Любые нормы будут (должны быть) или не будут общеобязательны к выполнению везде, где есть людские взаимоотношения.
22nd-Dec-2010 04:41 pm (UTC)
Думаю, что каждое добровольное объединение людей (коммуна) выработает свои нормы, свой устав (с которым в чужой монастырь не ходят). Разумеется, все эти уставы будут во многом схожи.
22nd-Dec-2010 07:17 pm (UTC)
Невозможно, с учётом потенциальной лёгкости и частоты передвижения отдельных людей и целых коллективов по планете. Нормы права, коль уж они есть, так или иначе стремятся быть унифицированы во всём правовом пространстве.
22nd-Dec-2010 07:18 pm (UTC)
Если у каждого объединения будет свой "устав" (фактически свой правовой обычай), то как они будут иметь дело друг с другом? Как при родоплеменном строе? Где вообще начинается чужой монастырь в рамках полиглобальной цивилизации?
23rd-Dec-2010 05:37 am (UTC)
with_astronotus > Нормы права, коль уж они есть, так или иначе стремятся быть унифицированы во всём правовом пространстве

- Как мы знаем, существование законов союзных республик не мешало существованию общих законов и конституции.

> как они будут иметь дело друг с другом?

http://evgeniy-kond.livejournal.com/6643.html

"...макаренковская модель? – Технологией "сводных отрядов".
Каждая коммунистическая ячейка (макаренковский отряд) автономна. Если на этом остановиться, получаем анархию, коллективную собственность как разновидность частной. Всё это многократно испробовано и показало неэффективность и нежизнеспособность.
Нужна централизованная структура для решения общих задач, выполнения общих работ, планирования, принятия решений – эти ф-ии обычно выполняет государство. В коммуне эти ф-ии выполняют сводные отряды. Центральный властный орган – совет командиров – всего лишь разновидность такого отряда. Т.к. командир в совете – всего лишь представитель отряда, его может заменить любой член отряда, если явится на заседание вместо командира (по решению отряда), - вопрос о его полномочиях совет не должен волновать. Прочие сводные отряды создаются под решение конкретных задач и до их выполнения.

Очевидно, что работающая модель такого типа не может быть создана государством сверху, директивно."
23rd-Dec-2010 06:16 am (UTC)
Законы союзных республик и законы СССР были писаными, а мы только что пришли к выводу, что существование писаных законов в рассматриваемой ситуации нуждается в доказательствах. Я спрашивала о правовом обычае.
И все-таки еще раз мой вопрос. Допустим, у нас есть сводный представительный орган для решения возникающих конфликтов. В коллективе А за употребление мата на работе вообще не предусмотрено никаких наказаний, потому что работа нервная и все понимают, что матерятся не со зла и не с желанием оскорбить. А в коллективе Б собрались нежные чувствительные натуры, которые строго порицают и даже наказывают за мат. И вот член коллектива А во время совместной работы с коллективом Б назвал члена коллектива Б п**орасом за плохую работу. Трепетный член коллектива Б взывает о справедливости к сводному органу. Но в двух разных коллективах разные правовые обычаи. На что будет опираться сводный орган при решении этого дела?
23rd-Dec-2010 07:22 am (UTC)
1. Союзные респ. - это только пример, что согласование разных правовых норм не является чем-то уникальным и принципиально неразрешимым. Так же согласуются и неписанные нормы. Тем более, если мы имеем единую соц.-эк. основу и заинтересованность друг в друге.
Дикие народы на каком-то этапе приходили к согласию в том, что проезжающих купцов не надо резать. И даже более того - гость является священной фигурой. Они могли расходиться во многих других обычаях, но в этом были едины. Этого было достаточно для взаимодействия.

2. В любом случае решение принимается каждым коллективом как суверенным субъектом. Если проявляется неразрешимое противоречие с другим коллективом, то выхода два: скорректировать собственную норму или отказаться от сотрудничества, поискать более комплиментарных партнеров.
Не надо ходить в далекое будущее, чтобы увидеть множество примеров разрешения подобных конфликтов на каждом шагу.
Вот дети во дворе захотели играть в коллективную игру. Все понимают, что нужны общепризнанные правила, и правила не замедляют оформиться в обычае. Если кто-то рискнет их демонстративно нарушать, то подвергнется остракизму.

Если мы вернемся к нашим предкам (не забывая о диалектической спирали развития), то можно вспомнить об этимологии слова "изверг" - человек, извергнутый общиной, изгнанный за нарушение значимых норм.
24th-Dec-2010 04:36 am (UTC)
Если говорить о праве, как о своде правил, то думаю, сохраняться. Причем, как и сейчас, будут единая часть и уставы коллективов разного уровня в зависимости от условий. Уставы коллективов не произвольные, а созданные при представительстве других коллективов в соответствии документам и традициям высшего уровня.
Если говорить об аппарате, то есть разница между выборным лицом, даже если это дежурный по скользящему графику и назначенным 'сверху' полицейским. Общественные механизмы решения правовых проблем должны и будут существовать. Стоящего над обществом властного аппарата быть не должно.
Выпуск подгружен %mon%