?

Log in

No account? Create an account
КОЛОКОЛА ГРОМКОГО БОЯ
("КГБ")
Мемуары Господни, или ролевой онтологический анекдот №2 
22nd-Oct-2013 08:00 pm
эмо
В «серьёзных» ролевых играх случаются порой забавные казусы, вроде «парадокса Джинджер», о котором я писал ранее, или «эффекта банки “Лио”», при котором игрок самостоятельно и без подсказок осуществляет действие, результат которого уже наблюдала совершенно другая команда в совершенно другом сюжете несколькими годами ранее. К этой же категории относится и жанр нетривиальных сюжетных ситуаций, изначально не предусмотренных никем из участников, которые Ст. Лем назвал как-то «онтологическими анекдотами».

В одной из таких ситуаций мне довелось в буквальном смысле слова сыграть господа бога, лол. Хотя изначально об этом и речи не шло, конечно же.

Изначально в сюжете господом богом и не пахло. Сюжет назывался «Большая белая птица над синей рекой».

Завязка основной линии заключалась там в том, что накануне распада СССР группе советских учёных и творческой интеллигенции (КЛФ, КСП, Тсой, Стругацкие, костры и немного диссидентства) какие-то пришельцы извне предложили уйти с проклятой Земли в маленький, но благоустроенный плоский мир, где можно было строить НИИЧАВО и осваивать космос под гитару. Около сотни более или менее перспективных, подающих надежды специалистов снялись и эвакуировались, бросив всё на произвол судьбы и отдавшись существованию в маленьком замкнутом мире себе подобных, на всё готовеньком у добрых и, по всей видимости, мудрых пришельцев.

Мой персонаж (правильнее говорить «я» — терпеть не могу, когда игроки говорят «мой персонаж делает то-то» вместо «я делаю то-то»; это всегда означает отсутствие сродства между персонажем и игроком), сверстник и отчасти коллега этих учёных, в предложенный плоский мир не отправился. Я, Василий Андреевич Ангарский, бывший студент гумфака и начинающий советский писатель, а позже — пилот гражданских авиалиний Красноярского авиаотряда, — я абсолютно никак не верил в добрых пришельцев, предлагающих научной и творческой элите такой вариант. Добрые пришельцы, по моему скромному мнению, помогли бы выпутаться всей Земле, а не занимались бы формированием элитных кучек на готовом казённом коште. Я прозревал задницу. Поэтому я в плоский мир не отправился (хотя и предлагали-то не особенно интенсивно, с формулировкой «нам нужны инженеры и организаторы массовых затей, чтобы обслуживать эту жизнь»). Зато моя девушка, Валя Агеева, собрала чемоданы одним мигом, сказала мне «О’ревуар!» — и ушла от нас в новый, лучший мир, не особенно обнадёжив меня обещанием посылать телеграммы.

В последующие двадцать лет я мотался, как посоленный заяц, пытаясь выжить сам и помочь выжить тем несчастным (с моей точки зрения людям), которые удрали с пришельцами. Я твёрдо считал, что они нужны некоей непонятной могущественной силе для реализации неких непонятных могущественных задач, после чего от них тем или иным образом избавятся (и, возможно, кому-то удастся бежать). Я связывался с их родственниками, узнавал обрывочные новости о них, инициировал драку за сохранение их имущества (впрочем, успешно только в одном случае из трёх). А они появлялись время от времени, недоступные, гордые и, по всей видимости, очень могущественные; появлялись, решали какие-то свои дела — и уходили. К моему присутствию они быстро привыкли, но никто из них не заговаривал со мной. Это не считалось нужным и, как выяснилось потом, могло оказаться небезопасным. И от Вали Агеевой я не получал ни слова.

Ад разразился четверть века спустя в заштатном городке Энске, где жестоко убили двух подростков при обстоятельствах, не исключавших влияния тех самых таинственных пришельцев. Я тотчас примчался туда, и довольно своевременно. В Энске шаг за шагом развивались не очень понятные мне события, смысл которых я, впрочем, быстро уловил. Пришельцы оказались полуживыми машинками из будущего, запрограммированными своими создателями на некую определённую цель — «строительство идеального мира», а сами участники строительства, вовсю пользовавшиеся плодами высоких технологий, к тому моменту раскололись на две фракции, одна из которых хотела Освободить Человечество И Построить Светлое Будущее, а другая — Поработить Проклятых Обезьянок И Организовать Над Ними Тёмную Империю Абсолютной Власти, Чтоб Знали, Гады, Своё Место. При этом лидеры у обеих фракций каким-то парадоксальным образом были одни и те же. Кроме того, все участники работы успели запутаться друг с другом в каких-то сложных интимных отношениях и не по разу переспать. Среди строителей светлого будущего, таким образом, царила атмосфера лисятника за минуту до кормёжки.

Стало ясно, что проекту «пришельцев» приходит пипец; то ли они закончили и жадут насладиться результатами, то ли просто переругались. И в то время, пока мои соратники по команде, РС и NPC, наслаждались многочисленными вновь обретёнными способностями а-ля «герои советской фантастики», пока им подселяли чуждые сознания и предлагали работать на идеальный мир будущего — я носился с тёплыми одеялами, лекарствами и увещеваниями для чиновников, пытаясь предотвратить массовую гибель идиотов. Это было своевременно — из сломавшегося и ставшего ненужным мирка клиентуру выгнали в буквальном смысле слова на мороз, забыв снабдить необходимыми припасами.

Как выяснилось, наши учёные снабдили организаторов этого пришельческого безобразия всеми необходимыми материалами — от конструкционных до идеологических, — чтобы те смогли буквально выломать из пространства-времени триста с небольшим последних лет земной истории, от окончания европейской индустриализации до появления технологий управления временем, — и пустить этот мирок по кругу, отбирая на каждом витке «себе подобных», которые бы в будущем и составили население идеального мира учёных и творцов, обслуживаемых квалифицированными ИТРами и разумными роботами. Что при этом произошло бы с остальной Вселенной, им было глубоко плевать. Зато состояние мира, замкнутого в кольцо, полностью определялось бы волей его организаторов, так как они служили бы по отношению к нему внешней точкой отсчёта и могли бы выбирать, какие события произойдут или не произойдут в нём. Это продлилось бы в абсолютном времени относительно недолго, несколько тысяч лет, но организаторам этого показалось вполне достаточно, чтобы успеть насладиться жизнью, а потом… Всё рано или поздно умирает. Всё.

Нет, я не могу сказать, что мои усилия остались не оценены по достоинству. Я, Василий Андреевич Ангарский, спас много жизней. Я был Настоящим Советским Инженером, даже Простым Рабочим Человеком, на плечах которого покоилось благополучие творцов нового времени.

Творцы же времени не теряли. Едва оклемавшись от холода, с МЧСными одеялами на плечах, они бросились давать интервью и пресс-конференции, в которых обещали свою сборку СССР-2.0 и ещё много вкусного, а также демонстрировали сверхъестественные способности. Способностей было много, но меня в наибольший восторг приводила возможность взять объекты в некотором ограниченном радиусе под контроль, переопределив их состояние в соответствии со своей волей. Потом, правда, окружающая реальность вторгалась в это переопределение., и объектам становилось невесело, но всё же некоторое время управлять ими было можно достаточно произвольно — пока окружающая материя не брала своё.

Мне предлагалось поработать на них ещё немного. К моему существованию так привыкли, что на меня навели один из их главных временных маяков — всегда можно было, надёжно вычислив моё положение в пространстве и времени, прийти ко мне за помощью. Словом, роль Простого Человека в Великом Проекте Преобразования была прописана как по нотам. Мне даже предлагали умереть, когда я всё это закончу, чтобы не страдать от потери вечно любимой Вали (она погибла, и её сознание какое-то из тамошних нравственных чудовищ переселило в компьютер планетолёта; даже в таком виде она продолжала негромко упрекать меня в организации нашей разлуки). Впрочем, мешал я тоже многим, и меня даже пытались убить, в чём моим врагам активно мешала моя спутница — синтетическая (потом, правда, оказалось, что живая) девушка-боец, которую я перевербовал в первые секунды после её появления на театре военных действий.

Кончилось всё тем, что отогревшиеся адепты нового времени восстали против своих лидеров и сказали, что вот сейчас-то они и начнут ломать Вселенную по-настоящему. У них была машинка времени, позволявшая это сделать, а захолустный Энск был точкой приложения усилий этой машинки.

Чтобы полностью понять дальнейшее, нужно отметить ещё одну вещь: сознание этой «элиты» было предельно и глубоко мифологизировано как современной, так и классической традицией. Их разумных синтетических слуг (или хозяев, тут как посмотреть) звали именами мифологических персонажей, вроде Анубиса или Суса-ноо, а сами они как целое искренне верили в сверхсознание, люденов и Барабашку. Людей они искренне считали существами второго сорта, хотя и заслуживающими жалости; но, что самое ужасное, многие «простые люди» позволяли им это и вполне впечатлились приходом расы владык, полных благих намерений.

Так что идея разорвать Вселенную на тряпочки и создать на остатках трёхсотлетний круг самосовершенствования человечества воспринята была населением на «ура». Конец истории стал реальностью.

Я решил, что в это надо вмешаться. Всеми правдами и неправдами (меня очень хотели оставить Простым Человеком!) я приобрёл-таки способность переопределять состояние окружающих объектов по своей воле (хотя, повторюсь, способность эта действовала в совсем небольшом радиусе). Потом я выпросил одно путешествие во времени. Мне предлагали разные варианты, как им воспользоваться: от предотвращения ухода всей этой интеллигенции в мир иной до переустройства своих личных дел с Валей Агеевой. Но я выбрал немного другой вариант.

Я переместился в капсуле времени в то ничтожное мгновение, когда Вселенная ещё только обретала геометрию пространства и времени, имея радиус не более нескольких метров. Сохраняя от неё независимость, я взял эти несколько кубических метров вещества под свой контроль, воспользовавшись той самой способностью, о которой говорил чуть выше. С этого момента всё вещество Вселенной во все времена её существования находилось под моим полным и абсолютным контролем, за исключением относительно небольших количеств вырожденного адронного газа, раздобывшего себе сраный квазар и решившего свалить из сраной Вселешки. Эта власть не могла быть утрачена мной обычным для этой способности образом, так как с «окружающей материей», неподвластной мне, ничто во Вселенной взаимодействовать просто не могло. Я же по отношению к Вселенной оставался внешней силой, способной проникнуть в любую точку её внутреннего времени и пространства и изменить там любые процессы в соответствии со своими представлениями о том, как именно они должны проходить.

Естественно, что план организовать на месте Вселенной закрытое кольцо по воспроизводству интеллигенции потерпел на этом месте сокрушительный и полный крах.

Взамен Мне оставалось обустроить Вселенную так, чтобы она выглядела хоть более или менее прилично. В ходе этого процесса Мне довелось столкнуться с несколькими типичными проблемами, о которых Я даже читал раньше в книжках, но никак не мог понять, к чему они.

Проблема свободы воли



Вообще-то появление жизни на различных планетах было до крайности маловероятным; это касалось и Земли, конечно же. Но Я, опасаясь остаться одиноким (а то и вообще не состояться как личность) привёл условия в соответствие с задачей и создал в разное время множество разных обитаемых миров, часть из которых, к Моему удовольствию, сформировала оптимальные виды разумной жизни.

От таких видов Я, естественно, должен был немедленно дистанцироваться до поры до времени, так как, хоть раз вмешавшись в свободу индивидуальных действий разумного существа, обречён бы бы в итоге созерцать стадо Моих послушных марионеток. Такие варианты Я имел в рот и нос! Мне вполне хватило тех полуроботов, которых наклепали изготовители светлого будущего, чтобы ужаснуться подобной перспективе. Кстати, часть из них Я отправил в разные эпохи исторического времени Земли, чтобы они прожили полноценную человеческую жизнь, а потом вернулись ко Мне уже совершенно обновлёнными. Это было большим благом для них, так как не все хотят быть похожими на Буратино, и даже на куклу наследника Тутти.

Людям же Я предоставил творить всё, что они посчитают нужным, до тех пор, пока они не построили агрегат, способный развалить Мою Вселенную и замкнуть кусок исторического времени в кольцо. Тут Мне уже пришлось вмешаться, но свобода воли всё равно осталась основной ценностью для Меня.

Проблема ада



Естественно, у людей со свободной волей нашлась тут же масса советов, что и как Мне делать дальше. Предлагались: йад, апстена, отдать власть над Вселенной более достойным, срочно жениться (последний совет Я счёл наиболее разумным из всех), а также устроить Страшный Суд и покарать кого следует. Кроме того, нашлась масса людей, которых принципиально не устраивало Моё присутствие во Вселенной; например, они всю жизнь доказывали, что Меня не существует, и никак не могли смириться с этим фактом.

Исходя из их блага, пришлось устроить для них специальную резервацию: несколько точных бэкапов Земли, расположенных в отдалённой области Метагалактики, из которой Я по возможности убрал все следы Своего присутствия. Обитатели этого уголка тотчас передрались между собой, выясняя, кто тут пахан, а также начали склонять на свою сторону других разумных. Кроме того, они сильно испортили свои планеты, активно ведя войны за власть. Вот так и бывает с местом, в котором нет или почти нет Моей любви и заботы! Впрочем, я знал, что рано или поздно Мне придётся вмешаться и разрушить эти анклавы, чтобы освободить страдающих в них разумных. Я предупреждал об этом, но Мне не поверили…

Проблема камня, который Я не могу поднять



Эту проблему Я решил тривиальным способом: Я женился. Всё, что Я не мог сделать в силу очевидных ограничений, порождаемых Мной самим, могла сделать (хотя бы в теории) Моя супруга.

Женился Я, кстати, на той самой девушке, которая прикрывала Меня в путешествиях. Валя Агеева сделалась из планетолёта обратно человеком, конечно же, но осталась совершенно не при делах. И то сказать: четверть века она ждала, когда к ней «придёт её любимый», но могла бы ведь за это время и предпринять что-нибудь?!

Проблема теодицеи



Самая простая из проблем. Вы, суки, бля, поганые, чуть не прогадили целую Вселенную, и вы ещё смеете осуждать Меня за несправедливости в Вашем отношении! Я освободил вас, Я спас ваш мир, а вы, сволочи, ни до, ни после не смогли выполнить даже самых элементарных Моих поручений! (Кстати, предупреждение для тех, кто как-нибудь случайно может оказаться на Моём месте: никогда, никогда не заключайте фьючерсных контрактов с малоразвитыми и некультурными народами бронзового века! Нагреют, как на левантинском рынке, потом поимеют и предадут!) В общем, никакой вам, гады, теодицеи не будет! Я оправдываться не стану. Хотите добиться справедливой и свободной жизни? Я не возражаю. Только вот Я уже дал вам жизнь, планету, средства к существованию и пресловутую свободу воли; а как вы этим всем распорядитесь — решаете вы сами, но в этом вам уж точно не поможет ни бог, ни царь и ни герой!

Всеобщее воскресение и слава грядущих веков



А вы как хотели? Я не стал бы ни за какие коврижки терять семьдесят два миллиарда разумных индивидуумов, большинство из которых прожили жизнь в настолько скотских условиях, что не смогли развить свою личность во что-то приличное. Я собрался их всех воскресить и ввести в новый, преображённый мир. На то, чтобы это устроить, Мне понадобилось мобилизовать лучшие умы Земли: учёных, философов, художников, воспитателей, матерей и отцов, инженеров, мастеров, общественных деятелей… Это было воскресение первое; блажен, кто участвовал в нём. Я дал этим людям тысячу лет на переделку Земли и окружающего пространства, чтобы принять и обеспечить достойной жизнью те миллиарды, которые вернулись бы позже.

Страшный Суд и отделение козлов от баранов



Это было неизбежно. Я осознавал, что морально и этически некоторое количество землян равно Мне или даже существенно Меня превосходят. Я понимал, что только с ними я останусь разумным существом, а жизнь рода человеческого продолжится в этом и других мирах. Я искал союзников и нашёл их. Однако Я осознавал и то, что солидному проценту населения интереснее жратва и секс, чем все эти штучки. Я хотел удовлетворить и их желания, надеясь, что из их среды всё же выйдет некий процент носителей творческого разума. Пришлось обеспечить их заранее тучными пастбищами и пообещать отереть всякую слезу с их очей, удалив предварительно из их рядов заведомо антисоциальные элементы, способные без пригляда за пять минут превратить любое пастбище в скотобойню.

Я назначил первую сессию Страшного Суда немедленно, прямо в Энске, некоторое время спустя после своего возвращения туда. Рассмотрение основной массы дел и надзорное производство Я отложил на упомянутую ранее тысячу лет, чтобы дать людям время перестать быть похожими на скотов, если, конечно, они не сделали этого по собственной воле заранее.

Взаимоотношения со служителями культа



Эта категория людей оказалась внезапно самой враждебной и ненавистной Мне. В неё входило множество узколобых фанатиков, заявлявших Мне, что не Я их Господь. Хотя я и не возражал против этого, и не мешал им исповедовать любую веру, но они тотчас же принимались ставить палки в колёса Мне и Моим планам. Кроме того, они распространяли обо Мне клеветнические измышления: якобы, Я люблю дым от сгоревшего мяса, запрещаю добрачный секс, внушаю одним народам мысли об убийстве других народов и вообще делаю какие-то странные, с точки зрения нормальной логики, вещи. Учитывая, как круто иерархи нового порядка навешали человечеству на уши лапши о «конце истории» прямо на Моих глазах, Я решил и здесь вмешаться и навести порядок в Своих отношениях с мировыми религиями. (В этом вопросе Мне помогли советы Моей жены и Моего друга, мессира Леонардо да Винчи, креативностью которого я не уставал восхищаться — особенно в областях цветной стереофотографии и продукционных языков программирования.)

Резюме



Явив, таким образом, миру Свою благую волю (и заодно перекрыв дранкой крышу в доме Моих родителей в Ейске, о чём они давно просили), Я вернулся в Энск и положил конец активности «строителей идеального будущего», как-то разом просекших, что пришёл кирдык. Впрочем, Я проявил почти безграничное милосердие, просто разогнав эту банду по более приличествующим им, чем троны властителей мира, местам. Затем Я собрал обещанную выездную сессию Страшного Суда, на которой московская художница-путешественница-блоггер Наталья Колычева (тоже РС, её играла Оля, жена Луина) предстояла за человечество как его адвокат. Впрочем, она сразу же вручила его судьбу в Мои руки, а присутствующие согласились с её решением. Получив такой вердикт, Я немедленно реализовал всё, что собирался, и воцарились на Земле в сердцах мир и в человецех благоволение.



Тут сюжету и аминь. Что, в общем-то, логично. Это вообще-то политический детектив был, про предательство позднесоветской интеллигентской прослойки. Я был там сбоку припёка, потому что интеллигентом в классическом смысле слова не был, а половину своей предыдущей жизни водил «Туполя», а потом — «Джамбо». Но вышло в целом неожиданно и неплохо, потому что, коль скоро тебе упали в руки технологии пришельцев, то и пользоваться ими надо креативно, на всю катушку. А не для имитации секса Максима Каммерера с Алисой Селезневой. Что и требовалось доказать.
Комментарии 
22nd-Oct-2013 03:11 pm (UTC)
Забавно. Насколько я понял, решающим было «нецелевое» использование машинки времени, и тут всё заверте...?

Кстати, чем-то лемовским пахнуло.
22nd-Oct-2013 03:13 pm (UTC)
Ну да. Я и не скрываю, что это лемовщина чистейшей воды; даже в интродукции сослался на Лема.
22nd-Oct-2013 05:54 pm (UTC)
Нормально так поигрались, мастер до сих пор под впечатлением :)
Выяснилось, кстати, что всё благорастворение воздухов, на котором катались "творцы идеального мира", держалось на уворованной технологии и на воле инженера, которого они подставили и убили в ходе своего эксперимента: он стал мостом между кольцом времени и нормальным потоком событий, управляя ходом времени в кольце. Впрочем, Ангарский и его освободил заодно - одного из немногих, кто был искренне благодарен за этот акт.
23rd-Oct-2013 09:58 am (UTC)
Ну классическая же история манчкинизма, выводящего сюжет за рамки запланированного. Пусть и с привкусом морализаторства. У меня как у мастера возникли бы два вопроса: 1) как вдруг хватило вычислительных мощностей мозга на такой детальный контроль за таким количеством единиц материи и 2) с чего вдруг персонаж стал бессмертным (и не умер от приливных сил в первую же секунду появления в ранней вселенной) (и это если допустить что ББТ верна), и, в дальнейшем, вездесущим.
23rd-Oct-2013 10:52 am (UTC)
О, об этом я позаботился заранее.

Во-первых, чтобы не умереть от приливных сил, я имел замедление по времени в капсуле, наглухо изолировавшее меня от эффектов гравитационного взаимодействия. На три с половиной наносекунды этого хвалило, а потом...

Во-вторых, Я сгенерировал себе охрененную ретикулярную сеть для принятия решений, плюс множество воплощений и копий сознания, связанных друг с другом. Можно сказать, что вся материя и была в итоге моим вычислительным ресурсом. Я же был всемогущ, а воображения у игрока и по жизни имеется толика.
26th-Oct-2013 05:16 am (UTC)
Это-то как раз ясно.
Неясность в другом. Дата Большого Взрыва, насколько вообще можно говорить о ней как о чём-то объективном, до сих пор не определена точно. 13,7 миллиардов лет - цифра приблизительная, некоторые источники бросаются числом в 16 миллиардов лет, а могло быть и 12.

Мог использоваться, конечно, описательный заказ.
"Хочу переместиться во время, когда вся Вселенная была размером в несколько метров". Но это подразумевает выдачу персонажу некоего интеллектуального модуля типа золотой рыбки, способного понять формулировку и просканировать весь таймлайн в поисках нужных обстоятельств, что кажется маловероятным, если учесть, как безобидно персонаж залегендировал своё желание получить одну поездку во времени.

То есть у мастера, наверное, был способ отвертеться без сильных натяжек.
21st-Nov-2013 06:59 am (UTC) - отверчиваться не нужно
Анонимный сигнал
Строго говоря, понятие "метр" в применении к этому моменту вообще бессмысленно. Да и время там, с вероятностью... интересно себя ведет.
Я бы сказал, что перцонаж превратился в облачко плазмы вместе со своей суперкапсулой (никто ж ее в тех условиях не тестировал). %) Но мог тем самым предотвратить эксперимент, вместе с появлением Земли, да.
Забавно, кстати, что люди, играя в "научно-фантастическое", забывают при этом, что соответствия их сегодняшних представлений реальности им никто не гарантировал.
Mike
21st-Nov-2013 07:31 am (UTC) - Re: отверчиваться не нужно
Ох, только не мой мозг!

Я помню, после одного сюжета зашёл разговор о взрывах в результате сближения атомных ядер при телепортации. Сидевший рядом физик (он вылетел потом со второго курса) внезапно возбудился, как ион в вихревом поле, и понёс, что это-де невозможно, потому что ядра атомов геометрически занимают существенно меньше места, чем сам объём атомов.

— А что ты знаешь об этом конкретном механизме телепортации?! — спросил я.

Из пациента посыпалось, что бывает только один механизм телепортации, он описан у какого-то там фантаста третьей с минусом руки, то ли Бестера, то ли Хайнлайна, и других механизмов этому физику и знать не надо. Как, впрочем, и всем остальным.

Итак, не нужно заставлять меня задать вопрос — что известно о моей защитной капсуле?! Иначе мне придётся отвлечься от земельного, налогового и муниципального права и поговорить о неодновременном взаимодействии, вырожденных дискретах пространства и т.п. неправославной херне!
Выпуск подгружен %mon%