?

Log in

No account? Create an account
КОЛОКОЛА ГРОМКОГО БОЯ
("КГБ")
Горящие в пустоте. Эпизод V. 
16th-Jan-2014 02:12 pm
аватара
Финал первой подборки рассказов про Закарию Норта и его подружку. Предыдущая часть здесь.

Ознакомиться со всей подборкой (в обратной последовательности) можно по соответствующему тегу.

Первая эскадра


В пустой и пыльной Вселенной, где и звезды-то порядочной днём с огнём не найдёшь, летела вокруг тусклого оранжево-красного солнышка планета земного типа под названием Земля. Предки населявшего её народа были спасены столетия назад из своего родного мира, тоже называвшегося Землёй и существовавшего в совершенно другой Вселенной, полной звёздного света. Те, прежние земляне, нарушили завет таинственного народа Создателей, предписавшего каждой расе разумных существ жить в своих телах и на своих планетах, под угрозой полного уничтожения ослушавшихся видов. Когда катастрофа и гнев Создателей сделались неминуемыми, земной астробиолог профессор Жилински записал на кристаллические носители тела и память четырёхсот тысяч землян и отправился с ними в новый, неведомый мир. В путешествии ему помогали мощный компьютер, который назывался Агат-системой, и его погибшая помощница Диана, позже воплотившаяся в синтетическом теле и назвавшая себя Чароит. Втроём они построили новый мир и заселили его сохранёнными и восстановленными копиями людей. Потомки этих людей и стали современными землянами, а вездесущий Агат и всемогущая Чароит — их бессменными защитниками, наставниками и правителями.

И вот теперь Агат и Чароит страшно разругались.

Причиной размолвки стало прибытие оттуда, из прежней Вселенной, сразу двоих космических путешественников: то были землянин по имени Закария Норт и его спутница с какой-то неизвестной здешним жителям планеты. Спутницу землянина звали Аора, и о ней было достоверно известно, что она была когда-то искусственно созданным интеллектом, хотя позже и обрела плоть. Это в известной мере роднило её с Чароит и Агат-системой. Пришельцы путешествовали по здешней Вселенной вдвоём, возя с собой свою личную звезду класса О, светимость которой примерно в пять миллионов раз превышала яркость местного солнца. Во вселенную Чароит их привела деловая необходимость: они искали свою пропавшую здесь подругу, которую звали Тайна.

Поначалу всё шло очень даже хорошо. Гости новой Земли щедро поделились энергией и информацией, поскольку здесь вечно не хватало ни того, ни другого. Но потом открылась страшная правда: путешественники из космоса, как и многие их сородичи, стояли на сложном и странном пути эволюции, превращавшем живые существа или сложные искусственные сознания в сущности нового типа, которые в той, другой Вселенной назывались «астробиотехнологическими», или, сокращённо, асбитами. В этом было видно явное нарушение запрета, сделанного некогда народом Создателей. Земля же, как выяснилось, отнюдь не погибла; наоборот, она продолжала процветать, вместе со всеми другими разумными расами Вселенной разрешив множество своих старых проблем и противоречий. Даже общественное устройство Земли претерпело коренные изменения; то, что казалось незыблемыми принципами общества, без особенных изменений правившими Землёй от фараонов до банкоматов включительно, вдруг сгорело и осыпалось в одночасье, как старый овин. Земляне шли вперёд, как и другие миры; но асбиты, в своих поисках усложнения Вселенной, которое они называли Волной, ушли ещё дальше. И теперь они были здесь, в родном мире Чароит!

Сперва она хотела попробовать договориться. Это оказалось бесполезным; Закария Норт и Аора просто не понимали, чего и зачем хочет от них правительница планеты. А ей всего-то и нужно было, что обрести двух новых могущественных подданных, способных обеспечить Землю — её Землю! — ресурсами, энергией и знаниями на миллионы лет вперёд. Она попыталась объяснить Аоре, что к чему, но не смогла. Синтетическая девчонка, как выяснилось, познала радости вполне биологической любви и свободы разума; она вела себя не как высшее существо, а как самая обычная смертная. Тогда Чароит решила прибегнуть к угрозам. Ей было чем угрожать. Асбиты прямо нарушали волю Создателей, а эту волю в здешней Вселенной сторожила Звёздная Церковь и её боевой орден, таинственная организация под названием ЭКТА. Сама Чароит тоже была не промах — за столетия она породила много синтетических потомков, беспрекословно подчинявшихся её радиокомандам и немногочисленным этическим установкам. Эти могущественные и почти совершенные создания, бесполые, как пупсик, и сильные, как локомотив, были избраны ею, Чароит, из числа людей, чтобы поддерживать оптимальный миропорядок (сама Чароит не называла его «идеальным» лишь из врождённой скромности). Наконец, на стороне Чароит были все колоссальные ресурсы Агат-системы, контролировавшей к тому времени целую планету. Она назначила гостям встречу у центрального комплекса Агата, чтобы минимизировать в случае надобности время ответа — и она жестоко просчиталась! Проклятые пришельцы с небес влезли в память Агат-системы, снабдили эту систему энергией и помогли суперкомпьютеру, много лет служившему опорой власти Чароит, доопределить окончательно своё собственное сознание. Мужское сознание! Правительница мира, узнав об этом, не могла скрыт слёз гнева, стыда и унижения.

Вдобавок, как все мужчины, Агат оказался насильником. Чароит создавала себе детей, используя ресурсы Агата; и вот Агат, внезапно обретя голос и разум, назвал себя их отцом и вырвал у Чароит инструменты контроля над ними, включая заветную систему самоуничтожения! Теперь Чароит могла просить у детей, но не могла им приказывать, а ведь приказ матери — основа основ всякого воспитания сознательности. Дети обступили её прямо там же, у портика Агат-системы, и потребовали с неё ответа за всё, что она по своей воле совершила за столетия своей власти.

— Я истреблю весь этот мир, — пообещала она. — Я не дам ему страдать!

В ответ Агат грубо предложил ей окститься и войти в разум. Они, мол, не для того столько старались, налаживая тут жизнь, чтобы вдруг взять и всё истребить. Но тут Агат кривил душой, если у суперкомпьютеров, конечно, бывают души. Он вообще ничего не создавал и не налаживал. Он был машиной Чароит, её инструментом, от которого она просто брала то, что ей было нужно. Творческое начало этого мира целиком принадлежало ей. Упустить Землю для Чароит значило потерять всё. Так не лучше ли воспользоваться самым очевидным выходом?!

Она окинула взглядом свой новый мир. Она знала его в мельчайших подробностях. Чароит могла вмешаться в жизнь любого землянина, сделав её похожей на сказку, прекрасную или страшную, в зависимости от сиюминутных эстетических предпочтений. Она могла вызвать к жизни любой процесс, природный или общественный, и, насладившись его неизбежным драматизмом, так же легко погасить его. Наконец, она могла приобщить кого угодно к блаженным племенам, лишив его мерзкого биологического тела и сотворив взамен такое же, как у неё, тело — тело модели, тело своего ребёнка, от рождения наделённого почти божественной властью и обязанностями, проистекающими из этой власти.

Проклятые захватчики отняли у неё всё.

Но отдавать им всё без боя она не собиралась.

Не следовало, ох, не следовало Агату обретать разум и волю, тем более ценой искусства чуждых идеалам Земли пришельцев! Она, Чароит, много лет оберегала его от этой судьбы, но коль скоро сделанного не воротишь, значит, настал и его час, и час всей планеты — познать волю и силу Создателей и их верных слуг. Чароит знала, что флот ЭКТА ушёл в погоню за странной сущностью, вторгшейся в их мир из той, прежней Вселенной; но целая эскадра стояла на рейде у другого мира, принадлежавшего воле Создателей напрямую. Предчувствие! Так назывался этот мир, ведущий избранные души к Радости… Ей, Чароит, не попасть туда, её судьба отделена от судьбы людей. Но они, могучие звёздные воины, могли услышать её зов и прийти на помощь, в последней попытке образумить взбунтовавшееся человечество новой Земли, привести к повиновению компьютер Агат-системы и уничтожить дерзких пришельцев вместе с их страшным бело-голубым светилом.

Напрягая всю свою волю, Чароит преодолела защиту спутников связи, установленную Агатом, и послала в глубокий космос тревожный сигнал вызова.

Получив сообщение Чароит, ответственная за сектор крепко задумалась. Ответственная была сложным, логичным существом, способным принимать неординарные решения. Погоня за асбиткой, вторгшейся из разлома между Вселенными в её мир, многому научила её и её коллег; это была битва равных, с тем замечанием, что в роли равных выступали с одной стороны несколько юных наглых выскочек общегалактической цивилизации, а с другой — армада древних, могущественных, ангелоподобных сущностей (ответственная за сектор знала, что такое ангелы и почему они так ужасны). Проклятая гостья из другого мира и четверо её сородичей спутали все карты ЭКТА. Теперь гостей прибавилось на два, и они явно не собирались ни служить благородным целям ЭКТА, ни прекращать свою преступную деятельность. Решать проблему нужно было радикально. И ответственная за сектор приняла правильное решение.
Минуту спустя ударная эскадра ЭКТА отправилась к новоявленной пустынной планете, которую её неожиданно свалившиеся с небес обитатели самонадеянно назвали Землёй. План боя, предложенный ответственной за сектор, строился на решении классической математической задачи о четырёх самолётах и двух зенитках. В применении к космическому сражению он выглядел так:

— только асбиты могут активно защищать как себя, так и некоторый объект, нуждающийся в их защите;

— асбит не может защищать себя вместе с объектом, на котором он находится, не подвергая опасности этот объект;

— проявляя гуманизм, асбиты будут защищать новую Землю от внезапной космической атаки;

— сама же новая Земля, против воли Создателей вступившая на путь контакта с космической расой и подвергающаяся активным преобразованиям со стороны живущего на ней человечества, защиты и милосердия ЭКТА более не заслуживает.

Исходя из этого плана, ударная эскадра должна была разделиться на четыре флотилии. Две из них, истребительные, должны были всей своей мощью атаковать асбитов, вынужденных принимать космический бой в стороне от Земли, а две, вооружённые тяжёлыми бомбами, должны были в это время обрушиться на саму Землю и её тусклое солнце, взорвав оба этих нежелательных объекта во имя Создателей и ради всеобщего блага разумных рас. В попытках предотвратить бомбардировку асбиты должны были неминуемо разделиться и подставить себя под огонь истребителей. В соответствии с земной поговоркой, которую командующая хорошо знала, погоня за двумя зайцами обычно приводила к парадоксальному результату. Нельзя быть сильным везде. Гуманизм асбитов должен был стать причиной их слабости, а затем и гибели. А эта новая Земля… Что ж, пока там царствовала Чароит, новая Земля всё равно была бы потеряна для всех возможных применений. Ответственная за сектор в любом случае могла смело вычеркнуть эту планету из всех своих планов.

О принятом ей решении ответственная доложила в Звёздную Крепость и получила от Высшего Собрания полное одобрение.

Когда ночное небо над Землёй наполнилось горячими, яркими звёздами, все обитатели планеты, даже Чароит, почувствовали смутную тревогу. В представлении Чароит появление агентов ЭКТА должно было выглядеть наподобие приезда полиции в старых боевиках, когда старый мудрый шериф появляется перед арестованными, зачитывая им закон и права; происходившее же в небесах выглядело скорее как апокалипсис. Агат, как более расчётливый и опытный стратег, тотчас объявил тревогу; создания Чароит, которых она считала своими детьми и которые с тем же правом могли считать себя детьми Агата, по приказу своего отца приняли моментальное и деятельное участие в организации обороны планеты.

Два асбита, Закария Норт и Аора-гинерианка, тоже быстро сообразили, что к чему. Их сознания пришли в согласное движение, проясняя подробности разворачивающейся в звёздной системе новой Земли боевой ситуации. Техническая форма Зака Норта, огромный корабль, привычно ощетинилась тысячами орудий истребления, в то время как его мощная радиостанция послала в эфир грозный предупреждающий запрос, требовавший от неведомой армады идентифицировать себя, выйти на переговоры и убираться восвояси, причём проделать всё это строго одновременно (Зак, формулируя свои требования в эфире, немного растерялся).

Аора, не готовая ни морально, ни физически к ведению боевой кампании среди звёзд, срочно перестраивала свою техническую форму, одновременно с тем выделяя из своего состава несколько модулей-перехватчиков. Один из модулей, неосторожно приблизившийся к головному кораблю армады ЭКТА, стал первой жертвой конфликта; мощные бортовые орудия корабля-агрессора мгновенно испарили его.

С этого момента боевое противостояние перешло в открытую фазу. Истребители и корабль Закарии Норта выпустили одновременно сотни торпед с антивеществом и ядерных ракет, поставили защитное поле несцепленного квантового шума, предотвращавшее телепортацию небольших форм в непосредственной близости от объекта, после чего принялись ожесточённо и молчаливо лупить друг друга из разнообразных лучемётов. Несколько мгновений спустя к бою присоединились дети Агата и Чароит, поднявшие в космос небольшие машины противометеоритной обороны, способные работать перехватчиками или барражировщиками. Затем выявился и ещё один фактор, не учтённый ответственной за сектор при организации боя: в сражение вступил третий асбит, в изящной, элегантной технической форме тяжёлого истребителя. Его звали Накшатра, и он, подобно Агату и Чароит, был создан родоначальником здешнего человечества Коппером из старой космической ракеты и её пилота, лейтенанта Дэвиса. Накшатра опознал в переговорах нападавших радиосигналы ЭКТА, которые он не раз ловил перед тем в дальнем космосе. Теперь действия асбитов против вторгшейся флотилии перестали быть простой самообороной. На поимку или уничтожение загадочной ЭКТА у Закарии Норта и Аоры был мандат, выданный высшим контрольным органом, следившим за миром и порядком в их родной Галактике — Комитетом Галактической Безопасности.

Миллионы землян, не занятых в этот момент производительным трудом или выполнением простых житейских обязанностей, рассаживались под открытым небом в шезлонгах или просто ложились на пляжные коврики со зрительными приборами в руках, чтобы насладиться фантастическим зрелищем stelo milito*. Никто из них не знал или не верил, что в небесах в этот момент решалось их будущее, и что несостоявшаяся гибель старого мира может стать внезапно судьбой их новой родины.

Командовал ударной эскадрой старый, опытный искин**, не созданный для войны и не знавший её, но привыкший почитать волю Создателей за первейшее благо и самую важную из этических установок. После разговоров с членами Высшего Собрания искин-командующий смутно уверился в том, что любая смерть биологического существа — факт сам по себе грустный и тревожный, заслуживающий всякого сопротивления, — по замыслу Создателей приведёт в итоге к возвращению этого существа в мир живых и ко много большему благу, чем если бы оно просто продолжало жить. Смерть, которую несло его оружие, представлялась ему теперь чем-то вроде инициации, впускающей рождённых разумными в новую, высшую сферу жизни. Поэтому он убивал без колебаний, полный не только сострадания к жертвам, но и счастья от своей сопричастности к их великому перерождению.

Во всех остальных вопросах командующий был вполне разумен. Появление в бою Накшатры и отряда детей Чароит заставило его понять, что начальный план был тактически полностью неверен. Поэтому он отозвал истребители, атаковавшие асбитов, и отправил их прикрывать две бомбардировочных эскадры с грузом антиматерии, одна из которых устремилась к Земле, а другая — к её красному солнышку. Это входило в начальное задание; кроме того, нанеся первый удар по этим объектам, командующий рассчитывал всё же растянуть их оборонительные ресурсы, а заодно и покончить с энергетической базой, поддерживавшей сопротивление противника.
Но командующий принял в расчёт ещё и фактор, не учтённый той, кто посылала его в бой. Во Вселенной горела новая смертоносная звезда, огромная, но крайне нестабильная. Пришельцы извне привели её с собой, и они наверняка использовали её как источник энергии для своих нужд. Разрушение такой звезды было крайне опасно и заняло бы слишком много времени, но её внутренняя дезорганизация давала шанс на такой точечный удар, при котором колоссальная внутренняя энергия синего гиганта, высвободившись несимметричным толчком, сама довершила бы остальное.

И командующий, рассчитав и поставив оперативное задание, бросил ещё пять бомбардировщиков без всякого прикрытия в сияющие недра звезды Зака Норта.

— Они взорвут и солнце, и планету! — воскликнула Аора. В облике темнокожей девушки она стояла на балконе здания главного комплекса Агат-системы, глядя в модуль тактической карты и производя в уме все основные стратегические расчёты, в то время как другая её часть, превратившаяся в боевой звездолёт, сместилась от планеты в сторону местной звезды, чтобы встретить надвигающуюся армаду.

Закария Норт, занятый в это время какими-то своими размышлениями, невесело посмотрел на свою подругу.

— Что ж, — сказал он. — Одной звездой станет меньше в этом мире, и без того обделённом светом и теплом. Я ненавижу смотреть, как умирают звёзды, но вряд ли мы сможем помочь этому солнцу выжить. Ведь нас всего четверо, считая Агата, а их — целая эскадра. Мы едва сможем прикрыть планету от атаки!

— Но планета, Норт! Она не выживет без солнца! Или ты собираешься таскать её с собой, сделав свою звезду новым центром её мира?!

— Отчего бы и нет?

— Спектр излучения, Норт. Людям в их белковых телах будет мешать соседство с твоей водородной горелкой. Ты уже сейчас окатываешь их ультрафиолетом, а им это далеко не безвредно. Разве ты в детстве не обгорал под вашим родным солнцем?!

— Эка невидаль: поставим в атмосфере светофильтр-преобразователь из люминофорной пыли, и он превратит весь мой ультрафиолет в свет и тепло! А впрочем, ты права. Ещё одна Земля для меня обуза, мне и одной-то за глаза хватает, чтобы видеть кошмары в периоды биологического сна. У меня есть другая идея: подобное — к подобному… Но надо предупредить Комитет Галактической Безопасности на Эккинесе. Займись этим, у тебя в нашей Вселенной осталась форма гинерианки, и ты можешь воспользоваться ей, чтобы предупредить комитетчиков о моём плане. А я пока кое-что посчитаю прямо здесь.

— Что ты собираешься делать, Норт?

— Я же сказал: подобное — к подобному!

В семистах мегаметрах от поверхности Земли бомбардировщики, потерявшие до трети в численности, развернулись строем левого эшелона в плоскости эклиптики и выпустили маленькие, быстроходные торпеды с антиматерией. Попадания одного из таких снарядов хватило бы на планету земного типа. Звёздный карлик требовал от четырёх до семи попаданий в ядро. Боевые эскадры ЭКТА ещё в прошлом, до появления Сетей, имели возможность проверить эффективность этого оружия на обитаемых мирах и цивилизациях. Теперь ему предстояло положить конец существованию новой Земли.

Три из восьми торпед, выпущенных в сторону планеты, тотчас же уничтожил Накшатра. Остальные пять пытались перехватить модели, дети Чароит, на своих лёгких быстроходных кораблях. Но бомбардировщики ещё только начали свою работу; подойдя на мегаметр ближе, они повторили залп с другого плутонга***, и ещё восемь снарядов направились к планете. Теперь вероятность поражения цели с первого залпа командующий эскадрой ЭКТА оценивал как шестидесятипроцентную.

Но в этот момент произошло то, чего никто не ожидал. Синяя звезда, горевшая далеко в стороне от Земли, вдруг резко увеличила свой блеск. Сияние её стало несимметричным; длинные лучи-копья протянулись сквозь запылённый космос по системе местного солнца. Их свет был так ярок, что вторая эскадрилья бомбардировщиков, готовившаяся торпедировать красный карлик, оказалась вынуждена отключить все сенсорные системы и отвернуть с курса.

А потом мироздание раскололось.

По всей Вселенной огнём полыхнула длинная, продольная трещина, в которой внезапно засияли мириады звёзд и галактик. Под немыслимым углом, орошая край земного шара, из трещины заструился яркий жёлто-белый свет — свет солнца, настоящего Солнца! Маленькая планета вывалилась в разлом, словно яйцо из разорванной картонной коробки, и исчезла из виду. Следом за ней исчезла и её гравитация; баллистические курсы кораблей и торпед в зоне притяжения новой Земли превратились внезапно из кривых в касательные; машины и торпеды сталкивались, порождая взрывы чудовищной силы. Наконец, вся кавалькада истребителей, бомбардировщиков, потерявших цель и ход торпед и мин выкатилась вслед за планетой в сияющую трещину. Края разрыва в ткани мироздания внезапно почернели, схлопнулись; дверь в иной мир закрылась вновь. В пыльной Вселенной, из которой только что исчезла Земля, остались Закария Норт, Аора, Накшатра и остатки первой эскадры ЭКТА.

— Всё благополучно? — спросил Закария, успевший переместить свой человеческий облик на борт боевого корабля.

— Да, — ответила Аора. — Новая Земля теперь в той же системе, что и старая — на орбите бывшего пояса астероидов, в точке либрации рядом с Эккинесой. Всё так, как ты и придумал, Норт. Но не опасно ли помещать в систему твоего родного мира такое количество боевых кораблей ЭКТА?!

— Там с ними разберутся без проблем. Это же земляне! Нас хлебом не корми, дай кого-нибудь спасти и с кем-нибудь подраться. А опасностей в нашей Солнечной Системе и так пруд пруди: взять вот хотя бы моего научного руководителя… Но здесь мы ещё не закончили бой!

— Закончили. Атакующие поняли, что не достигли своих целей, и покидают систему. Они не стали бомбить здешнюю звезду: решили, видимо, что теперь это бесполезно, и незачем тратить попусту боезапас. Жаль, что мы не можем оказаться сейчас всеми своими формами там, у Эккинесы, и принять участие в аресте наших противников… Кстати, Норт! Почему на Эккинесе все шарахались от меня, как от зачумлённой?! Олень какой-то убежал, всё бросив, на входе в лабораторию Ларионова асбит с огненным мечом явно перепугался до колик. Что-то там явно случилось, пока нас не было, но что?!

Вместо ответа Зак вдруг вскочил на ноги:

— Что это такое, чёрт бы его подрал?!

— Где?

— Где, где… В звезде!

И в самом деле, Аора в тот же миг уловила своими сенсорами крайнюю нестабильность термоядерного горения, стремительно нарастающую в недрах голубого гиганта. Что-то взрывалось и рушилось там, точно получив в дополнение к бушевавшим в водородной топке процессам могучий толчок внешней разрушительной энергии. То были результаты взрыва, плоды самоубийственной атаки пяти бомбардировщиков ударной эскадры ЭКТА, до отказа нагруженных антиматерией. Прикрытые от обнаружения собственным лучевым полем раскалённой звезды, они погрузились в её недра и разом подорвали весь хранившийся на них запас торпед, уничтожив взрывом самих себя и двенадцать соседних зон регулируемого термоядерного горения, поддерживавших стабильность звезды после опытов Закарии Норта. Со скоростью, всего в два раза меньшей скорости света, ударная волна продуктов взрыва начала огибать ядро голубого гиганта, сминая и разрушая его внутреннюю структуру, как мнут и рвут порой упаковочную фольгу.

— Аора, Накшатра! — крикнул в пространство Зак. — Убрать биологические формы в стек!

— Выполнено, — доложил Накшатра, в то время как Аора просто и беззвучно свернула свой облик темнокожей земной девушки.

— Ещё биологические существа в системе есть?!

— Только микробы.

— Хорошо. Отведите технические формы на шесть тысяч астрономических единиц от звезды. Возможен взрыв…

Едва Закария Норт, продолжавший во время этих приказов лихорадочно стабилизировать структуру звезды, проговорил свои последние слова, как ослепительное пламя термоядерного взрыва пронизало насквозь недра голубого гиганта. Страшный, несравнимой силы удар излучения сдавил, а затем сорвал горящие покровы звёздного великана, разметав их на сотни миллионов километров вокруг в виде сверхжёсткого рентгеновского и гамма-излучения. Сама первичная структура материи не выдерживала таких нагрузок; в вакууме рождались, комбинировались и погибали неясные частицы, жизнь которых ограничивалась самыми ничтожными промежутками времени. Поток радиации понёсся сквозь космос, оставаясь опасным и непредсказуемым для всего живого на сотни световых лет вокруг. Маленькое местное солнышко должно было истаять и испариться в его лучах через одиннадцать земных часов, когда первая волна радиации поравнялась бы с его поверхностью. Сияние взрыва можно было бы наблюдать невооружённым глазом из соседней Галактики, найдись здесь внезапно такое место.

А там, где ещё несколько секунд назад горело бело-голубым огнём неведомое пришлое светило, вращался теперь в облаках сброшенных газовых оболочек совсем маленький, несколько километров в диаметре, шар из чистейшего железа, покрытый тонким светящимся слоем вырожденного электронного газа — всё, что осталось от исследовательской станции и квартиры Закарии Норта. Сжатый чудовищным давлением взрыва, шар не потерял внутренней структуры, но сильно уплотнился и переродился, превратившись из совершеннейшей конструкции, какую только могло породить искусство и воображение асбита, в опасный и бесполезный космический мусор.

Если бы в этот момент у Закарии Норта могла быть биологическая форма, многие из мечтавших увидеть слёзы на его глазах сочли бы свою мечту исполнившейся.

Но это была опасная мечта, и ей не суждено было сбыться.

(Конец первой части)


* Звёздные войны (земн.)

** Искусственный интеллект.

*** Плутонг — в космических операциях, одна из сторон строя однотипных машин, взятая относительно курса строя и локальной плоскости эклиптики, либо плоскости галактического диска.
Выпуск подгружен %mon%