?

Log in

No account? Create an account
КОЛОКОЛА ГРОМКОГО БОЯ
("КГБ")
Тайская сказка. Часть вторая. 
6th-Apr-2014 03:01 pm
аватара


Окончание. Начало см. в предыдущем посте


— Держись крепче, Нокуди! — крикнула хозяйка Луны. — Мы падаем в тучи! Они должны смягчить удар!

И в самом деле, когда побег рухнул на землю, рассыпаясь под собственной тяжестью, тот кусок, на котором были Нокуди и хозяйка Луны, упал в высокие грозовые тучи. Облака приняли их, точно огромная мягкая перина, и единственной проблемой от такого падения оказалось лишь то, что ливень, ливший в тучах, тотчас же вымочил обеих женщин насквозь.

— Нам надо найти сухое место, — сказала хозяйка Луны, — чтобы привести себя в порядок.

— Да разве же это возможно среди туч и облаков? — засмеялась Нокуди.

— Наверняка, — ответила женщина из народа натов. — У облаков и туч тоже есть наты-хранители, а это всем тучам туча, и тут уж точно кто-то живёт. Давай найдём его дом!

Путаясь в клубах облачного пара, женщины стали подниматься вверх по туче, пока не встретили ближе к вершине большую, яркую молнию.

— Кто вы такие и что вы делаете в моих владениях?! — яростно блеснув, загремела молния.

— Я хозяйка Луны, а эта девушка пришла с земли, — ответила молнии женщина из народа натов. — Она помогла мне вымыть Луну, а я помогаю ей отыскать её сестру. Мы спускались вниз по стеблю, но он рухнул на полпути и уронил нас в тучи.

— То-то я смотрю, сегодня Луна сияет как заново начищенная! — восхитилась молния. — Что ж, я стара и толку с меня мало, но мой внук наверняка поможет вам. Он молод, силён, трудолюбив и умён, так что наты избрали его владыкой грома. Идёмте со мной, и я помогу вам отыскать его дворец!

Женщины поблагодарили молнию и направились в путь по облакам. Они шли всю ночь, не уставая, а молния время от времени сверкала вокруг них, указывая им дорогу. Нокуди совершенно не чувствовала усталости, хотя тревога за сестру точила ей сердце. Но холодный воздух пах грозовой свежестью, всё вокруг было для Нокуди внове, а с края тучи открывался по временам такой вид на разные страны, что от красоты и сложности мира у девушки захватывало дух.

Наконец, когда вершины облаков засияли в свете раннего утра, перед путешественницами открылось высокое снежно-белое облако, на вершине которого стоял маленький, но очень красивый дом. Солнечный свет служил его стенам краской, облачный покров — пологом на окнах и дверях, тяжёлая грозовая туча, которую вы, фаранги, называете иногда «наковальней», была его массивной крышей, и на ней поминутно менялись узоры.

— Вставай, внук, — загрохотала молния. — Как ты можешь спать, когда солнце уже освещает небо и землю, а в твоих владениях гуляют прелестные нездешние девушки?! Вылезай, лежебока, не то я устрою тебе хорошую взбучку!

Из-за ближайшей тучи со смехом вышел молодой нат, державший в руках пастуший посох.

— Греми, греми больше! — сказал он, смеясь. — Где такое видано, чтобы хоть какая-нибудь бабушка на свете обидела внука?! И ты же знаешь, что я встаю до рассвета, а иногда и вовсе не ложусь: надо очистить и освежить так много воздуха, перегнать с места на место так много туч, что одному мне с этим и за целый день не справиться!

Тут он заметил двух женщин и узнал хозяйку Луны.

— О, достойные, — сказал он, — простите моё невнимание. Когда моя бабушка учит меня жизни, она всегда занимает слишком много места. Пойдёмте-ка в дом, я угощу вас завтраком и устрою отдохнуть после дальней дороги. Но кто та красивая молодая девушка, которая сопровождает хозяйку Луны?!

— Её зовут Нокуди, — сказала женщина из народа натов, — и она вчера помогла мне навести порядок на Луне.

— А ты будешь редкостным дураком, если упустишь свой шанс и не женишься на ней! — прогремела вдогонку старая молния. — Не так уж часто симпатичные и трудолюбивые девчонки заглядывают в такие места, как твои облака! Будешь ждать счастья ещё тысячу лет и тупо работать сутками напролёт, вместо того чтобы жениться, как делают все порядочные наты, и извлекать из жизни все возможные удовольствия!

Молодой нат смутился и поспешил обратить всё в шутку.

Он проворно накрыл для гостей завтрак, помог им обсушить промокшую одежду и устроил отдыхать. Но Нокуди почти ничего не ела и не могла заснуть, бродя по дому.

— Отчего ты беспокоишься, гостья с земли? — встревожился повелитель грома.

— Я беспокоюсь о сестре, — ответила Нокуди и вновь пересказала свою историю.

— Сын владыки небес не стал бы бросать слова попусту, — успокоил её хозяин дома. — Наверняка он увёл твою сестру куда-нибудь в безопасное место. А может быть, она отправилась с ним; ведь он холост, как и я, а она наверняка так же красива и трудолюбива, как и ты.

Девушке было приятно услышать такие слова о себе и своей сестре из уст могущественного ната.

— Но разве небожители могут брать в жёны земных девушек? — спросила она.

— Конечно, — ответил владыка грома. — Ведь наты созданы для того, чтобы охранять мир, а люди для того, чтобы изменять его; но иногда одно невозможно без другого, и в таких союзах рождается будущее, неведомое пока что никому, даже загадочным создателям мироздания. Оттого потомки людей и натов часто оказываются неизмеримо могущественнее своих предков, и судьба их не исчерпывается одной лишь земной жизнью, продолжаясь зачастую под светом самых далёких звёзд…

— Тогда, — сказала Нокуди, — я хотела бы, чтобы моя сестра была счастлива.

— Ты добрая девушка, — ответил повелитель грома. — Я попрошу ветры и тучи разыскать твою сестру и передать ей весть о тебе. Если она захочет навестить тебя в моём доме, мои двери всегда открыты для неё. А пока что ложись спать.

И Нокуди мирно заснула.

Ветры и тучи облетели всю землю, но не принесли повелителю грома никаких вестей о судьбе Нокувы. Ещё бы: ведь она была погребена под горой жира, выросшей на месте костра, и ничьи злые руки были не в состоянии коснуться её. А гора всё росла, становясь выше и выше; она уже поглотила сады и рисовые поля, и крестьяне бежали в ужасе. Но тут в деревню пожаловали чиновники и военачальники, получившие наконец-то донос о поимке сына короля натов.

— То-то же попляшет под нашу дудку небесный владыка! — сказали они. — Его сын у нас в заложниках, а тот король, который не выкупил сына из плена, считается низким. Значит, теперь все наты будут работать на нас тысячу лет, а за это время мы, глядишь, и ещё что-нибудь придумаем!

Они наградили крестьян двумя часами отдыха и бочонком рисовой водки и, забрав сына небесного владыки с собой, отправились восвояси.

А крестьяне с ужасом смотрели на белую гору, которая становилась всё выше и выше и грозила поглотить вскоре все плоды их трудов. Вершина горы уже была на половине пути до небес, и с каждой минутой поднималась ещё и ещё.

— Ничего не поделаешь, — сказала старая Пина. — Это гнев, посланный нам судьбой за преступления моих внучек. Ведь мы должны работать ещё больше ради блага всей страны, не щадя себя и не покладая рук! Даром, что ли, получили вы рисовую водку?! Давайте же теперь возделывать склоны горы, нося туда плодородную землю!

И жители деревни послушались её совета.

Тем временем Луна, оставшаяся без присмотра, покатилась куда-то по небу, как лодка, потерявшая руль. Сияние её начало убывать, и хозяйка Луны, оставшаяся в доме повелителя грома, стала сильно беспокоиться; ведь ей надо было попасть домой. С каждым днём Луна всё сильнее залезала в тень. Но у владыки грома не было средства, чтобы попасть так высоко на небеса. И он вновь разослал повсюду тучи и ветры, чтобы они нашли такое средство.

— В одном из краёв, — рассказал ему южный ветер, — выросла новая гора, белая и слегка прозрачная, как затвердевший жир. Она продолжает расти и скоро достигнет неба. Тогда хозяйка Луны сможет взойти по ней в свой дом.

— А где находится этот край? — спросил молодой нат, и получил ответ, что гора эта растёт как раз в тех местах, близ которых он встретил Нокуди.

Девушка к тому моменту уже свыклась с ним и с его громким голосом, и днями напролёт помогала ему по хозяйству. Теперь повелитель молний мог сосредоточиться на работе и не переживать за оставленный без присмотра дом, и уже не раз ему приходило в голову, что его добрая бабушка была права, предлагая ему жениться поскорей.

Выслушав рассказ повелителя грома, Нокуди очень удивилась.

— Я ничего не знаю о такой горе в наших местах, — сказала она. — Но я помню, как сын короля натов сказал мне при нашей встрече что-то вроде: «Это же жир, сплошной жир!». Не знаю, что это означает, но я чувствую, что случилось что-то нехорошее. Надо мне вернуться в родную деревню и разузнать всё-таки, что случилось с Нокувой!

— Я пойду с тобой, — сказал владыка грома.

Но старая молния не могла не вмешаться и на этот раз.

— Куда ты пойдёшь, идиот?! — прогрохотала она. — Разве же наты вмешиваются в дела людей без их просьбы?! Ты не имеешь к этой истории никакого отношения! А ты, девочка, если придёшь туда, то наверняка будешь схвачена и закопана в землю: видать, твоя бабка шутить не любит, коль скоро своими руками отравила твоего отца! И не забывай, внук, что в твоём доме гостья — хозяйка Луны! Как ты оставишь её без заботы?!

— Но что же нам тогда делать?! — хором вскричали Нокуди и повелитель грома.

— Что делать?! А вот что: возьмите-ка и поженитесь! Тогда ты, внучек, будешь иметь полное право интересоваться судьбой сестры твоей жены, а на тебя, девочка, никто не посмеет напасть, потому что, когда жена выходит из своего дома и уходит в дом мужа, родичи теряют над ней власть! Да и кто посмеет напасть на жену небожителя?! А за то время, пока вы празднуете свадьбу, гора успеет подрасти ещё, и хозяйка Луны с почётом вернётся к себе на небо! Вот всё и устроится!

И молния радостно сверкнула ещё раз, вполне довольная собственной мудростью.

Владыка грома был красив и молод, а юная Нокуди сияла всей прелестью весеннего расцвета, да к тому же была скромна, добра, сообразительна и не чуралась никакой работы. Они и без того нравились друг другу, но, когда молния вновь повела разговор о свадьбе, мысли их стали открыты друг другу. И в тот же день они дали друг другу супружеские обеты, а ночью впервые возлегли друг с другом, как муж и жена. И вечно одинокая хозяйка Луны улыбалась им, и старая молния радостно сверкала в тучах, видя, что её род продолжится от доброй и ласковой девушки.

А на земле тем временем становилось всё тревожнее. Луна с каждой ночью всё убывала, да и вставать стала в неположенное время, совершенно сбившись с пути. Ночи стали темнее, в лесах выли хищники, а гора из застывшего жира высилась над деревней во тьме, как страшный белый призрак.

— Так судьба карает за преступления, — напоминала по вечерам старая Пина. — Нужно больше работать, чтобы трудом искупить свою вину и отречься от греха. Такова наша крестьянская участь!

И только в столице, куда доставили сына короля натов, не утихал праздник. Днём и ночью гремела музыка, огромные портреты короля и вождей украшали стены. В воздухе трепетали тысячи разноцветных воздушных змеев.

— Наша страна повелевает небесами! — кричали поэты, которых велено было называть «создателями символьных смыслов», чтобы навечно отделить их от поэтов других эпох и стран.

— Мы поработим всех натов и заставим их работать, как наших крестьян, без отдыха и сна на благо нашей страны! — говорили профессиональные предсказатели, которых с точно той же целью положено было именовать не иначе как «символьными аналитиками».

Выросшую в родной деревне Нокуди и Нокувы гору велено было именовать «поклонением натов», и некоторые оплаченные острословы выдвигали разные предположения о её происхождении, напоминая о недомогании пленного сына короля небес, объевшегося тухлой собачатины.

И вот настал день, когда ровно в полночь вершина горы коснулась неба. От возникшего при этом толчка Луна окончательно провалилась куда-то в тень, а жир перестал выплёскиваться по склонам горы.

— Ну, я побежала! — крикнула хозяйка Луны.

— А то у меня там всё развалится! Спасибо вам за гостеприимство!

— Пойдём и мы, — предложил своей молодой жене повелитель грома. — Теперь, пожалуй, нет опасности вляпаться в жир по пути вниз или соскользнуть обратно. Выясним, куда девалась твоя сестра, заберём её или пожелаем ей удачи, а потом вернёмся обратно в наш дом!

— Я, пожалуй, пойду с вами, — предложила старая молния. — Вы оба ещё неопытны и глупы; неровен час, кто-нибудь вас обманет!

И они втроём пошли вниз по склонам горы.

В полночный час старая Пина проснулась от толчка. Запах жира, две недели неистребимо витавший в воздухе, исчез. Пина, превозмогая боль в костях, побрела к горе и увидела, что все до единого потоки жира застыли. И вовремя: ведь жир залил и похоронил множество мешков плодородной земли, принесённых на склоны горы крестьянами!

— Эй, вы! — закричала бабушка Нокуди, перебудив всю деревню. — Жир застыл и перестал течь из горы, потому что теперь в столице наши вожди приказывают натам, что надо делать! Довольно спать: за работу, нужно успеть до утра насыпать как можно больше мешков с землёй на склон!

И крестьяне, проснувшись, забегали понизу горы, как муравьи по муравейнику, таская в неожиданной безлунной тьме плодородную почву.

— Торопитесь, бездельники! — кричала старуха Пина. — Даже Луна устала смотреть на то, как вы отлёживаете бока и мечтаете о жратве! Мы должны трудиться, мы должны работать, мы — жители самой великой страны в мире, и нашим трудом были побеждены небеса!

Услышав крики Пины, Нокуди побледнела и схватила мужа за руку.

— Это моя бабушка, — шепнула она. — И она, видимо, в гневе. Но что она говорит такое о побеждённых небесах?

— Нужно пойти и поздороваться с ней в любом случае, — ответил жене молодой нат, — ведь она теперь моя родственница.

— Я, пожалуй, не пойду с вами дальше, — сказала им молния, — а подожду в камнях на склоне. Иначе я кого-нибудь ненароком напугаю, или сожгу строение, и выйдет конфуз. Идите, дети, дальше вдвоём!

На самом же деле молния затаилась, чтобы не попасть в ловушку и, если что, выручить своих внуков из беды.

Владыка грома и его жена смело подошли к старой Пине и вежливо поприветствовали её.

— Ах ты, маленькая негодяйка! — закричала Пина, поднимая на Нокуди свою суковатую палку. — Путаешься с мужчинами, когда работа на полях не сделана, и все твои соплеменники не разгибают спину от тяжкого труда днём и ночью! Ну, я тебя проучу!

И она бросилась на Нокуди с палкой, намереваясь ударить её по голове. Но тут повелитель молний заступил ей дорогу.

— Если твоя внучка в чём-то виновата, — сказал он, — то прежде неё виноват и я. Ведь я её муж, и я отвечаю за неё во всём.

— Ей не нужен такой муж, как ты! — крикнула в сердцах старая Пина. — Будь эта мерзавка хорошей девочкой, я бы нашла ей в должный час хорошего работящего мужа из крестьян! А теперь ей муж точно не понадобится, тем более такой хлыщ и бездельник, как ты!

— Я не бездельник, — возразил ей муж Нокуди. — Я всю свою жизнь работаю и учусь, и за моё усердие в труде и мой разум все наты избрали меня владыкой грома!

— Ах, так ты нат! — сказала Пина. — Час от часу не легче! А знаешь ли ты, что наша страна уже завоевала всех натов, и вы все теперь должны выполнять волю наших вождей?!

— Я ничего не слышал об этом, — честно сказал повелитель грома.

— Так знай же, — крикнула Пина, — что это случилось, и что сделано это было благодаря мне! Это я нашла способ заманить в ловушку сына вашего короля, и теперь его жизнь — залог вашего послушания нам! Потому что мы люди труда, мы жители самой великой страны на свете, и наши вожди повелевают всем мирозданием! Поэтому пусть девчонка умрёт, как её сестра, а ты, скверный и презренный раб, отступи в сторону и жди приказаний!

И она вновь бросилась на Нокуди и её мужа с палкой наперевес.

Тут уже не выдержала старая молния:

— Ах ты, скверная карга! — загремела она, озарив своим блеском весь склон горы. — Как ты смеешь поднимать руку на моих и своих внуков?! И что ты клевещешь разом на людей и на натов?! Разве не жили наши народы доселе в мире и согласии?!

Как ни гордилась Пина своими достижениями, а ярость молнии сильно напугала её. Она решила сдержать свою злобу, чтобы воспользоваться сперва хитростью. Опустив палку, она сказала так:

— Не гневайся на меня, молния. После того как Нокуди сбежала от нас, из столицы пришли чиновники и за наши проступки забрали с собой мою вторую внучку, Нокуву. Я знаю, что она уже мертва. Сын короля натов хотел освободить её, но при нём не было оружия, и он попал в плен, И поделом: нельзя устанавливать свои порядки на чужой земле, где действуют чужие законы! — Последние слова она сказала очень строгим тоном, обращаясь в основном к молнии. — Такова правда нашей жизни, и я не скрою, что эта правда нравится мне больше всякой другой. И вам придётся принять её, потому что наша страна — самая могущественная в мире! Но вы правы — теперь Нокуди во власти своего мужа, и сделанного не воротить. Идёмте же в мой дом, и я угощу вас завтраком, как того требует обычай гостеприимства, хотя я очень недовольна вами и всем, что вы сделали!

И старая Пина, ворча, позвала молодожёнов за собой.

Отказываться от приглашения в гости к старшим родственникам не входило в обычаи натов, а кроме того, повелитель грома горел желанием разузнать побольше о сыне небесного короля, с которым он был в приятельских отношениях. Старая Пина разместила их в своей хибарке, а сама пошла готовить завтрак из риса и бобов, не забыв и на этот раз насыпать в соус тухлой собачатины. Она была уверена в успехе, зная от старших, что высокие наты не встречаются в своей жизни с пропастиной и не способны отличить тухлое мясо от свежего. Одновременно с этим Пина сделала знак нескольким жителям деревни держать наготове ремни и верёвки.

Но стоило Пине поставить перед своими гостями чашки с едой, как Нокуди, выросшая в деревне, тотчас же учуяла струйку вони, исходившую от чашек.

— Да это же дохлая собака! — вскричала она, отталкивая чашку от мужа.

— Что же ты наделала, глупая! — крикнула в ответ бабка. — Если бы ты дала ему это съесть, он ослабел бы, как сын небесного владыки, и у нашей страны появился бы в плену ещё один могущественный нат! У тебя был шанс искупить свою вину перед обществом и, может быть, даже вернуться к честному крестьянскому труду! А теперь ты изменница и пособница наших врагов! Умри же, как умерла твоя сестра Нокува!

Но старая молния пришла на этот раз в необузданную ярость:

— Так это ты, гадина, отравила сына нашего короля?! И ты ещё смела после этого поднять руку на моего внука и мою любимую внучку?! Да у меня от них правнуки пойдут, а ты их в земле сгноить хотела?! Получай же!

И молния убила Пину на месте.

Испуганные жители деревни собрались вокруг гостей и стали уговаривать молнию не гневаться больше.

— Это всё старуха Пина виновата, — говорили они. — Она нам говорила, что делать, а мы её слушались. Теперь вы нам приказывайте, мы вас слушаться будем. Мы народ трудовой, тихий, нам бы работать себе да работать, а небес ваших нам и даром не надобно…

— Где моя сестра Нокува? — спросила Нокуди, и крестьяне рассказали ей историю про потекший жир, из которого выросла гора.

Молния одним ударом разбила гору, и из её середины вышла Нокува. Сестра заключила её в объятия, и обе они разрыдались.

— Не плачь больше, — сказала Нокуди сестре. — Теперь ты свободна, и мы можем пойти жить в наш дом среди облаков!

— Как я могу куда-то уйти и жить там, — ответила ей Нокува, — когда лучший из всех, кого я знаю, сын короля натов, обретается на нашей земле где-то в плену?!

— Мы должны освободить его, — согласился молодой повелитель грома.

Пятнадцать дней он собирал своё войско, состоявшее из молний, облаков, ветров и туч, прежде чем двинулся на столицу страны, где держали пленником сына короля натов. Всё это время луна в небе прибывала и прибывала, освещая его армии дорогу. Затем владыка грома напал на столицу, получив от самого короля натов разрешение сделать это. Дожди смыли столицу, ветры разрушили крыши домов и повалили фруктовые сады, а молнии разбили в щепы статуи, гробницы вождей и крепостные сооружения. Сын небесного владыки был освобождён. Но ещё три с половиной месяца войска владыки грома преследовали чиновников, жрецов и символьных аналитиков по всему краю, подтапливая и выкуривая их отовсюду, как крыс из нор. От страны остались лишь руины, да множество крестьянских хижин, стоявших на сваях. Крестьян в этой войне никто так и не тронул.

— Это потому, что мы люди труда и живём скромной жизнью! — говорили они друг другу. — Права была старая Пина: постоянный труд и крайняя умеренность спасают от всех бед!

Вот так и завершилась эта история. — Монах отставил высокий пустой стакан для воды, поправил на носу очки, глядя куда-то в сторону, поверх моего плеча. — Нокуди вернулась в дом мужа, и они, пожалуй, живут там и по сей день. Сестра её проявила достаточно любви и упорства, чтобы выйти замуж за сына короля натов, он сделал её королевой своего северного дворца*, и они, пожалуй, тоже по сей день счастливы. Хозяйка Луны часто спускается погостить у Нокуди и её мужа, где бывают интересные гости из разных миров; оттого Луна каждый месяц укатывается в тень, а потом поднимается снова в небо. Белой горы из застывшего жира, по которой можно было бы подняться на небо, давно уже нет; наты разрушили её, чтобы люди не шастали по ней на небеса, но это, пожалуй, совсем другая история. Каждый год в течение четырёх месяцев владыка грома проводит в небесах смотр своим войскам, и тогда землю заливают дожди. Ну, а крестьяне по сей день чтят суровость старой Пины, и многие жители тамошних мест носят ей раз в год по две красных орхидеи на могилу, как я слыхал. А вы, мой друг фаранг, пейте ваш виски, а то у вас в стакане лёд уже совсем растаял. Истории о двух бабушках на этом конец.

* То есть, одной из нескольких жён, что у натов является обычной практикой.



Upd.: Пока выкладывал текст, наткнулся на каренский оригинал. История, на мой взгляд, несколько менее прохладна, чем рассказ монаха, но сама по себе вполне познавательна и заслуживает внимания любителей этого дела.

Комментарии 
6th-Apr-2014 10:14 am (UTC)
Наты придут - порядок наведут!
6th-Apr-2014 08:16 pm (UTC)
прикольно получилось! )) ток имнип нат это полузмея-полубог вроде...
7th-Apr-2014 01:27 am (UTC)
Нет. Полузмея — это нага.
7th-Apr-2014 11:04 am (UTC)
Салот Сар детектед. Леваки детектед. Обкладывание Ку и Зю х....ми детектед. Акция "Две орхидеи для бабушки" детектед.

Бонус за порванные пуканы +100500, судя по налету мифоложек на первую часть.

Неплохо так для маленькой сказочки.
Выпуск подгружен %mon%