?

Log in

No account? Create an account
КОЛОКОЛА ГРОМКОГО БОЯ
("КГБ")
Амнерис, дочь фараона, как воплощение бесчеловечной власти. 
10th-Nov-2014 02:57 pm
аватара
К этому сюжету скачал себе «Аиду» на русском — давно не слышал русский вариант, с начала девяностых.

И что я выяснил из описания к опере? Оказывается, это повесть о том, как любовь двух молодых людей — Радамеса и Аиды — противостоит всепоглощающей бесчеловечной тирании, воплощёной в опере в образах царской дочери Амнерис и верховного жреца Рамфиса.

А я-то, дурак, думал, что сюжет «Аиды» — про то, как плохо выбалтывать врагам военную тайну, особенно если ты — египетский полевой командир, так сказать, герой Шестидневной войны и идейный предшественник Анвара Садата!

Может, я чего-то в сюжете не понимаю? Но нет, вот первый акт: известный моджахед со стажем, знаменитый поджигатель войны Амонаср, уже не раз объявленный в международный розыск, ведёт своих душманов на мирные египетские Фивы. Генерал Радамес, мечтающий о военной славе, получает под командование ударную группу египетских войск, чтобы показать злодею кузькину маму. Что неясно в этом раскладе? Агрессор должен быть остановлен, международное право — торжествовать, а рецидивиста Амонасра наверняка ждёт Гаага. Тут-то Радамес и проявляет идиотизм впервые — он посвящает грядущую победу над Амонасром своей тян, которой, по странному совпадению, оказывается дочка Амонасра Аида. Причём делает он это буквально в присутствии Амнерис, дочери фараона Египта, которая, как весь Египет знает, сама залипла на Радамеса. Что делает «воплощение тирании» Амнерис? Правильно — передаёт Аиде боевое знамя Египта, чтобы та, в свою очередь, собственноручно мотивировала генерала на подвиги. И Аида, спев арию про то, что вкус у грядущей победы будет какой-то странный, благословляет Радамеса на войну с папашей! Но это всё ещё так, разминка; главные герои как бы подготавливают зрителя к тому, что ожидать от них адекватности в дальнейшем тоже никак не приходится.

Что мы видим дальше? Радамес ушёл и, по слухам, с ходу навешал Амонасру под Фивами таких пачек, что старому мерзавцу-антиглобалисту стало не до спеси. Получив эти новости, Амнерис вызывает к себе Аиду и спрашивает честно — было что-то у неё с Радамесом, или нет. Услыхав, что кое-что было, Амнерис от огорчения вламывается в спесь сама, что, в общем-то, простительно. Однако же Аиду она не убивает, не ссылает и вообще никак не демонстрирует тираническую власть, а просто ведёт себя, как украинская доярка, не поделившая гарного хлопца с соседкой. Тут возвращается и сам Радамес, так что всем становится не до разборок: надо праздновать, устраивать парад победы и праздничный балет, накатить стограммовочку, сыграть знаменитый триумфальный марш, а Радамеса — осыпать почестями. Фараон даже назначает Радамеса своим наследником (к этой операции Амнерис прилагается в качестве призового фонда). Растерявшийся Радамес, вместо того, чтобы потребовать перед народом разрешить ему жениться на Аиде (и тем самым присоединить к Египту заколебавшую всех Эфиопию!) делает второй идиотский поступок — «ради любви к Аиде» он скрывает личные данные Амонасра, позволяя этому предводителю басмачей скрыться от правосудия.

В третьем акте, как известно, Амонаср заявляется к дочке и требует от неё зашпионить за Радамесом, используя женские половые органы как насос для выкачивания информации из египетского командования. Аида сперва справедливо посылает на хрен вконец обуревшего папашу, но тот обрушивает на неё готовый запас ура-патриотических аргументов: родина в опасности, египетские империалисты-глобалисты угрожают мирной Эфиопии лишить её запасов химического оружия, а сука Аида не хочет поработать проституткой на содержании у разведслужбы?! Ах, она! Ах, вот как! Продалась египетскому Госдепу за гамбургер с тростниковым сахаром, не иначе! Под напором таких аргументов Аида соглашается и оказывает давление упомянутыми половыми органами на пришедшего на свиданку Радамеса. Радамес, вместо того, чтобы принять в очередной раз меры к обнаружению Амонасра и передаче его в руки фараонов (в хорошем смысле слова!), совершает идиотизм номер три: соглашается и предаёт весь Египет с потрохами. Итог известен: из засады выскакивает торжествующий шахид-игиловец Амонаср, хватает Аиду и удирает к себе в Эфиопию, бросив дурака Радамеса разбираться с египетской военной полицией один на один.

И, наконец, Радамесу достаётся за все его глупости на орехи. Что делает Амнерис, увидев такой поворот событий? Мстительно хохочет? Топчется по размазанному в грязь экс-генералу? Нет, она хватает попеременно за руки то Рамфиса, то папу-фараона, то самого Радамеса, пытаясь отмазать любимого от цугундера. Она готова вообще на всё, что только можно вообразить. Но вот она добивается свидания с Радамесом перед самым вынесением приговора — и что тот отвечает ей на все попытки вытащить его из задницы?! Правильно: «Пошли на хрен вы все со своим Египтом, сдохну за Аиду, а ты, Амнерис, просто сука и гроша в сравнении с ней не стоишь!». Пушкин называл такое состояние — «утонуть в чужой п…». Конец немного предсказуем: Радамеса хоронят заживо в собственном КПЗ. В последний момент к нему пробирается Аида, которая наконец-то поняла, чем пахнут авантюры её папаши. Амнерис же до последнего хватает за руки судебных приставов, и только поняв, что не получилось, не фартануло, сама садится оплакивать Радамеса, желая ему счастья с Аидой — хотя бы в загробной жизни!

Нечего и говорить, что Рамфис, как и суетящийся при нём фараон, делают всё возможное, чтобы наилучшим образом служить своей стране и мотивировать других на такое же служение. Слава, деньги, почести, именное оружие и благословение богов сыплются на Радамеса и египетских воинов целыми самосвалами. (Это вам не Россия!) Поэтому, столкнувшись с предательством Радамеса и сопротивлением при аресте, верховный жрец командора Птаага несколько охреневает. Тем не менее, он идёт навстречу планам Амнерис, пока идея спасения дурака Радамеса любой ценой не становится откровенной формой мазохизма и глумления над здравым смыслом. Тут уже положение обязывает Рамфиса проявить твёрдость духа, хотя, в принципе, видно, что Радамеса и ему жалко. Но… не позволять же всяким Амонасрам и дальше грабить цивилизованные страны, только из-за того, что один египетский генерал оказался одновременно слаб на голову и на передок!

В общем, вся эта рецензия про «тираническую власть» — это порождение той же давней традиции, которая называет Анну Каренину — «предтечей новой свободной женщины», а её благороднейшего и достойного мужа — «воплощением мещанской морали». Эта традиция отдаёт предпочтение воровке и интриганке Кармен перед доброй и отважной Микаэлой, эта традиция называет «любовью без границ» пошлые похождения оперного герцога из «Риголетто». И это, в своём роде, не менее опасно, чем выходки «православных активистов» или «хранителей народной морали». Потому что явный порок не должен ни при каких обстоятельствах стоять выше столь же открытой добродетели; это ведёт к перекосам в сознании и, в конечном итоге, позволяет с лёгкостью манипулировать идеалами.

В общем, товарищи, слушайте «Аиду» ушами. А не программкой, купленной в фойе Большого. Это, вообще, очень универсальный совет.
Комментарии 
10th-Nov-2014 09:11 am (UTC) - любовь двух молодых людей — Радамеса и Аиды — противо
Да, нас тоже так учили. )

А я оттуда люблю "Милая Аида..." - арию Радамеса - и еще "Прости и сжалься, терпеть нет сил, с безумною страстью его люблю, ты так богата, так всемогущая, я же любовью своей живу" - когда Аида обращается к Амнерис. Ну, и еще "Смерть без пощады и гибель всем врагам". )

Но вообще у Верди я больше люблю "Травиату" и "Риголетто" в плане музыки.
10th-Nov-2014 09:23 am (UTC) - Re: любовь двух молодых людей — Радамеса и Аиды — проти
А мне нравится «Вспомни, вспомни, как враг неумолимый…», и ещё сцена триумфа.
10th-Nov-2014 10:29 am (UTC) - «Смерть без пощады и гибель всем врагам!»
Кстати, а как вам «Навуходоносор» / «Набукко» Верди?

Очень уж «К берегам священным Нила» походит идеологически на песню Захарии со товарищи из первого акта этой оперы.
10th-Nov-2014 07:54 pm (UTC) - Re: «Смерть без пощады и гибель всем врагам!»
Этой оперы я, к сожалению, не слышала.
10th-Nov-2014 04:14 pm (UTC)
Каренин - неплохой чедовек; как неоднократно подчеркивает писатель - слишком даже хороший для того светского общества, в котором приходится ему жить. Но почему в конце он упирается как баран под влиянием сектантов-мистиков, и не дает Анне развода? этот впрос меня всегда интриговал.
10th-Nov-2014 04:29 pm (UTC)
Потому что он слабый, измотанный, да ещё и оплёванный с головы до ног (за свою доброту и честность, кстати), а личной поддержки ему никто не оказывает, кроме этих самых сектантов-мистиков. С точки зрения общества, он — функция, к которой обращаются с единственным аргументом — «дай». А с людьми так нельзя.
10th-Nov-2014 07:07 pm (UTC)
Кстати да: что он-то выигрывает на этом? Мужчину оскорбляют прилюдно, да ещё требуют при этом, чтобы он соблюл приличия.
Выпуск подгружен %mon%