?

Log in

КОЛОКОЛА ГРОМКОГО БОЯ
("КГБ")
Очень любопытная статья про Гумилёва. 
13th-May-2016 09:51 pm
эмо
Оригинал взят у beauty_spirit в Гумилев
«Знаете, шикарно умер. Я слышал из первых уст. Улыбался, докурил папиросу… Даже на ребят из особого отдела произвел впечатление… Мало кто так умирает…»(С)Сергей Бобров
Кстати, еще про один недавний день рождения, вернее, целый юбилей – 130-летие поэта Николая Гумилева. Интересно вот тут в статье «Им не нужен Гумилев» один человек заметил, как все обошли эту дату. Я автора не знаю, но статья очень хорошая, рекомендую - «Не думал, что все будет обставлено так скромно. Всё-таки – 130-летний юбилей, причем юбилей поэта, казалось бы, идеально подходящего под определение «героя России, которую мы все потеряли».
А ведь и правда! Идеальный ведь персонаж, чтобы пиарить его на уровне Минкульта, как они на словах пытаются позиционировать идеологию современной России. Поэт Серебряного века, имперец, русский патриот, монархист, офицер кавалерии, герой войны с георгиевскими крестами, православный христианин. Расстрелян за участие в антибольшевистком заговоре. Хоть сразу бери и вешай на стяг! Не берут. Почему: «И разумеется, своя отдельная русская литература, куда белый офицер и великий русской поэт и путешественник Николай Степанович Гумилев просто «не вписывается», по причине своей уж как-то совсем вопиющей «настоящести».
Вроде бы никаким «белым офицером» Гумилев не был, тут уж автор какую-то дезу гонит – для этого ему надо было числится в Белой армии что ли хотя бы, а он был царским офицером. Но суть уловлена довольно точно – в общество консьюмеризма и тотального базара (он же «рынок») с четко проставленными на все ценниками, такие герои просто не вписываются. Даже в парадное не заходят.

И вот еще один такой момент – «Кто-то вообще выдвигает версию, что Гумилев не участвовал ни в каких заговорах или что «заговор придумали чекисты», что для щепетильного в вопросах чести дворянина и не скрывавшего свои монархические убеждения офицера Гумилева в большевистском Петербурге выглядит, как минимум, оскорбительно».

Насколько я понимаю, это не «кто-то», а эту версию пытаются протолкнуть в качестве официальной. Там даже частичную реабилитацию уже провели в 1992 году.
Типичная статья с гумилевского сайта про расстрел (и там, я вам скажу, такого до фига), авторства Анатолия Доливо-Добровольского, члена правления петербургского Дворянского собрания (охох!), президента Общества Николая Гумилева. Месседж - Гумилев до скрежета зубовного ненавидел большевиков, но в заговоре не участвовал, а у самих большевичков просто руки чесались кого-нибудь грохнуть.

Овер до хрена различий этой душевной писанины, про то, как Таганцев только продавал свои вещи, чтобы помогать бежать бедным интеллигентам из страны, с более реалистичным сценарием дают документы для внутреннего пользования, которые были опубликованы в 1996 году (Доливо-Добровольский о них прекрасно знает, я вас уверяю, пусть откроет любую Википедию). Письмо кадета Д. Д. Гримма, адресованное П. Н. Врангелю и датированное от октября 1921 года:
«Был арестован Таганцев, игравший в последние годы видную роль в уцелевших в Петрограде активистских организациях и связанный, между прочим, с артиллерийским офицером Германом, который служил в финском Генеральном штабе курьером… Герман был убит при переходе финской границы, причем у него были найдены письма и прокламации… и подполковник Шведов, и лейтенант Лебедев попали в Петрограде в засаду и погибли… оба должны были быть не просто курьерами, а руководителями, и заменить их сейчас некем…» «все же устанавливает ряд фактов, знакомство с которыми свидетельствует о том, что некоторые из участников заговора дали весьма полные показания и раскрыли многие подробности… в списке расстрелянных значится целый ряд лиц, несомненно принадлежавших к существовавшим в Петрограде активистским организациям»

Как после этого могло быть, что «заговора не могло быть»? Разумеется, что они не руководствовались только признаниями Таганцева, разумеется, что у них были свои агентурные данные. Дальше начинается территория предположений – участвовал ли в нем сам персонаж. Тут я просто развожу руками. Если, например, кому-то не нравятся большевики, и он считает их власть преступной, то почему надо писать об участии в антибольшевистком заговоре, как о чем-то плохом? Гумилев просто выбрал сторону и это его право. Что тут позорного и порочащего? Почему надо с таким маниакальным упорством доказывать, что он был расстрелян безвинно?

Мог же он поучаствовать? Мог или нет? Я, например, не верю скорее, что не мог. Допустим, у него нашли деньги. Допустим, это не касса заговорщиков, как предполагала версия обвинения, а чекисты соврали. А почему об этих деньгах и многих других эффектных ходах поэта рассказывает в своих парижских мемуарах Ирина Одоевцева, которая даже не сомневается в заговоре? Она тоже что ли чекист? Нет, в статье все пишут, что не надо ее слушать (с чего бы вдруг?), а надо слушать Немировича-Данченко, которому Гумилев якобы говорил, что поднимать восстание бесполезно. То есть, надо верить не женщине, которая знала о заговоре (по крайней мере, она так говорит), а тому, кто о нем не знал. Ну понятное дело – «искать надо не там, где потеряли, а под фонарем».

Только вот этот аргумент «персонаж был слишком умным, чтобы не осознавать безнадежности мероприятия» не является аргументом «контра». Это скорее на аргумент «про» конкретно в его случае. Если он так ненавидел советскую власть, то сдается, что человек, который воспринял Первую мировую войну, перефразируя классику, как приглашение на пир, куда призвали всеблагие, просто не мог бы не поучаствовать и этой заварушке. Однако интересно, что возвращаясь из Англии в 1918 году, он едет не в какой-нибудь Крым - присоединится к Белой армии, как все эти сторонники «России-которую-мы-потеряли», а в революционный Петроград. Чтобы там креститься на все соборы и говорить о своих монархических взглядах, что выглядело с учетом времени-места как минимум оригинально. И никаким дворянином, как пишет Лекух, Гумилев, не был. Личное (не потомственное) дворянство было у его отца за службу, но его нельзя было передавать по наследству. Тем не менее, все запомнили именно эту версию. Почему? А он назвался дворянином при допросе в ЧК, так же записано в его деле. Интересно, а умный человек мог не понимать, что последние люди, перед которым следует козырять своим дворянством (мифическим, заметьте!) – это сотрудники ЧК в 1921 году? Там же красной линией проходит через все творчество – «убийство», «самоубийство», «смерть», это не говоря о попытках суицида в реальности. Может же быть такое, что человек себе смерти ищет? Причем не обычной смерти:

«И умру я не на постели,
При нотариусе и враче,
А в какой-нибудь дикой щели,
Утонувшей в густом плюще,

Чтоб войти не во всем открытый,
Протестантский, прибранный рай,
А туда, где разбойник и мытарь
И блудница крикнут: вставай!"»


Что тут может быть непонятного? Человек был сам по себе поперечный, он даже в рай собирался каким-то другим маршрутом. Любить императора в то время, когда его все ненавидели, ездить во все эти изнурительные экспедиции, несмотря на слабое здоровье, уйти добровольцем на войну, несмотря на показания медкомиссии (и ведь там несмотря на все это воспевание героики войны иногда проглядывает, что этот тот еще треш и бойня). Ехать не в Крым, а в Петроград, где сотрудничать с Горьким, с Пролеткультом и с ненавистными большевиками, конечно (кстати, я думаю, что он их реально ненавидел – за «попсовость» так сказать, в смысле, как массовое явление), способствовал перевороту и занял место Блока на посту председателя Петербургского союза поэтов. Ну и этот почти игрушечный мятеж в итоге. Он же только немного консерватор, а больше революционер. Революционер-одиночка. Прямо путь самурая. Пытаюсь узнать – знал ли об этой фигуре русской культуры Юкио Мисима? Мне кажется, что мог знать, но нужно подтверждение.

Александр Блок правильно заметил: «Странный поэт Гумилев. Все люди ездят во Францию, а он в Африку. Все ходят в шляпе, а он в цилиндре. Ну, и стихи такие. В цилиндре». Хотя Блок, понятное дело, ехидничал и считал это все инфантилизмом и позерством, а ведь на самом деле вся жизнь Гумилева – это очень серьезный опыт и он мало кому по плечу. Опыт перерождения.

«Когда я кончу наконец
Игру в cache-cache со смертью хмурой,
То сделает меня Творец
Персидскою миниатюрой.

И небо, точно бирюза,
И принц, поднявший еле-еле
Миндалевидные глаза
На взлет девических качелей.
(…)

И вот когда я утолю,
Без упоенья, без страданья,
Старинную мечту мою
Будить повсюду обожанье.»


Он же действительно сам написал свою биографию. Сделал себя. Он не был аристократом, но назвался аристократом и стал им на самом деле. Не был героем, но стал героем. Не был великим поэтом, но стал им. Поза стала сутью. Он где-то писал, что в детстве смотрелся в зеркало и пытался волевым усилием сделать себя красивей, ибо считал себя уродом. Мне это вначале показалось признаком неадекватной самооценки – Гумилев не кажется страшным. На всех фото он нормально выглядит, на некоторых прямо почти красавец. Но все современники, включая безумно влюбленных в него женщин, вроде Ларисы Рейснер, отмечали его некрасивость, то есть речь не о вкусовщине, а об объективном факте, раз внешности мужчины уделяют такое внимание. Тем не менее, ни одна фотография это не подтверждает (не знаю, может это у меня одной такое зрение?). Какая-то магия, честное слово. Сверхчеловек всегда интересней и обаятельней просто человека. И так во всем - красивые стихи, красивая жизнь, красивая смерть. Опыт вечного преодоления, в том числе преодоления самого человека (прямо по Ницше), преодоление человеческой природы, преодоление искусственного литературного бытия, ибо настоящая литература пишется кровью. Лучшие стихи, написанные верлибром, незадолго до смерти – это почти и не стихи вовсе:

«Я не оскорбляю их неврастенией,
Не унижаю душевной теплотой,
Не надоедаю многозначительными намеками
На содержимое выеденного яйца,
Но когда вокруг свищут пули,
Когда волны ломают борта,
Я учу их, как не бояться,
Не бояться и делать что надо.

И когда женщина с прекрасным лицом,
Единственно дорогим во вселенной,
Скажет: я не люблю вас,
Я учу их, как улыбнуться,
И уйти и не возвращаться больше.
А когда придет их последний час,
Ровный, красный туман застелит взоры,
Я научу их сразу припомнить
Всю жестокую, милую жизнь,
Всю родную, странную землю
И, представ перед ликом Бога
С простыми и мудрыми словами,
Ждать спокойно Его суда»»


На этом не сделаешь никакого политического капитала – это путь одиночки, слишком поэзия, слишком по живому. Единственно, как это можно использовать – это говорить о безвинном расстреле и реабилитации (он бы вам «спасибо», интересно, сказал бы за шнягу?), кровавой гэбне, совдепии, в которой вообще ВСЕ репрессиии были безвинно (а Блока отравили по утверждению автора второй статьи, угу - ну тут же всегда вот так). Да базар вам просто нужен. Сам Гумилев и его стихи им точно не нужны. Ну и славненько, как говорил другой великий поэт – покойник этого ужасно не любил. В смысле, такую публику.

Комментарии 
15th-May-2016 10:07 am (UTC)
гумилев был разведчиком. потому и в африку ездил - путешествовал, "по странному стечению обстоятельств", исключительно вблизи мест дислокации английских войск.
и, как разведчик, был наверняка причащён неких тайн. оттого и грохнули.
Выпуск подгружен %mon%