аватара

Анонс нового сюжета II сезона 2021 г.

Сюжет II сезона 2021 г.


ПОД УГРОЗОЙ «ФАНТОМОВ»


(Альтернативно-политическое фэнтези)



Штирлиц вспомнил деда: старик умел разговаривать с птицами. Он садился под деревом, подманивал синицу и подолгу смотрел на пичугу, и глаза у него делались тоже птичьими – быстрыми, черными бусинками, и птицы совсем не боялись его.

(Юлиан Семёнов, «Семнадцать мгновений весны»).



И когда под холмом у Евреев шёл бой,

Сын Навинов скомандовал солнцу: «Стой!» —

Потому что он был инженёром

Инженерных Её Величества войск

С содержаньем и в чине Сапёра!


(Р. Киплинг).



Collapse )

Collapse )

Видео, чисто для создания антуража.

редакторская колонка

О героях и убийцах.

Войны выигрывают не пафосные герои, а опытные, расчётливые и хладнокровные убийцы, вооружённые адекватным оружием и в совершенстве выучившие тактику. Можно считать это аморальным, но это факт. Американские минитмены, бросившие вызов разряженным британским павлинам, умели воевать и убивать, и победили.

Не всегда для победы нужно убивать именно людей. Величайшим полководцем эпохи наполеоновских войн по праву можно считать Доминика-Жана Ларрея. Если вам приведётся ехать или везти вашего близкого в карете скорой помощи, помяните лишний раз этого великого героя, даровавшего людям возможность звонить «03».

Адские большевики тоже отличились на ниве массовых убийств, истребив вердизацией и осушением триллионы малярийных комаров, повыбив вшей в газовых камерах и наладив тотальную вакцинацию (да-да, именно вакцинацию!) детей от скарлатины, дифтерии, полиомиелита, коклюша и столбняка. Микробы передохли в мучениях.

А ещё люди, безжалостно истребив экологическое разнообразие, загородили плотинами реки и лишили тем самым мать-природу возможности регулярно собирать свои жертвы из-за наводнений, разливов, недородов. Убийцы солнечными зеркалами истребили саранчу, ядохимикатами — вредителей, образованием — суеверия масс.

Всё это, разумеется, некоторые подают как подрыв устоев и дерзкое поведение. Ещё бы! С одной стороны, девальвируется необходимость жертвы и страдания — культ, на котором взросли поколения аристократической культуры. С другой — условные мать-природа и господь бог лишаются инструментов сдерживания людишек.

Логика не на стороне тех, кто требует жертв. Поэтому любителям жертвенности (а такие есть, ибо где жертвы, там всегда и жрецы) ныне удаётся предложить лишь одно — поиграть со смертью в поддавки. Просто принести чьи-нибудь жизни на алтарь и посмотреть, что будет. Кому суждено, тому суждено, и так далее…

Иногда их рассуждения выглядят на первый взгляд даже логично. Но стоит покопаться, поскрести, и мы почти наверняка обнаружим под тонким слоем псевдонаучного и псевдофактологического материала следующий набор тезисов, каждый из которых настолько порочен изначально, что даже не обсуждается:

1. Раньше люди были лучше, сильнее, смелее, добрее, благороднее, умнее, подставить нужное. А нынешнее поколение — слабаки, не знающие трудностей.
2. Судьба (господь, мать-природа, второй закон термодинамики) разберётся, кому жить, кому умереть; это естественный процесс, которому нельзя мешать.
3. Смерть — это полезно, потому что (учит ценить жизнь, способствует сменяемости поколений, заставляет думать о вечном, ещё стопицот бредовых идей).
4. Людей раньше было столько, сколько нужно, а теперь стало слишком много, и каждому чего-то хочется и что-то нужно; сожрут ить людишки планеточку-то!

И так далее. Общий вектор их мышления, думаю, и так понятен. И этот вектор отнюдь не позитивный, и к светлому будущему он нас никак не приближает. И если такое мышление — это героизм, то я на стороне больших батальонов расчётливых убийц, а не на стороне проникновенных героев, не без некоторой взаимности влюблённых в смерть.
маразм

Первое следствие успешных выборов.

Пенсиям кирдык.

«Это называется капитализм»,— коротко и ясно прокомментировал такую позицию властей зампред Центробанка, заменив одной своей фразой организованные усилия доброй полусотни пламенных красных агитаторов.
маразм

Коротко.

Пермский профессор — придурочный попик, плевать хотевший на жизни людей (мол, кого надо, того ихний бог пусть спасает).

Я таких типчиков навидался выше крыши. И это не хладнокровие, а суеверный пофигизм. Гнать таких поганой метлой отовсюду!
эмо

Десять лет на страже семейного очага.

Навстречу новым свершениям!

Десять лет назад Лаврентий впервые переступил порог нашего дома.



За эти годы он показал себя деятельным и компетентным котом.



К сожалению, он не лишён и некоторых недостатков. Во-первых, он удивительно компактен (всего 4 кг), не дотягивая до породного стандарта.

Во-вторых, в отличие от своего предшественника Джэга, он не умеет выполнять команду «ПОПЯЧТСО!!!!1111», а вместо этого только писается и какается…

Несмотря на эти недостатки, Лаврентий уверенно занял вакантную должность распорядителя домашних церемоний, а также моего личного смотрителя за живностью (шталмейстера), и успешно несёт эту службу по сей день.

Потомство Лаврика весьма обильно и процветает, взять хотя бы барона Остерхагена:



Искренне желаем юбиляру долгих лет работы, тёплого подло-котника и толстых малоподвижных мышей!
маразм

Времена негодяев.

Примерно два года назад коллега рассказывала, как пациент заставлял её прямо посреди приёма в поликлинике всё бросить и пойти мыть его машину, потому что врач — это добровольный раб на службе общества, а тот конкретный пациент — это общество и есть. Не то что быдло, ожидающее в коридоре.

С тех пор у меня накопилось немало подобных наблюдений. Последнее из них имело место только что — один из тех потенциальных работодателей, которым я время от времени продаю свою шпагу, чтобы не таксовать по вечерам, внезапно устроил мне истерику из-за картин, украшающих стены моей комнаты.

Работодатель, типичный пузатый дядька из девяностых, внезапно не осознал, с кем имеет дело. Он прочёл мне целую лекцию о том, что на стене комнаты его потенциального работника могут быть только иконы, портрет Путина и перекидной календарь. Раб, сказал он, не должен жить красиво. Лишнее это всё.

Пригрозив мне вместо контракта физической расправой, офисное даймё отключилось, а я задумался. Эти манеры и психология хорошо, один-в-один, знакомы мне по дореволюционным описаниям. Следовательно, они неплохо перележали под спудом весь советский период, изредка выплёскиваясь в чиновном или блатном кураже.

И, разумеется, когда подобная сволочь проникала в партийные и советские структуры, а это было возможно с самого «ленинского призыва» (нефиг тут строить целочку и кивать на Хрущёва), то неограниченное доверие, оказанное народом своим лидерам, тотчас оборачивалось возможностью самых страшных злоупотреблений.

Здесь вопрос не в каких-нибудь там буржуазных перерожденцах. Член компартии может искренне считать себя личностью, величиной, двигателем и светочем прогресса, а всех окружающих, партийных и беспартийных — толпой быдла, нуждающегося в жестоком, но справедливом руководстве ради движения вперёд.

Это не свойство идеи, не атрибут экономики, но последствие длительного и взаимосвязанного исторического процесса. Неуважение личности к массам — обратная сторона холопства и рабства, пресмыкания той же самой личности перед идеалом силы. А преодолеть этот факт можно лишь общественным сопротивлением хаму.

Вот почему рабочие, восставшие в Новочеркасске против партийных лидеров, были силой исторически прогрессивной. Они восставали не против СССР, не против коммунизма; они восставали за своё право быть личностями, с которыми говорит и считается вся страна, а не отдельный добрый барин. Это возымело эффект.

Но сейчас, к сожалению, все преференции, от места на книжных полках и экранах ТВ до правоприменительной практики, отдаются обратной модели — той самой, где добрые крестьяне не желают ничего лишнего и покорны воле сеньора, а историю творят избранные личности из хорошего рода, знающие себе цену.

И это добром не кончится. Народ, позволивший себе такое разложение, может исчезнуть с лица земли, как исчез народ Рима. Любое офисное даймё, любой холуй и хам во власти, любой «простой человек», одёргивающий себя и других, чтобы не поднимали голову перед «отцами нации», есть исторический враг свободы.

Лишь глубокое взаимное уважение, сознание силы единого коллектива, доверие к творческим возможностям каждого индивидуума и всего общества в целом способны прекратить продолжающийся экспоненциальный рост числа мерзавцев. Не доверяя же друг другу, пытаясь бесконечно забраться на вершину навозной кучи, мы обречены.
редакторская колонка

О свободе конкуренции в историческом аспекте.

Что меня ещё возмущает, так это когда либералы отечественного разлива начинают упрекать кого-нибудь — большевиков, или там нынешних хозяев жизни, — в отсутствии свободной конкуренции за власть и влияние в обществе.

Большевики вообще-то выиграли тендер в крайне конкурентной среде; там были конкуренты на любой вкус — и Каппель, и Деникин, и Корнилов, и Колчак, и Антанта с примкнувшей германской сборной, и какие-то махровые националисты. Победа была настолько честной, насколько честными вообще являются правила таких соревнований; притом международное судейство явно было не на стороне большевиков. И только пенальти, пробитое по Крыму, окончательно отрезвило противников вплоть до начала матча-реванша. О какой ещё «конкуренции» могла идти речь? Молча сдать позиции и перевешаться?

То же, как ни странно, касается и нынешних условных «олигархов и чиновников» (условных потому, что в ту группу разные люди включают разных людей, не особо заботясь об исторической и юридической правоте). Девяностые были годами честной, абсолютно свободной конкуренции; тазик-эвтаназик, плутоний и полоний, гимн без слов, парад суверенитетов и другие интересные вещи давали массу возможностей всем участникам марафона, от «красных директоров» до петухов, откинувшихся с параши. В этой абсолютно честной и открытой конкурентной борьбе некоторые победили всех остальных. В чём претензия?

Или у них и в самом деле «свободная конкуренция» — это только тогда, когда когда «наши» побеждают «ихних», а во всех остальных случаях — «кровавый режим»?
оффтопик

Интересно, где у помидора помидор?

«Во все тяжкие» по-постсоветски. Узбекские учёные вырастили вакцину от ковида в виде генно-модифицированого помидора.

Они пояснили, что сразу после поедания «вакцинированного помидора» из его помидора выделяются антитела.

А из помидора помидора — это откуда? И вообще, есть ли у помидора помидоры?
оффтопик

«Мушкетёры четырнадцатой роты, в атаку!»

Сегодня я проходил по двору дома, где когда-то рос. Как и во времена моего детства, дети во дворе играют в войнушку.

Но вот в какую именно войнушку они играют, мне понять с ходу не удалось. Пацан лет девяти, размахивая пластмассовой саблей, орёт своему подразделению, которое он поднимает в атаку на соседнюю песочницу:

—Les tirailleurs du Quatorzieme et du Quinzième, en avant!

И вот кого тут прикажете винить — известный роман Льва Толстого, курсантов-сенегальцев из военного училища в соседнем квартале, которые с удовольствием возятся с местной детворой и помогают им лепить les grands Snegoviques, bonhommes de neige, или же общее стремление народов России к тотальной евроинтеграции с бутылкой старого шабли где-нибудь на Пляс-Педаль или в народном театре «Красная мельница»?