(Доктор ?) (with_astronotus) wrote,
(Доктор ?)
with_astronotus

Про Ленинград

День четвёртый



Утро субботы

По программе у нас в субботу - пешеходная экскурсия во дворец Белосельских-Белозерских, затем в Шереметевский дворец и прогулка по площадям. Начало в полдень, но экскурсовод предлагает встретиться на Дворцовой площади в десять тридцать и полтора часа покататься. Отказываюсь заранее. Мне хочется попасть на Кондрашку - петербургский Птичий рынок.

Ем вонючий завтрак (сосиски, похоже, те же самые, их просто разогрели), выхожу из гостиницы, иду на Белоостровскую улицу - ждать автобуса номер 33, который довезёт меня прямо до места. Приятный сюрприз - автобус номер 17к идёт в ту же сторону.

Еду по Белоостровской. Жаль, не успеваю сфотографировать всё увиденное. Особенно впечатляет огромный остов здания, похожий на завод, разрушенный бомбёжкой. Остов у основания залит грязью. На развалинах огромный плакат: "Технопарк "Ильич" - аренда офисов и торговых площадей".

Людям, которые думают, что технопарк - это круто, следует разок побывать на Белоостровской...

Неожиданно быстро доезжаю до площади Калинина, где расположен Кондратьевский рынок.

Кондратьевский рынок

Кондратьевский рынок называется "Полюстровский рынок потребкооперации", что затрудняет его поиски. К счастью, я знаю эту наколку по прошлому приезду. Иду внутрь, в "птичьи" ряды.

По крытой зоне рынка медленно бродят огромные жирные кошки.

В аквариумной зоне никого нет. Время - девять, а торговля ещё не начата. Только распаковывается один-единственный мужик с польскими аквариумами. Загадочно. У нас в этот час как раз начинается самый что ни на есть торговый пароксизм. Да, любят поспать ленинградские любители!

Мужик с аквариумами участливо подтверждает эту теорию. Он говорит, что народ появляется здесь к полудню.

Делать нечего - иду дальше. Ищу отцу что-нибудь оригинальное для рыбалки. Ничего такого нет, хотя выбор хороший. Все охотятся на какой-то дефицитный "трёхсоставной финский вобблер". Звоню отцу - он говорит, что это на щуку, и вообще, Финский залив сильно отличается от Обского моря по условиям лова.

Птичий рынок как таковой ещё тоже не работает. Волнистые попугайчики по 500 рублей - на сотню дороже, чем у нас. Поразил десятиметровый вольер, где в два ряда битком сидят на жёрдочках нахохлившиеся кореллы.

В десять иду обратно к аквариумам. Тут всё же кое-кто появился. Смотрю цены, ассортимент. Ничего особенно оригинального, но простые вещи несколько доступнее, чем у нас. Цены опять-таки примерно на четверть выше.

Пора ехать. С сожалением расстаюсь с Кондратьевским, второй раз не оправдавшим моих надежд.

Во дворец

Дворец Белосельских-Белозерских расположен на Аничковом мосту и знаменит в первую очередь своей парадной лестницей, на которой снималось много костюмно-исторических фильмов. Сейчас дворец занимает представитель президента. В одной из приёмных стоит его ноутбук "Тошиба". Фотографировать в этой приёмной нельзя - стратегическая информация...

Сижу в лакейской комнате дворца (теперь там гардероб), жду экскурсантов, разглядываю афиши музыкальных постановок. Мучительно болит грудь. Я ещё уезжал с этой странной болью - как показалось, простыл на дедовых поминках. Пытаюсь кашлять, но боль слишком сильная. В афишах поражает Стравинский - "Игра в карты. Балет в трёх сдачах". Вспоминаю "пьесу в трёх действиях с пятью актами", написанную мной когда-то в школе.

Приезжают экскурсанты, гид опять передёт нас с рук на руки, идём по лестнице. Здесь экскурсоводша вполне адекватная. Много интересной информации.

Не понимаю, почему такой светлый и просторный дворец насквозь пропах официозом - не мог же один представитель президента полностью видоизменить в процессе жизнедеятельности такое большое здание! Задаю вопрос гиду. Оказывается, тут размещался то ли обком, то ли горком КПСС. Всё с ними понятно...

Странно, что я, коммунист, органически не могу выдавить из себя даже тени уважения к КПСС. Эта организация вызывает у меня омерзение, как и вообще любая однопартийная система.

Фотографируюсь на фоне люстры на балюстраде Дубового зала. Слушаю лекцию о Белосельских-Белозерских, промотавших за семьдесят лет огромное состояние. Вслед за ними дворец принадлежал сестре "гессенской мухи" - эта дама была замужем за братом Александра III, потом ушла в монахини. Говорят, после революции её живьём скинули в заброшенную шахту большевики. Плохо верится, честно говоря. Ведь даже бессудный расстрел предателя и палача адмирала Колчака не лежит на совести ВКП(б). Это сделал какой-то эсеровский ревком, попавшийся на пути адмирала...

Зал дворца, используемый для музыкальных концертов, украшен атлантами и кариатидами. Атланты надрываются, кариатиды, напротив, воздушно-легки и несут отстранённо-игривое выражение на лицах. Интересуюсь у экскурсовода - и точно: оказывается, кариатиды выполняют чисто декоративную функцию, а атланты на самом деле поддерживают арку свода.

Дворец снаружи выкрашен в отвратный малиновый цвет, а внутри - в туалетно-зелёный кобальт. Это послевоенное нововведение. Раньше стены были в основном светло-кремовые.

В гостиной у представителя президента наша экскурсия заканчивается. Вид из гостиной роскошный: Фонтанка, Аничков мост и Аничков дворец, Невский до самого Адмиралтейства. Ещё раз рассматриваем лестницу и идём пешком в Шереметевский дворец.

Больно.

Шереметевский

Сразу поражают ворота с величественными золочёными львами на гербе: Шереметевы - родичи прусских королей. За воротами - грязь и срам; идти приходится по набросанным наспех подмосткам.

Не так интересен дворец, как расположенный в нём музей музыкальных инструментов. Сразу же поражает ансамбль охотничьих рогов - некоторые из них больше трёх метров высотой. Оба ма-а-асквича начинают на ровном месте выпендриваться. Чтобы насолить им, рассуждаю с гидом о тонкостях рожковой игры при парфорсной охоте. Ма-а-асква обиженно замолкает.

В музее хранится первый в мире спинет. Он датируется серединой шестнадцатого века. В теории, на нём ещё можно играть. Звук спинета звонкий, чистый, слышен издалека. Понравились также тульские гармошки - заливистые, маленькие, как у крокодила Гены.

Для любителей эльфов и вообще всего прекрасного: слово "лютня", как и сам инструмент, происходит от арабского национального музыкального инструмента "уд", похожего на половой член с одной струной. Играть на лютне очень сложно, а звук её слаб и достаточно легко расстраивается. Неудивительно, что с появлением гитары офранцузившийся уд был заброшен и забыт бардами, трубадурами и прочими мейстерзингерами...

Чтобы хорошо играть на лютне, надо быть бессмертным эльфом: мастер-лютнист тратит 80% времени на настройку инструмента.

Скрипки Страдивари, на мой непросвещённый взгляд, ничем внешне не отличаются от классических "аматис". То ли прогнались Вайнеры, когда писали "Визит к Минотавру", то ли я такой законченный дилетант.

Во дворе играет "Марсельезу" своеобразный оркестр из пошетты и геликона. Очень забавно видеть вместе эти два инструмента: всё время кажется, что вот сейчас геликон набросится и проглотит маленькую пошетту заживо... Но геликон ведёт себя прилично: висит на владельце и честно выводит своё "пупуп - пу-пу - пук - пук - пук - по-о-опа!" У входного крыльца парлёкают: видимо, привалила делегация французов.

Из всех музыкальных инструментов больше всего меня поразил "диджидеру" - выеденный изнутри термитами ствол эвкалипта. В него надо дуть и одновременно с этим громко ритмично бубнить, помогая себе языком и циркулярным дыханием. Кроме того, он может использоваться в качестве дубинки и сарбакана. Гид утверждает, что это австралийское МФУ завоёвывает всё большую популярность у джазбандитов всего мира.

Сам дворец впечатления уже не производит: то же барокко, та же гризальная роспись на потолках. Гид, конечно же, рассказывает историю любви графа Шереметева и крепостной актрисы Ковалёвой-Жемчуговой. Это трёхсотый раз, когда я слышу эту мыльную оперу. Не знаю, какие из неё можно сделать выводы. Есть сословия - есть проблемы; нет сословий - проблемы отпадают сами собой. Любишь - женись. Особенно если имеешь дворец на Фонтанке.

Сергей Шереметев, последний владелец дворца, сам передал его советской власти.

Задерживаюсь ещё раз у коллекции скрипок. Но французы уже напирают - я ухожу догонять экскурсию.

Пешеходная прогулка

Ноги болят, грудь болит, а на улице холодно и ветрено. По программе у нас экскурсия по парадным площадям, но москвичам приспичивает в Спас-на-Крови, на место убийства Александра Второго. Спас, на мой взгляд, похож на глазурованный тульский печатный пряник. Внутрь мне не хочется, и я не одинок. Вообще, большая часть экскурсантов не испытывает особенного почтения к православным храмам. В Исаакии их интересует колокольня, в Казанском соборе - место погребения Кутузова, и т.д.

Группа приходит к компромиссу. Идём по Невскому, затем сворачиваем на Малую Садовую и по Итальянской идём до площади Искусств, а там уже от Русского музея - кто куда.

Малую Садовую сделали пешеходной совсем недавно. Оттого на ней стоит современного вида фонтан в виде каменного шара, из-под которого хлещет вода. Шар можно вращать, загадывая при этом желание. Я крутанул, загадал - турист, он турист и есть.

На "Елисеевском" поставили по европейской моде городскую скульптуру - статуэтку кота в натуральную величину. Кота называли всем городом, по конкурсу, как и сидящую напротив кошку. В итоге кота назвали Елисеем, а кошку - Василисой.

Здесь прорывает уже меня, и я объясняю громко и вслух, что такие садово-парковые украшения достойны какого-нибудь Антверпена или Гента, или другой буржуазно-купеческой дыры на окраине Западной Европы, но ни в коем случае не Ленинграда. Великий город не нуждается в украшении мёртвыми кошками! Экскурсовод согласна со мной, мы цитируем друг другу эпиграмму Гафта на Доронину - "будто каплю шанели добавили в щи", и остаёмся преисполненными чувством взаимопонимания.

Идём по Итальянской. В конце этой улицы стоят то ли фонтаны, то ли статуи, подаренные Италией Петербургу в честь четырёх великих итальянцев, отдавших сердце и ум этому городу. Мы пошли в другую сторону и вскоре, конечно же, вышли к Русскому музею. Здесь я сфотографировал засиженного голубями Пушкина, и экскурсия начала разделяться. У памятника Остапу Бендеру я сообщаю экскурсоводу, что не имею желания осматривать Спас-на-Крови, и иду в метро.

По дороге ем, пользуясь советом экскурсовода, в фастфуднице "Фрикадельки". Всё не очень вкусно, но дёшево и сытно.

Шоколадный соус к мясным рулетикам - вовсе не извращение, как может показаться. Как минимум, он согревает.

Натёр громадную мозоль на больной и без того ноге.

Медицинская услуга

В семь я в гостинице, и понимаю, что уже никуда не пойду сегодня. Распариваю мозоль, переодеваюсь в чистое бельё первого срока, ложусь в постель с яблоком и таблеткой аспирина. Смотрю телевизор - про Кондопогу. Затем под рекламу незаметно засыпаю.

Вскакиваю в полпервого по местному - от приступа невыносимого удушливого кашля. Как будто в горло попал посторонний предмет: кашляю и не могу вдохнуть. Наконец, что-то взбулькивает за гортанью, рот наполняется мокротой. Бегу в ванну, кашляю - горлом хлещет кровь, забрызгивая санфаянс.

Кое-как доползаю до телефона, звоню на ресепшн, объясняю ситуацию. Пью воду.

Через полчаса появляется врач, тщательно осматривает. Говорит, что у меня расслаивающая аневризма. Сообщает приятную для многих людей информацию - жить мне осталось примерно три недели. Делает укол многоразовым шприцем Люэра. Давно уже не видел такого счастья...

Ну ладно, три так три. Я слаб настолько, что это меня уже не беспокоит. Врач даёт адрес ближайшей больницы, уходит. Я засыпаю с мыслью, что домой вернуться всё же успею.

Сплю как убитый - шлюхи опять не звонили, - и просыпаюсь с ощущением полного выздоровления от какой-то старой и очень мерзкой болячки. Это воскресенье, и на очереди у меня Петергоф.

Tags: дневник путешественника
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments