(Доктор ?) (with_astronotus) wrote,
(Доктор ?)
with_astronotus

Голос разума

Написал с утра перед работой ещё рассказик на ту же тему. Жаль, выкладываю поздно, но реально не было сил заниматься переформатированием из Word в HTML.

В этом рассказе мой лирический герой выпадает за рамки логики и здравого смысла куда сильнее, чем в предыдущем. За это лично мне он и симпатичен.


Голос сознания


     Я поставил в рецептурном бланке три классических латинских буквы, требовавшие от аптекаря «смешать, выдать и обозначить». Подумалось с грустью: рецепт доживает последние годы, всё вытеснит готовая лекарственная форма, состоящая из контрафакта в красивой упаковке…
     Моя пациентка, аккуратная плотненькая девушка лет двадцати, тщательно упаковала рецепт в сумочку.
     – Скажите, доктор, – вдруг обратилась она ко мне, – а глюкоза сейчас без рецепта продаётся?
     – Без рецепта, – ответил я. – А вам зачем?
     – Ну, – смутилась она, – это так сразу не объяснить… В общем, спасибо. А она в ампулах или в таблетках?
     – Всякое бывает. А в чём всё-таки дело?
     – Да вы не поверите. Неважно.
     Я хмыкнул.
     – Отчего бы и не поверить? Раз пациенту нужна глюкоза, имеет же врач право знать…
     – А смеяться не будете?
     – Точно не буду. Что тут смешного, в том, что вам нужна глюкоза? Экий невиданный гоголь-моголь…
     – Ну ладно, – сказала она, решительно тряхнув волосами. Волосы у неё были каштановые, очень красивого тёмного оттенка, и я с сожалением понял через мгновение, что они крашеные. Впрочем, это её не портило.
     – Я, – сказала она, – иногда умею угадывать чужие мысли. Или… наоборот. Говорить без слов, понимаете?
     – Телепатия? – спросил я без тени скепсиса в голосе. Я ведь обещал не смеяться.
     – Ну, я не стала бы называть это таким громким словом. Просто… иногда удаётся что-то передать, почувствовать. Очень необычное ощущение, и оно… В общем, оно иногда подтверждается.
     – А глюкоза провоцирует это состояние? – спросил я тоном любопытствующего исследователя.
     – Нет, нет… Потом иногда очень сильно начинает болеть голова. И я как-то обнаружила, что глюкоза снимает головную боль. Обычный сахар тоже действует, но не так сильно, после него остаётся тяжесть. Глаза болят. – Она вдруг прикрыла рот ладошкой, словно нечаянно сказала гадость. – Ой, доктор, я, наверное, наговорила тут вам?
     – Ровным счётом ничего страшного, – успокоил я её. – Купите себе глюкозы в таблетках, можете ещё такие детские большие таблетки взять, из глюкозы с аскорбиновой кислотой. Носите их при себе, каждый раз применяйте в качестве профилактики. Сливы ешьте, когда сезон, чернику, виноград… А часто с вами такое случается?
     – Редко, – сказала она. – Вы меня к психиатру не погоните?
     – Нет, – ответил я. – Сами сходите, если понадобится. Вот если, скажем, вас начнут преследовать навязчивые голоса в голове…
     – Нет, такого не бывает, – улыбнулась она. – Так вы мне верите?
     – Не могу же я не доверять каждой встреченной странности в людях, – пожал я плечами. – Люди все разные, нет-нет да и всплывёт какая-нибудь фантастическая история. Отчего бы ей не быть правдой? – Я встал, убрал в шкаф папку с бланками.
     – Спасибо вам, доктор! – Она подскочила ко мне, поцеловала в щёку и выскочила из кабинета. – Вы первый, кто мне поверил. Буквально первый!
     Я машинально потёр щёку.
     – А остальные?
     – К психиатру гнали. Такого не бывает, говорят. До свидания!
     Она вылетела из кабинета в явно приподнятом настроении. Пусть катится есть свою глюкозу, подумал я, глупо улыбаясь ей вслед. Потом придвинул к себе новые бумаги и занялся следующим пациентом. Девушка с приступами спонтанной телепатии, обращавшаяся ко мне по поводу пустякового заболевания, напрочь вылетела у меня из головы. Я запомнил только то, что зовут её Анастасия, Ася.
     Историю эту я вспомнил вновь совершенно неожиданно. Стоял туманный и очень холодный ноябрьский вечер, один из последних бесснежных дней, отпущенных той осенью на нашу долю. Я грелся после работы на диване со стаканом портвейна номер сто и тарелкой ананасных долек, а жена играла мне на фортепиано пятый концерт Рахманинова. Помню, как я с досадой заметил лёгкую расстройку инструмента. От этого наблюдения мысли мои перешли на теорию о болезни или патологическом состоянии как расстроенности гармонических функций организма; я задумался о возможности некоего тонального резонанса в живом теле, в сознании, даже в соседствующих сознаниях. Мозг – известный приёмник, настроенный на гармонические сигналы; ведь все наши органы чувств так или иначе настроены на приём и анализ волновых колебаний окружающего мира. Я подумал о возможности телепатии – ведь это, с точки зрения физики, самая обыкновенная слаботочная радиосвязь, – и вдруг ясно увидел свою пациентку Асю, спрашивавшую у меня, можно ли купить в аптеке глюкозу без рецепта. «Доктор! Доктор!» – спрашивала она меня, теребя настойчиво и требовательно. Теперь она почему-то не вызывала у меня ни скепсиса, ни улыбки.
     Я отпил ещё глоток портвейна, и вдруг совершенно отчётливо услышал её голос. Даже не голос, а крик. Она бежала мимо строящегося дома, вдоль бетонного забора, исписанного непристойностями. Позади отчётливо громыхала электричка. Я знал это место и этот дом. Ася кричала на бегу – звала меня, из последних сил спасаясь от какой-то опасности…
     Поразительно, каким отчётливым было желание списать это ощущение в первый же миг на игру воображения, подогретого стаканом креплёного портвейна. В это желание, точно нож, врезался непереносимый стыд: чувство ужаса за судьбу девушки, взывавшей ко мне из последних сил, перебороло доводы рассудка с пугающей лёгкостью. Я лихорадочно натянул брюки и свитер, схватил сумку с документами… Помню испуганное лицо жены; я сказал, что у меня на работе забыты на столе подотчётные документы и что я скоро приеду. Объяснять ситуацию мне показалось постыдным, сам не знаю – почему.
     Ругая сам себя легковерным кретином и проклятым дураком, я автоматически, как заведённая однажды машина, просчитывал тем временем все возможные варианты. Я мог выглядеть в своих глазах кем угодно и сколько угодно. В чужих глазах – тоже. Я не мог одного – остановиться и убедить себя, что во всём виновата распалённая портвейном фантазия.
     Пока не ложится постоянный снег, машину я держу на платной стоянке у дома. Конечно, садясь за руль в нетрезвом виде и с пистолетом в кармане брюк, я становился преступником, но в те минуты мне было наплевать. Мотор взвыл, и городская тьма познакомилась с ужасом: пьяненький доктор на полуразбитой «Волге» отправился в ночное приключение. Хорошо, что у меня хватило ума соблюдать правила: ни один постовой, попавшийся навстречу, не сделал попытки меня задержать.
     Машина влетела на пустырь подле строящегося здания. Держись, Ася! Доктор приехал!
     ...Она лежала ничком у края большой стылой лужи, на груде битого шлака. Кожаное пальто было сорвано, не осталось ни денег, ни документов. Одежда Аси превратилась в лохмотья. В груди, под ключицей, зияла большая колотая рана, из которой толчками выходила кровь. Дело было совсем скверное.
     Зажав тампоном рану, я набрал номер «Скорой помощи».
     – Костя, бросай всё к чёртовой матери и приезжай, у меня здесь жертва нападения, всё плохо… реманать надо…
     Ася вдруг открыла глаза и улыбнулась мне.
     – Доктор… Хороший… – сказала она каким-то детским, неестественно слезливым голосом.
     – Умрёшь – убью, – не слишком-то логично пообещал ей я и занялся обработкой раны.
     Неделю спустя я навестил её. Она была ещё очень слаба – лежала, осторожно кашляя, в душной шестиместной палате.
     – Вот какой вы замечательный, оказывается, – встретила меня Ася. – Я же знала, что вы мне поверите.
     – Попробуй тут не поверь, – ответил я.
     – Вот поэтому я вас и звала, – призналась она. – Никто другой бы не услышал. А услышал бы – не поверил бы. Может, вы, доктор, тоже телепат?
     – А что? – сказал я. – Всякое бывает…
     – И как только вы мне поверили?
     – Я же объяснял. Людям легче вообще-то не доверять, но в конце концов это приводит к дурным последствиям. А жизнь полна разного... чудес.
     – Слышать голос… сознания…
     – Люди всё время слышат голос сознания. Просто обычно это голос их собственного, личного сознания. Некоторые думают даже, что других голосов не бывает. Как мы с вами видим, это неправда.
     – И всё-таки это чудо, – твёрдо сказала она.
     – Да, – согласился я, – вы совершили чудо. Вы позвали меня с расстояния в три с половиной километра по прямой.
     – А вы, – ответила она, – совершили два чуда. Во-первых, услышали, а во-вторых, поверили. И не спорьте.
     – Ну мало ли, – ответил я ей. – В медицинской практике бывают подчас очень разные истории. Вот, к примеру, у меня однокурсник отрабатывал практику в районной больнице. Доставляют ему больного, по всем признакам – острый живот. А больной говорит: отказываюсь от операции категорически. Я, говорит, инопланетянин, у вас таких лекарств нет, чтобы на меня подействовали. Приятель мой хотел было вколоть ему успокоительное, а вместо этого подумал – чем чёрт не шутит! – и взял у пациента анализ крови. А кровь, – тут я сделал небольшую, но эффектную паузу, – оказалась синяя, на медной основе. Вот так-то у нас бывает.
     – Ну, – тихо рассердилась Ася, – это уж кто-то врёт, либо ваш приятель, либо вы. Не бывает такого!
     Я вздохнул.
     – Может, и вру. Может, и не бывает. Только мы, врачи, в этом права сомневаться не имеем. Что нам пациент сказал – тому и верить надо. А иначе как можно? Человека что, прикажете без помощи оставлять оттого, что у него кровь синяя?
     Тут вошла дежурная сестра и выгнала меня вон с моими разговорами.
     Уходя, я оставил Асе на столе большой пакет с глюкозными таблетками – вдруг ей это когда-нибудь ещё пригодится?




В следующих выпусках мой лирический герой займётся сексом прямо на страницах рассказа, подвергнет сомнению квантовую физику и совершит ещё много антисоциальных поступков.

Ей-ей, его это красит.
Tags: литература, оффтопик
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments