October 22nd, 2018

редакторская колонка

Похвала расчеловечиванию.

Часто приходится слышать о «расчеловечивании» коммунистов, об особом отношении к нам. Быть может, это и должно быть обидно, а вот я задумываюсь всё чаще — так ли это плохо? Ведь, когда нам говорят о «человеке», «человеческих потребностях» и «общечеловеческих ценностях», то имеются в виду обычно не наука, не прогресс и не то великое горение, которым разум питает весь мир — а нечто приземлённое, подчёркнуто упрощенное, вырванное из всех начал и взаимодействий и через это ставшее частным в худшем из всех смыслов этого слова.

Да, если «человеческое», которым нас кормят много лет как высшей ценностью, сводится к уютной норке, демонстрации собственной исключительности и к иным формам трогательной заботы о себе — тогда не удивительно, что многие из нас не люди, и вряд ли захотят быть людьми, как это было предложено нам всем в эпоху перестройки. Столетия тиранической, равнодушной власти, выбившей из нашего существования все основы человеческого, столетия окружающего бытового жлобства, трогательно выдаваемого за заботу о простых человеческих радостях, и в самом деле выбили у многих из нас почву для самоидентификации в качестве таких же людей.

Удивительно, но до сих пор абсолютное большинство тех, кто устроил более или менее успешно свою человеческую жизнь, начинает с того, что закидывает из свежеотрытой норки помётом всё, что нам дорого и ценно. Они не пытаются спорить, обосновывать, доказывать; их аргументы примитивны, их слова мерзки и липки; они способны только на два чувства — дебильный смех и звериную ненависть. Они моделируют поведение человеческого общества, рассуждая об «альфа-самцах» и жалуясь, что им «при коммунизме не дадут бабу». И эти люди идут в авангарде тех, кто учит нас, как быть человечеством, как разделять и исповедовать их вечные ценности, которые они называют единственно приемлемыми для человеческого существа!

Стоит ли удивляться после этого тому, как много в России и других странах, успевших увидеть хотя бы краешком своей истории другое, отличное от «человеческого», существование, тех, кто горит ярко от рождения и до заката, кому тесно и душно в норке, невзирая на достаток или нищету, здоровье или болезнь, на все преходящие реалии и блага подобного «подлинно человеческого» мира?! Мы осматриваем обитателей норок с любопытством, с настороженностью, с брезгливостью: здоровы ли они, сыты ли, не переносят ли коричневую чуму, не слишком ли сильно грызут друг друга? Но разделить их блага и ценности мы не в состоянии. Признаемся в этом, здесь нет ничего постыдного!

Мы не любим, когда нас расчеловечивают обитатели уютных пещерок. Но нельзя не признать, что, когда они отделяют себя от нас, в их действиях есть логика. Да, мы живём с людьми, мы любим людей и мы участвуем во всех делах людей; но наш взгляд на мир и его события отличается от навязываемого нам «простого человеческого взгляда». Мы встаём, работаем и засыпаем на повседневной Земле, но мысли наши всегда там, где наша настоящая родина.