?

Log in

No account? Create an account

November 19th, 2018

Вообще, судя по комментариям в антипрививочных постах (да и судя по многим другим историям похожего спектра, от стонов и плачей на сайте «Задолбали» до кулуарных разговоров ни о чём во время научных конференций), проблема с прививками стоит вовсе не в качестве и эффективности отдельных вакцин, не в здоровье и даже не в ужасе перед всемогуществом всемирного заговора жидорептилоидов-фармакопейщиков. Для большинства участников подобных дискуссий, по определению скатывающихся в бескультурное хамство, главным движущим мотивом является, как ни странно, удовлетворение потребности в реализации собственной человеческой сущности, а именно — права распоряжаться хоть чем-нибудь в этой жизни. В случае с прививками (как и в двух других важных темах — аборты и эвтаназия) речь идёт о праве на распоряжение собой, своим телом, и распространяется на очень древнее самоощущение права иного рода — права распоряжаться своим потомством, реализуя власть над собственной и родовой сущностью человека.

Само по себе отсутствие такой власти не есть плюс. Человек не ощущает и не ощутит себя свободным, пока его обязывают к определённым отношениям с собой в биологическом плане. Не случайно же самые страшные и популярные антиутопии, как и самые страшные реакционные режимы реальности, посягают прежде всего на секс и связанное с ним деторождение, эту начальнейшую из форм реализации права быть. В условиях современной жизни, когда «простому человеку» со всей возможной откровенностью показывают, что от него ничего не зависит, в том числе и в его собственной жизни, борьба с биологическими ограничениями для себя воспринимается многими подсознательно или сознательно как символ борьбы за собственную сущность; точно так же борьба за биологические ограничения для другого воспринимается как форма реализации власти. И то, и другое несомненно верно, и само по себе должно было бы рассматриваться как естественное явление — если бы не цели и инструменты, выбранные для такой борьбы!

Основной проблемой здесь является то, что у людей, претендующих на власть, в том числе и на власть подобного рода, нет высокой культуры этой власти, нет ни ощущения, ни знания, что подлинная власть всегда сопряжена с высочайшим уровнем ответственности. Власть для них есть синоним воли и самодурства, а разного рода примеры, являемые им в практике, только крепят в них это глубочайшее убеждение. Поэтому вместе с реализацией своего права на управление реальностью (в данном случае с прививками, на управление собой и своим потомством) эти люди желают, чтобы им был явлен и механизм защиты от всякого рода случайностей и ошибок, возникающих на пути реализации этой власти, чтобы всегда был кто-то, на кого можно перевалить ответственность за собственные промахи и просчёты. Для политической власти таким ответственным механизмом является низшая прослойка чиновников, а вот в случае с самодурством, направленным на здоровье, население желает сделать атрибутом подобного механизма врачей.

Это отсюда берётся тезис, что если человек выздоровел, то это господь его спас, а если помер, то это врачи его залечили. Это отсюда растут корни дурацких измышлений о некоей несуществующей в природе «клятве гиппопотама», которая якобы обязывает врача днём и ночью прибегать к пациенту по первому свистку, чтобы удовлетворить его внезапно возникшие нужды и запросы. Именно следуя этой конечной цели, пациент со всеми своими высшими-перевысшими образованиями с удовольствием принимает на веру рассуждения о том, что УЗИ вносит запрограммированные изменения в генетический код, что траволечение полезнее и безопаснее химиотерапии, а врачи-убийцы участвуют в заговорах трансплантологов — ведь эта вера приобщает его к знанию, которое превыше знаний врача, и тем как бы выводит его из-под власти «человека в белом халате». И уж если человек вообще научается смотреть на других людей, оказывающих ему внимание, как на касту слуг (а этому сейчас научиться весьма просто), то именно роль врача как слуги является одной из наиболее доступных для понимания почти любого человека — поскольку общество вручило жизнь его врачам от первого и до последнего вздоха. Из стража жизни и здоровья медик в глазах стремительно оскотиневающего населения превратился в бесправное и полубессмысленное существо, связанное по рукам и ногам таинственной «клятвой гиппопотама».

Но проблема этого подхода в том, что медики тоже люди, более того — офицеры, выставленные армией человечества на страже рубежей общественного здоровья. И господам офицерскому корпусу отлично видно с высоты собственного профильного образования, что если человечество не желает более кормить свою армию, то будет кормить чужую — от знахарок до филовирусов включительно. Оттого господа офицеры пьют водку и нервничают, глядя, как разлагается мораль у штатских, как честь мундира втаптывается в грязь. Господа офицеры тоже имеют человеческую сущность, и желание власти реализовали конвенциональным способом — уйдя туда, где эта власть предполагается и где её меру заслуживают по выслуге и по способностям, а не по умению кричать и качать права. И присяга, связывающая ряды этой армии, в отличие от мифической «клятвы гиппопотама», включает в себя как понятия об ответственности, обязанности, так и понятие о праве на действие, решение, мнение, знание, об источниках и формах этого права, а также, что немаловажно — о методах его реализации. Врач — не обслуга! Даже при капитализме это не так, а там, где это так, там исчезает общественная медицина, там исчезают врачи и появляются ловкие цирюльники и знахари со своим «чего изволите-с?».

Потому, если на линии фронта (а такой линией является как индивидуальное здоровье, так и коллективный иммунитет, социальная гигиена и пр.) не подчиняться указаниям офицерского состава, этот офицерский состав не будет сражаться до бесконечности — во избежание избыточных потерь среди штатских, офицерский корпус просто плюнет и скомандует отступление. Никто, никакая «клятва», не сможет принудить их остаться и выполнять свою работу, если от них требуют быть не офицерами, а телохранителями и денщиками очередных важных господ. Прививки — один из важнейших участков такой линии фронта, они позволили человечеству отбиться от двух десятков опасных болезней; мы не знаем, что такое смерть ребёнка от коклюша, дифтерии, скарлатины, кори; мы забыли оспу, и не каждый из нас встречался лично хотя бы с одним случаем бешенства. Откажемся от прививок, и всё это вернётся в считанные годы, как в Россию вернулась дифтерия, как вернулась корь — заболевание, по детской смертности более опасное, чем скарлатина! — в Восточную Европу. Но нет, тогда врачи не станут защищать вас и бегать за вашими детьми-инвалидами, а вы не станете скорбно закатывать глаза и молиться, чтобы доктора не заморили вашу «дитачку», а господь спас её. Это был и есть ваш выбор. Люди ХХ столетия шли на иммунизацию, потому что прививки — это культура и качество жизни. Люди XXI столетия идут в церковь и на йогу, чистить энергоинформационную ауру. Это личный выбор и личное право. Но клятвы обслуживать личные хотелки этих людей ни один врач не давал и не даст. Только через магазин. Забудьте навсегда идею, что права есть у вас, а обязанности — у кого-то другого. Меньше разочаруетесь!

Метки

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow

Последний выпуск

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031