April 16th, 2019

эмо

Культурный голод.

Судить о русской литературе по Достоевскому (или, например, по Сорокину) — один из эффективнейших показателей низкой культуры, претендующей на всепонимание. Так делать нельзя. А вот когда валяешься с высокой температурой на берегу чужого моря, и пропитанный лихорадочной кровью мозг отчаянно требует пищи, пищи, пищи, когда любая книга проглатывается за полчаса-час — тут-то и вспоминается тот главный корпус русских текстов, который родился не из дворянского бреда и спеси, но от усилий народа, совмещающего язык, борьбу и труд. Тут-то и начинаешь понимать по-настоящему, какое это везение, что жили и писали Симонов, Герман, Конецкий, Шолохов, Каверин, Фадеев, что можно и нужно читать «развлекательные» книги Стругацких, Пикуля, Юлиана Семёнова, что многие пороки и язвы современности давным-давно обнажены Ильфом и Петровым, Зощенко, Кольцовым, что десятки авторов-документалистов оставили нам свои книги о величественных и опасных временах… Воистину, советская литература — великая литература, и то, что к ней следует относиться с известной долей критики, не принижает её: критики заслуживает любая литература, любой писатель всегда творец и лжец одновременно, и никакая книга, не воспринятая критично, не станет в итоге путеводной звездой.