April 19th, 2019

эмо

Похвала жабе.

До сих пор вспоминаю с нежностью прошлогоднее: центр Бангкока, улица Рамы Пятого, переплетение магистралей, линий скайтрейна, вокруг небоскрёбы, торговые центры, кафешки, музеи, училища, вечерняя толчея, шум и гам — и, с лёгкостью перекрывая всё это, несётся «ля» контроктавы:

—Ква! Ква! Ква!!!

В маленькой канавке за переулком Сой Касемсон огромная толстая жаба, размером с типичное российское блюдо для салата оливье, изволит привлекать самочек пением. Несколько позже к ней присоединяется вторая жабища, на пол-ладони меньше, но не менее пафосная; жабы подстраиваются в большую терцию и исполняют уже вдвоём. От криков жаб вздрагивает стекло гостиницы.

Остров Пхукет, андаманское побережье, ночь, полная огня, страсти и комаров. Между столиками прибрежных ресторанов с достоинством ходят официанты, разнося тарелки с морепродуктами. И вдруг в ночной тишине раздаётся характерный гулкий удар — как будто захлопнулась крышка большого чемодана.

—Ого! Слышишь? Что это было?
—Жаба скушала комарика. Видишь, вон она, сидит на тропинке слева. Это не урна для мусора, это здесь жабы такие…

Подобные картины мне доводилось заставать почти во всех странах Азии, куда меня заносило. В Таиланде жабы пели мне и охраняли от комаров, в Лаосе меня познакомили с дивным народным искусством отвесить жабе правильного пинка, в Пекине тоже полно жаб, и даже в родной Сибири, стоит весенними лужам отогреться, как жаба, эта скромная серая труженица наших ночных полей, обязательно найдёт способ напомнить о своём существовании.

И только на острове Хайнань я жабу не встречал ни разу.

Там — квакши!