December 1st, 2019

аватара

Опять рыцарь, опять дракон!

Всего-то и минуло шесть лет после прошлого разгрома, а всё та же команда энтузиастов вновь с жаром требует меня в число участников нового, охренеть какого оригинального литературного конкурса — «Рыцарь и дракон 2». Теперь в условиях конкурса требуется, чтобы сволочами были и дракон, и рыцарь, а смыслом рассказа должен быть уже не моральный релятивизм героев, а «крушение всех и всяческих надежд на лучшее» (из описания к техническому заданию на конкурс).

Однако же с тринадцатого года как в России, так и на постсоветских просторах произошло мого чего интересного, поэтому теперь читатели уже совсем почти не интересуются ни рыцарями, ни драконами. Заветный паровозик, увозящий писателей с платформы 9 3/4 на дачу в Перделкино, приходит теперь за авторами совсем других текстов, примерно таких.

Точка! Глеб так и представлял себе это: заснеженное поле, блиндированный сруб второго эшелона, накат из швеллеров над головой, отдалённое уханье дивизионных Д-30 за перелеском… Но сейчас, когда он, мокрый от пота и чужой сальной крови, скатился в блиндаж есаула, слово «точка» обрело в его глазах второй смысл. Точка на карте Родины и есть точка, и он, Глеб, самим Богом поставлен на эту точку.

Есаул поднял на Глеба всепонимающий взгляд, поправил эполет кончиком шашки. Сейчас, пока пиндосы в соседних окопах жарили друг друга в туза, здесь, на рубеже, царило относительное затишье — только короткие очереди из ДШК время от времени разрывали тишину ночи. Есаул прикрутил фитилёк светильника, сделанного из стреляного корпуса 420-миллиметровой мины 2Б1 «Трансформатор», и внимательно посмотрел на Глеба.

—Ты, паренёк, чей будешь?

—Свой. Православный. Русский, — выдохнул Глеб, ёжась под взглядом хозяина блиндажа.

—И это правильно,— согласился есаул. — Вдруг бы ты из этих бы… афроамериканцы которые, мать их… Мы здесь на точке таких не любим, понятно?

Глебу это было понятно. Он чувствовал себя русским с первого мгновения жизни, с того часа, когда репрессированный дед-казак вложил ему в пухлые губки вместо первой соски патрон от русской трёхлинейной винтовки Мосина 7,62х54R со старым ещё, скруглённым баллистическим наконечником. Этот вкус, который не перешибить никакому крафтовому пиву, сопровождал с тех пор Глеба всю жизнь — пока не довёл его до этого пропахшего пиндосами и сталью рубежа, до точки!

Теперь, глядя на есаула и слушая далёкий гул моторов подъезжающей бригады МТ-ЛБ, буксировавших за собой новый дивизион тяжёлых пушек 2А19, Глеб вдруг со всей остротой осознал, как много значил тот закруглённый, пахнущий латунью и ружейным полусалом, наконечник в его жизни. Москва, коворкинг, менеджмент таймлайнов, митинги с клиентами асап, любимый сигвей, попавший в залог к чеченам — всё это ушло, испарилось перед острым пониманием своей миссии. Долг. Точка.


Это читать будут, а про плохих рыцаря и дракона, который как-то неправильно кончили — не будут. Время ушло. И даже «Игру п…лов» люди не ради драконов смотрели. Но авторов, однажды уверовавших в собственную гениальность, не остановить. Так и будут писать про рыцаря до самой смерти, и останутся глубоко убеждёнными, что несут в массы добро и свет. И что я должен им помочь и даже дать немного денег, разумеется…

Раньше это было опасно, вызывало возмущение. Сейчас — уже забавно. Как старуха Шапокляк, идущая по Москве 1970-х годов в своём нелепом складном цилиндре… И всё же, коллеги, не надо писать про рыцаря и дракона, если не знаете, зачем это нужно именно вам. И про гаубицы с есаулами тоже, по возможности, не пишите! Не надо ходить в собрания нечестивых, там очень уж много нечестия.