November 17th, 2020

маразм

Про патогенез COVID-19 вопросик назрел.

Я вот нифига не инфекционист, но вопросик имею. Чем дальше продвигается эпидемия ковида, тем больше, судя по сообщениям, из-под маски загадочной «атипичной пневмонии» проступает нечто, что выглядит как не слишком замаскированная «обычная» геморрагическая лихорадка с ДВС-синдромом. Да, патогенез её несколько другой, чем у арбовирусных и филовирусных лихорадок, но течение то же самое, с характерным температурным врезом перед началом ДВС-фазы, с сыпью, миалгиями, поражениями лёгких, мозга и паренхимы, с микротромбами, кровотечениями, волемическим и септическим шоком и т.д. И патогенетическое лечение тоже постепенно приходит в привычное для ГЛ русло «разжижение плюс замещение плюс дезинтоксикация плюс борьба с отёками»: преднизолон/дексаметазон, аспирин, клексан и так далее.

Если это не так, то непонятно, почему всё больше сообщений о том, что именно подобная терапевтическая тактика, хорошо отработанная на лихорадках Ласса и Эбола, регулярно приносит несомненный успех в условиях стационара. Если же это так, то возникает вопрос к качеству работы патологоанатомов и клиницистов; неужели геморрагическую лихорадку (пусть и «атипичную», в скрытой форме) было так сложно распознать? Я ещё понимаю, чем в начале вспышки был обусловлен запрет на кортикостероиды — непредсказуемая реакция подавленного иммунитета на новый возбудитель и сопутствующие оппортунистические инфекции. Но зачем было аспирин-то запрещать, сводя всю симптоматическую терапию к небезвредному и малоэффективному парацетамолу?

P.S. На заметку, про аспирин. Во всех случаях амбулаторного лечения среднетяжёлых форм ковида, с которыми мне довелось столкнуться в последний месяц, парацетамол сбивал температуру в лучшем случае на полградуса и ненадолго — полтора-два часа. Аспирин давал гораздо лучший и более стойкий эффект, до 1 градуса и 6 часов. При повышении температуры выше 39,5° («скорая» либо не приезжала, либо приезжала, но не делала ничего) во всех случаях прекрасный антипиретический эффект оказала традиционная литическая смесь-тройчатка: по таблетке анальгина, папаверина и тавегила либо цетрина. (У пожилых папаверин может заменяться аспирином или но-шпой, в связи с риском развития гиперпирексии). Температура стойко снижалась на 6-12 часов с проливными потами, больные приобретали аппетит. Замечу, что во всех этих случаях к моменту установления лихорадки на высоких цифрах кашель был уже продуктивный, с обильной мокротой, сатурация 92-95%. Я настойчиво призываю всех читателей не заниматься самолечением, а вместо этого вылечить нашу родную советскую медицину и впоследствии следовать её рекомендациям, а не моим; тем не менее, помещаю эти сведения как личный опыт, на тот случай, если ситуация станет ещё хуже и любой опыт будет считаться ценным.