(Доктор ?) (with_astronotus) wrote,
(Доктор ?)
with_astronotus

"Бафф": текст рассказа, часть 2

– 6 –

Вечером 27-го июля громоздкий контейнер, блестевший трубками и стеклами датчиков, прибыл на авиабазу Сигонелла. Экипаж транспортника, оглохший от шума двигателей, дружно завалился спать. Контейнер выгрузили на тележку и увезли в заранее подготовленный полуоткрытый ангар.

Здесь его ждал человек в итальянской военной форме. С ним был американец в штатском.

– Я капитан Венутти, специалист по радиологическим измерениям. Это мой коллега и друг, Николас Берг. Он занимается парашютной автоматикой.

Венутти проверил в одиночку весь контейнер. Что-то настроил, что-то включил, подкрутил какие-то стеклышки. Затем контейнер поставили на станину и надели на него сверху приспособление, напоминающее водный мотоцикл. Этим приспособлением занимался уже Берг, поминутно сверявшийся с каким-то фантастическими схемами, возникавшими на экране его ноутбука.

– Управляемый по радио параплан, – объяснил он присутствовавшим офицерам. – С его помощью этот гигантский контейнер будет парить в заданном направлении, ориентируясь по сигналам спутников и картам звездной навигации. Точность – в пределах десятков метров.

Удовлетворенные осмотром, Берг и Венутти кивнули – можно забирать.

Контейнер с укрепленной на нем парашютной системой увезли на автопогрузчике и аккуратно подняли в разверстый бомболюк стоящего наготове бомбардировщика Б-52. Лучи прожекторов высветили бортовой номер на фюзеляже гигантской машины – 509.

– 7 –

Пришло время поподробнее познакомиться с «Баффом».

«Бафф» – это сокращение от английских слов «Большой уродливый толстый трахатель». Так американские военные называют стратегический бомбардировщик, официальное название которого – Б-52 «Стратофортресс». Этот самолет стал вскоре после Второй мировой войны заменой для знаменитой «летающей крепости» Б-29 – модели, прославленной бомбардировками Дрездена, Киля, Плоешти. С Б-29 были сброшены атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки, а год спустя – на американский флот в лагуне атолла Бикини. К роли атомного бомбардировщика готовили и Б-52.

Изначально машины этого класса предназначались для бомбардировок с большой высоты, неуязвимой для зениток неприятеля, но рождение зенитных ракет и мощных реактивных истребителей убило идею высотной авиации. С 1960-х годов «Баффы» летали на малых высотах, более или менее скрытно подбираясь к цели. Но здесь их выдавали большие размеры и относительная тихоходность. Постепенно американские ВВС утратили интерес к «Баффам» как к бомбардировщикам – сперва пришла эра господства ракет, потом появились технологии «Стелс», давшие военным США экстрадорогие, зато малозаметные и быстрые бомбардировщики Б-1 и Б-2. «Баффы» стали переоборудоваться под ракетоносцы, в этом качестве они были весьма неплохи. Хорошо годились они и на то, чтобы выбрасывать смертоносное содержимое своих бомболюков на мирные города и селения вчерашних колоний, не успевших еще разжиться собственной зенитной обороной и не желающих, несмотря на это, двигаться в русле американской политики. Поэтому списывать Б-52 не спешили. Наоборот, они испытали на себе ряд модернизаций. Последние модернизации – «Джи» и «Эйч» – до сих пор состоят на вооружении ВВС США в качестве ракетоносцев.

Цифры говорят о его параметрах такое: Б-52 – это шестиместный высокоплан (крыло пересекает фюзеляж в его верхней части), на крыле размещены 8 турбореактивных двигателей «Пратт-Уитни» тягой 7711 кг, максимальная скорость 950 км/час, крейсерская – примерно 800 км/час, практический потолок полета – 16 километров 750 метров, дальность полета – 16 тысяч километров. Размеры впечатляют: размах крыла – 56 с половиной метров, длина самолета – 49 метров, высота – 12 с половиной метров. Вооружение составляют авиационная пушка «Вулкан» с дистанционным управлением и бомбовый груз, вес которого варьируется в зависимости от объема взятого топлива и от типа боекомплекта. Примерный перевозимый вес бомбовой нагрузки на современных моделях составляет около 27 тонн.

Как говорят у нас – такую бы энергию, да в мирных целях…

– 8 –

Экипаж борта 509, заранее собранный с бору по сосенке, дремал сладко в казармах Сигонеллы. Ни одному из пилотов было невдомек, что его скромная и малонужная до сего дня персона проверена на десятки раз самыми ответственными специалистами сразу трех американских контор – ЦРУ, ФБР и Пентагона. Заслушав мнения специалистов, окончательное суждение выносил Лакроссе.

– Это вам не воскресный выезд на барбекю, – сказал он, утверждая окончательный список. – Здесь нужна редкостная надежность.

Их разбудили 28 июля, ровно в два часа ночи. На всякий случай, в своих постелях продолжали нежиться их дублеры – по двое на каждого члена экипажа! С руганью и скверными шуточками экипаж борта 509 собрался в комнате для брифингов.

– Русские, – сказал им офицер подполковник Конвей, – утратили всякий стыд. Они собрали в своем городе Туапсе целую выставку радиоактивной дряни, а теперь хотят поторговать ей чуть ли не в открытую – сами понимаете, с кем. И придурки из МАГАТЭ позволили им это. Наша задача – обнаружить среди этой свалки сырье, пригодное для изготовления атомных бомб. Тогда мы возьмем Иванов за жабры…

Помощники открыли оперативную карту.

– Наши физики, – объяснил Конвей, – создали сверхточный прибор для обнаружения изотопного состава радиоактивных материалов на основании анализа спектра излучения. Надеюсь, никому не надо объяснять, что это значит? – (Объяснять не надо было никому – в летчики стратегической авиации тупых обычно не берут.) – Со спутника, – продолжал Конвей, – эта система не работает. Поэтому вам надо пролететь над русской территорией и сбросить над ней контейнер с измерительной аппаратурой. Высота сброса – около пятнадцати километров. Контейнер будет спускаться на управляемом парашюте и выполнять съемку местности, а потом либо вылетит за пределы русской территории и упадет в море, либо мы его взорвем. Вопросы?

– Что нам могут сделать русские? – спросил второй пилот.

– Сбить, очевидно, – ответил подполковник. – Хотя вряд ли. Они нам доверяют.

– Тогда отчего такая секретность?

– Вообще-то миссия скандальная. Русский медведь здорово отощал, но дразнить его пока еще опасно. Если мы там ничего не обнаружим – поднимется крик, русские выкатят нам дипломатическую претензию, вас будут показательно шерстить, а вы – оправдываться. Как именно – я не знаю. Вам передадут конверты боевого ордера, вскроете их в полете, там все, что вы должны говорить – и русским, и нашей сенатской комиссии. Но я думаю, вы обнаружите там то, что ищете. И тогда русским придется примолкнуть, а вы, парни, окажетесь национальными героями Америки…

– Тянет на крупный скандал, – засомневался бортмеханик.

– Вы можете отказаться.

– А оплата? – поинтересовался командир экипажа.

– Как за обычный боевой вылет, – успокоил его Конвей. – И, в случае успеха миссии – приличная премия от заинтересованного агентства. Но на миллионы не рассчитывайте. Вы еще не спасаете этим полетом всю западную цивилизацию, обычная шпионская рутина.

…Бортмеханик все-таки отказался, и его заменили дублером. За этот отказ, как ни странно это покажется российскому читателю, ему никто ничего не сделал. После этого инцидента он остался честным гражданином в добром здравии и прекрасном расположении духа. Его судьба не отличалась в дальнейшем от судеб миллиардов других землян.

Всему экипажу выдали новые документы – поддельные.

– Командир корабля подполковник Круз… майор Депп, капитан Уиллис, капитан Гир…

Фамилии голливудских кинозвезд, сыгравших множество спасителей Америки и человечества, как нельзя лучше отвечали даже не целям и задачам – самому духу операции «Вербена».

– 9 –

Вместе с экипажем летели два «специалиста по инструментарию» – инженера, в задачу которых входило подготовить спецоборудование к сбросу, а впоследствии управлять его полетом. С самого начала они представились экипажу как Николсон и Рурк; ни у кого не возникло сомнения, что имена эти вымышленные. Для их работы в самолете была установлена специальная кабинка с приборами и экранами. Рурк и Николсон вошли в нее и сразу же заперлись там.

Командиру экипажа были вручены инструкции и полетная карта.

– Желаю вам счастливого возвращения, подполковник! До встречи, ребята!

Посадка – на Кипре, в Акротири. Полоса там короткая, и к вечеру должен лить дождь.

В 05:00 по Гринвичу – старт. «Бафф» отрывается от полосы в Сигонелле, его бомбовый люк закрыт. Адриатическое море спокойно ждет рассвета, а в разорванных облачными кучами небесах уже сияет утреннее солнце. Впереди – Россия!

Инструкцию предписано вскрыть в девять часов.

Экипаж мирно завтракает. Рацион американских пилотов нельзя назвать недостаточно сытным.

– Как вы думаете, шеф, что это за история? – Штурман неспокоен.

– После одиннадцатого сентября, Род, – отвечает командир с полунабитым ртом, – мы девять лет живем в окружении стран, которые только и думают, как бы сделать дяде Сэму больно. Поскольку русские не хотят сейчас связываться с нами самостоятельно, они собираются кое-кому помочь. Я думаю, не надо объяснять, кто у нас сейчас «враг номер один»? Так вот, на днях я имел разговор с одним парнем из Лэнгли, которого за какую-то провинность выпихнули к нам в Сигонеллу. Он говорил, что у них служба роет носом землю, пытаясь не допустить вывоза боевых атомных снарядов морским путем из России. Зуб даю, что мы летим навестить русских как раз по этому поводу.

– И что же у нас в багажнике?

– Я думаю, это система радиозахвата целей. Видимо, наши парни решили обстрелять русское побережье ракетами или потопить одно-два судна с радиоактивным грузом, чтобы никто не думал, что американцев можно водить за нос. Я, во всяком случае, слышал, что нас страхует у русских берегов какая-то субмарина…

– А если русские взъярятся?

– И что они нам сделают? У них не осталось ни ракет, ни самолетов, а их танки нам не страшны. Может быть, пошумят дипломаты, но нас-то это ни в коем разе не касается! – Командир взялся за галеты и джем.

– Боюсь, собьют нас с этим паскудным заданием, – буркнул второй пилот.

– А ты не зевай, – назидательно сказал ему непосредственный начальник.

– 10 –

В самом центре штата Омаха, в толще горы, размещается гигантский бункер оперативного штаба командования стратегических ВВС США. Сюда непрерывно стекается информация о положении всех атомных зарядов, всех ракет, самолетов, подводных лодок и боевых спутников американской армии и армий любых других стран мира, обладающих ядерным оружием. Отсюда же дается в случае необходимости команда на запуск ядерных ракет. Сотни офицеров бдительно несут вахту в этой святая святых американской военной машины.

В 22 часа 25 минут «горного» времени (5:25 по Гринвичу) офицер контроля лейтенант Колдуэлл позвонил дежурному командиру полковнику Рейсу:

– Сэр! Это какая-то чертовщина. Наш самолет №509 вне всяких планов и распоряжений стартовал из Италии и держит курс строго на восток.

Полковник Рейс пребывал в недоумении около полуминуты.

– Запросите оперативное командование европейской группировки – куда это они отправили ядерный бомбардировщик!

В оперативном командовании не знали ровным счетом ничего.

– А что говорит база в Сигонелле?

– Разведывательный полет.

– Черт-те-что, с ума посходили! Отправлять в разведывательный полет «Бафф»!

Разбуженный тревогой, сделал доклад командующий стратегической авиацией на Европейском ТВД:

– На борту 509 никаких видов вооружения, кроме авиационного орудия. Ядерные снаряды на бомбардировщик не загружались и не снаряжались.

– Все равно, черт знает, что за безобразие! Без моего ведома… Свяжитесь с ЦРУ!

Но в ЦРУ сказали удивленно, что тоже ничего не знают о странном полете бомбардировщика.

Полковник Рейс действовал строго по инструкции – известил командующего о внештатной ситуации, а затем объявил боевую тревогу.


(Продолжение следует)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments