(Доктор ?) (with_astronotus) wrote,
(Доктор ?)
with_astronotus

Послесловие к "Зеркалу Правды".

Двенадцать серий "Зеркала Правды", опубликованные только что в "СовД", относятся к категории давно запланированных мной литературных шуток. Поводов к осуществлению этого плана было несколько, причин же - только три: во-первых, я ненавижу всяческого рода секретную деятельность, особенно - направленную на тайное облагораживание общества; во-вторых, я столь же сильно ненавижу самообъявленную касту т.н. "Учителей", готовых сплошь да рядом вбивать в головы кому угодно основы духовности и морали. В-третьих и в-последних, меня серьёзно, по-настоящему, достали публикующиеся в последнее время всё чаще фантастические тексты на тему построения коммунизма методами примерно такого типа: "...а потом пришёл наш Красный Дед-Мороз, навалял люлей ихнему импортному Санта-Клаусу, построил коммунизм для всех детей мира и на прощание усыпал небо красными-красными кремлёвскими звёздами!". Слов нет, мечтать не вредно, но есть такая категория мечтателей, которую капитан Врунгель, помнится, ни при каких обстоятельствах не советовал сажать у пушки. А я, будь моя воля, не подпускал бы их без необходимости и к перу.

В превосходной повести Стругацких "Попытка к бегству" прав во всём Саул и совершенно, кардинально неправы Антон с Вадимом. Это и натолкнуло меня когда-то на идею "Зеркала Правды" (сюжета, а не романа, конечно). Цивилизация. которая не помнит и не хочет помнить свою историю, народ, который не задаёт вопроса "Зачем?" - система, обречённая на гибель и разложение социальными паразитами всяческого рода. Худшие из этих паразитов - наивные мечтатели, не желающие видеть глубже, чем позволяют им декорации их фантазий, и требующие подчинения живой логики мира этим фантазиям; за ними следом, шаг в шаг, идут те практичные и подлые типы, которые прекрасно приспосабливаются к обиранию плодов с любой чужой мечты; наконец, за этой швалью в проран общественной ткани валом внедряется гной - диссиденты, морализаторы-теоретики, учителя нравственности, шпионы всех мастей и т.п. Единственный способ охраны цивилизации от них - правда. Правда ни при каких обстоятельствах не должна подменяться мечтой. Да это и не требуется: мечта и правда прекрасно уживаются рядом. Это беспочвенная фантазия не выдерживает соприкосновения с правдой. Не зря же в большинстве писаний наших Интернет-леваков так чётко противопоставляются "прекрасное советское далёко", которое, как король, было в прошлом и будет в грядущем - и мерзкое, бессмысленное настоящее, составленное из олигархов, проституток и продажной рекламы стирального порошка! Эти люди не понимают (и не хотят понимать), что настоящее - не только полигон для формирования будущего, но равноправная часть истории, где контуры этого будущего уже строятся не из воздушных облаков фантазии, а из вполне реального кирпича и стали.

Характерным признаком пренебрежения уроками собственной истории является вождизм. Я знаю достаточное количество людей, поклоняющихся мерзозойскому тиранозавру с усами и трубкой, чтобы заявить ответственно: вождизм, одно из характернейших свойств фашизма, представляет собой самую серьёзную опасность для нынешнего коммунистического движения. Вторая опасность того же уровня - национализм, ощущение избранности собственного народа на пути претворения в жизнь Главных Светлых Идеалов; третья - религиозность, вера в то, что коммунистический строй индоктринирован идеями мистического порядка; четвёртая и последняя опасность - неумеренное фантазирование на тему "воспитания новых людей", которые только и должны населять прекрасный новый мир. Общество планеты Синиз больно всеми четырьмя этими пороками; нет ничего удивительного, что "низы" его рассуждают о высокой морали, но не имеют выраженного мнения ни по какому вопросу и тихо диссидентствуют, а в "верхах" царит оголтелый фашизм самого отвратительного толка.

Что нужно было бы сделать для преобразования такого общества? Демократия, прямая и гласная, полностью исключает вождизм, власть авторитетов и тайные операции любого рода; вместе с тем, она возлагает на каждого члена общества тяжкое бремя общественных обязанностей. Передать свою совесть и мораль на попечение тех, кто в ней лучше разбирается, в такой системе не выйдет ни при каких обстоятельствах. Но это напрягает и заставляет поубавить пыл при фантазировании о прекрасных горизонтах; поэтому воспылавшее тягой к духовному совершенству общество гораздо скорее предпочтёт себе вождя. Второе важное преобразование - осознание того, что исторические механизмы и законы не меняются по прихоти людей и сами по себе отнюдь не "моральны". По сей день я знаю немало "коммунистов" и "марксистов", которые на полном серьёзе убеждены, что феодальный, рабовладельческий и т.п. строй представляет собой не экономическую систему, а способ произвольного насилия одного человека над другим, более слабым; т.е. они в принципе не знакомы с азами политэкономии. То же касается истории, в т.ч. - недавней истории собственной страны. А ведь принятие решений в вопросах, касающихся человека и человечества, абсолютно невозможно без глубочайшего понимания самой сути этих вопросов! Но - "знания порождают скорбь", поэтому общество синизского типа предпочитает и предпочтёт удовлетворяться вместо понимания дешёвыми штампами: человек, мол, по природе добр и светел, но вот подлые капиталисты и помещики окончательно развратили его рекламой стирального порошка, да и вообще - сделали рабом IKEA.

Вот поэтому общество Синиз, построенное на принципах самых моральных и гуманных фантазий, я выписал довольно густыми чёрными красками - и ни чуточки не сомневаюсь в своей чести и своём праве поступить именно так!

Конечно, раскрыть эту тему в полном объёме мне не удалось. Сюжет в своё время был практически сорван, а роман, имеющий, кстати, к сюжету весьма опосредованное отношение, писался а-ла прима, урывками между работой, и выкладывался в Интернет прямо по мере появления очередной серии. Такое отношение не способствует глубокой разработке проблемы, заслуживающей, пожалуй, более серьёзной по форме и содержанию книги. Однако проделанной авторской работой я в целом удовлетворён. Радует также то, что мне почти удалось избежать прямого цитирования: собственно, прямых цитат во всём тексте пять, если считать сцену с обменом агентов и первый разговор Кафуфа с Гирканом. Остальные цитаты вплетены в сюжетную канву достаточно по теме. В частности, вычислителя "Диалектики" действительно звали Тимур - и лишить главного героя удовольствия поговорить с ним в эфирно-экстрасенсорных тонах значило проявить своеобразное неуважение к последнему мэтру советской фантастики. Что до вещей класса семигранной гаечки или девяти дней одного года - такие вещи вставлялись в текст попутно и как бы для разгона. К этому обязывает жанр, и считать это цитированием я бы не стал.

В заключение приведу ответы на небольшую подборку FAQ, задававшихся главным образом приватно. Возможно, читателям "Зеркала Правды" эти вопросы тоже приходили в голову.


Q: Это произведение - фанфик по Ефремову и по Стругацким. Почему же тогда так непохоже?
А: С точки зрения жанра, "Зеркало Правды" - это скорее пастиш, чем фанфик. Но если есть желание считать это именно фанфиком - я не возражаю; пусть это будет фанфик по романам Юлиана Семёнова; я проверял - очень похоже.

Q: Я не узнаю часть событий в главной сюжетной линии; откуда они взяты?
A: События достаточно логично происходили сами по себе. Однако композиция сюжета была основана не только на "Семнадцати мгновениях весны", но и на двух следующих частях сериала - "Приказано выжить" и "Отчаяние". Да и "Семнадцать..." у нас многие знают только по фильму: книга несколько отличается от него по сюжетной канве.

Q: Имир Торвен непохож на ефремовских землян. Это ошибка автора?
А: А все русские похожи на главных героев "Евгения Онегина"? Кроме того, мистер Объективные-Законы-Истории не только и даже не столько землянин, сколько "гражданин галактики"; он прежде всего - человек, а уже потом - носитель определённых культурных и социальных ценностей. Вот в сюжете - там как раз все вели себя как земляне у Ефремова (ну, почти все); а в книге - я счёл это не самым важным. С другой стороны, от логики ефремовских землян Торвен специально нигда не отклоняется; просто он не ведёт идеологических дискуссий с владыками (после "Часа Быка" этот метод уже можно было признать устаревшим) - он готовит революцию, обращаясь к общественным механизмам шарового скопления. А это требует и другой логики действий, и другого языка повседневного общения. И тем не менее, я не вижу, где бы он выходил за предложенные Ефремовым рамки.

Q: И вы думаете, Ефремов хотел бы видеть в своём будущем обществе таких героев?
А: Не знаю, я не Ефремов. И не пытаюсь ни выдавать себя за него, ни искать некую эзотерическую сущность в его книгах, стряпая на их основе священные писания. Но мне почему-то кажется, что Ефремов бы не расстроился.

Q: Почему Торвен убил доктора Собо, а не обратился к суду общественных институтов Синиз?
А: Земное право основано на этике, право Синиз - на морали. Этика диалектична и объективна, в то время как мораль основана на трансцендентных, спущенных свыше нормах. На поле морали противники Торвена переиграли бы его, доказав правоту и необходимость грязного вмешательства в чужие дела - в конечном итоге, все эти гнусности делались "ради мира и прогресса". А генерал бы погиб. И война с Доркиром началась бы на Атмаре. Так что этика, в т.ч. этика спасения множества жизней и ресурсов, была здесь всецело на стороне Торвена.

Q: Почему Торвен вообще не обращался к общественному мнению Синиз?
А: На Синиз нет общественного мнения. В тексте изложено - почему. Мнение в обществе, придающем слишком много значения "Учителям", всегда формируется теми же "Учителями" и представляет собой разновидность религиозного догмата. А земляне чужды религии.

Q: Термин "надиты" так и не появился в тексте; что это?
А: Это термин из ролевой игры, причём существовавший вне сюжетного контекста - он был основан на опыте других сюжетов и не является моим авторским изобретением. Происхождения его я не знаю. Для краткости - этим термином обозначались практикующие адепты трансгуманистической философии, вроде Кшеш-Маалу и его создателей.

Q: Общество Синиз выглядит вполне гуманистическим и высокоразвитым; почему же им тогда управляют такие сволочи?
А: Разгадка в том, что общество Синиз именно выглядит таким гуманистическим. Высокие мечты и высокие идеалы - это очень хорошо для повседневного употребления; но для тех, кто принимает решения в таких условиях, просто необходимо знать правду. А это создаёт очень сложный комплекс ощущений: от циничного разочарования до чувства сопричастности тайной власти. В целом всё это действует на психику разлагающе, поэтому "позитивная реморализация" у допущенных к правде власть предержащих случается всё реже. Под конец один лишь авторитет лидеров и относительная стабильность привычных общественных структур удерживают от общего разложения весь социум; но, когда то или другое падает, наступает полный абзац. Что, собственно, и начало происходить в эпилоге.

Q: Не слишком ли просто осуществляются контакты между различными народами шарового скопления?
А: Эти контакты созрели исторически. ИИТ и Комитет Сопротивления уже давно ведут их. Остальное - дело техники, например, переводных машинок.

Q: Кто такой доктор Собо - дурак или тонкий профессионал?
А: Тонкий профессионал, развращённый ощущением безнаказанности и власти - т.е., типичный агент ИИТ! Дурака Торвен бы обезвредил менее радикальными методами.

Q: Можно ли с точки зрения чести одного человека оценивать право другого?
А: Можно, но в этом случае не избежать субъективизма. Для баланса чести и права, находящихся вообще-то во взаимосвязи, на Земле существуют тонкие и точные общественные институты. В их отсутствие выбор обычно делается в пользу права: этот инструмент более объективен. Однако из этого правила существуют исключения.

Q: А где беременная радистка?
А: Вы знаете, он просто не успел.

Q: Почему в оформлении Синиз так много "восточных мотивов"?
А: Я не люблю Японию, меня ей достали. Что удивительного, что я нашёл аромат экзотики немного поближе?

Q: Доктор Кшеш-Маалу - это ещё и парафраз Камилла из "Далёкой Радуги"?
А: Да, конечно. Ещё и он.

Q: Оранжевые торы-миолмы и заёмная совесть - это скрытые аллюзии на "Волшебный локон Ампары" и т.д.?
А: Я их не скрывал. Было бы большой ошибкой считать, что мои горизонты чтения ограничиваются Ефремовым. А "Волшебный локон Ампары" я вообще держу под рукой: для меня эта книжка в своё время послужила даже справочником по адекватному поведению в Москве.
Q: А какая аллюзия тогда самая завуалированная?
А: На Ниро Вульфа и Арчи Гудвина, конечно. Чтобы узнать Владимирова, Ладейникова или Корнеева, большой начитанности не надо, а вот кресло, рассчитанное на вес в одну седьмую тонны, не всякий вспомнит. Ну, и ещё на Фантомаса: "он улетел в ракете, поднять в воздух истребители!" и "сидит сейчас в вагоне-ресторане и жрёт, жрёт, жрёт, жрёт!".

Q: Что вы вообще имеете против идей Синиз? Социальный и эволюционный прогресс, причём довольно быстрый. Отсутствие преступности и насилия. Разве это не результат?
А: "Не быть крепку царству, основанному на ябеде и лжи".

Q: А космическая война - это, по-вашему, нормальный результат усилий по нормализации исторической обстановки на Синиз?
А: К войне никто не призывал. А вот сама возможность получить отпор не раз ставила в истории на место зарвавшихся политиков. Взять хотя бы атомный паритет.

Q: А почему в конце романа Комитет Сопротивления так странно выглядит?
А: Он порождение точно той же общественной среды, что и официальные лидеры Синиз. Цели у них другие, а методологическая база - та же. Другую ещё надо наработать.

Q: Вы не верите в высшую природу духовного начала в человеке? Не верите, что познание и преобразование себя и природы - высшая цель разума?
А: Нет, я марксист.

Q: А вы считаете, что имеете право?
А: Какой вопрос, такой ответ.


В связи с последним вопросом у меня есть ещё пара слов к тем, кто во всё время выкладывания текста, по обыкновению, исходил в привате злобным ядом. Мне в очередной раз было предъявлено, что "автор не уважает читателя". У читателя, дескать, есть вполне определённые вкусы и представления, сформировавшиеся ранее без всякого участия автора, и незнание этих вкусов, нежелание им следовать есть признак жестокого и необъяснимого неуважения к его, читателя, внутреннему духовному миру.

На этот вопрос, поднимающийся уже не в первый раз, спешу заверить задававших его, абсолютно неуважаемых мной, читателей в их клиническом идиотизме. В самом деле: у меня, автора книги, тоже есть свои позиции и вкусы, сформировавшиеся совершенно отдельно безо всякого их, читателей соответствующей категории, участия! Когда я пишу книгу, я вкладываю свой труд и свой интерес именно в то, чтобы выразить и донести до читательской аудитории свои вкусы и свои мысли, которые с мыслями читателя могут не иметь совершенно ничего общего. Более того, одной из идей написания любой книги любым автором служит, по моему искреннему убеждению, желание и необходимость изменить строй мыслей читателя, предложить ему новую тему для размышлений или свои авторские выводы на другую тему, более широко известную. Лишать автора такого права - быть рупором своих идей, - и требовать от него, автора, потворствования читательским вкусам, означает как раз проявлять к автору и его труду ничем не обоснованное неуважение.

Если же читатели этого типа зададут резонный, с их точки зрения, вопрос - за что им, собственно уважать такого автора, который не удовлетворяет их вкусы? пусть-ка сперва заставит себя уважать, как дядя Евгения Онегина, а там уже посмотрим! - тогда я, как автор, задам им встречный вопрос: а почему, следуя той же логике, я должен как-то специально уважать самих этих читателей? В конечном итоге, я как автор книги хотя бы отдал обществу свой труд, а они, как читатели, не создали за это время ничего, кроме нескольких пасквилей, вторичных по отношению к моей книге и не имеющих без неё никакого права на существование.

*      *      *     


Остальным же читателям "Зеркала Правды", для которых не стоит так остро вопрос об авторском "ку", я могу, наоборот, принести извинения за несовершенство текста и дискомфорт, доставленный при чтении. В конечном итоге, эта книга задумывалась изначально как очередной шуточный фельетон. Будь у меня силы и время, я был бы просто обязан обеспечить ей совершенство стилистических форм и логики, и, возможно, я сделаю это с полным вариантом текста, в ответ на проявленный читательский интерес. А пока что извиниться за свои экзерсисы я могу лишь заезженными словами Пушкина:

Многие меня поносят,
И теперь, наверно, спросят:
Что так глупо я шучу?
Что за дело им? Хочу!
Tags: "Зеркало Правды", литература, оффтопик, политинформация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments