(Доктор ?) (with_astronotus) wrote,
(Доктор ?)
with_astronotus

Исторический роман.

Начиная сочинять роман (или произведение иной формы) на исторические темы, нормальный зарубежный романист, английский, немецкий или польский, пишет примерно так:

      "Из похода на рыцаря Беовульфа возвратился вольный йомен Грендель. Спустился с седла, привязал к коновязи верного своего боевого кабана, прошёл в дом, подволакивая раненую в схватке ногу; домашняя челядь, жена и любимый сын Вульфила смотрели с благоговением на то, как глава рода снимает боевые доспехи, как он окатывает натруженное с дороги тело холодной водой из ковшика и садится за сработанный дедами стол, пригласив мановением руки с собою и верного своего оруженосца Шварца..."

И не забудет сделать сноску на термин "йомен" - чтобы читатель, часом, головку не утрудил.

Разумеется, для русского романиста всё это совершенно неприемлемо. Ведь ему, романисту, светит высокий светоч русской национальной традиции, в то время как западные писатели есть по определению бездуховные пиндосы, готовые играть с читателем в кошки-мышки ради длинного доллара! Что им, западным авторам, знать о родной истории? Тем более - за что её, историю эту, любить? Разве пиндосы написали когда-нибудь "Слово о полку Игореве"? Разве у пиндосов было татарское иго? Или ихний пиндосский дон Корлеоне может тягаться с нашим хрестьянским Василием Буслаевым? Да у них, у пиндосов, бань - и то не было! Зато у нас в бане всё делали - рождались, зачинали, рожали, мылись, лечились и умирали, и всё в бане. Не случайно банная тема в наших исторических писаниях занимает эпическое по важности место! И вот наш среднестатистический автор, ничтоже сумняшеся, начинает с эдакого запева:

      "Ещё не раздрочило толком весенние тучицы светозарное Ярило, как повертался с полюшка ратного оратай-краснобай Зипунец. Подъехал он к стольному Чернигов-граду, да окланялся в три погибели церквам-маковкам; а там и в домовину к себе пора. Под обналичьем резным, топорно отделанным подвенечными умельцами, ждёт его в домовине краса жонка - Гюрза Купревна; вся в сафьяне, точно лебёдушка, похабень вскладчину, поверх - контушовочка, из Царьграду для утехи бабской привезённая. Привёз ей Зипунец гостинцу - пшена белоярова, пшена сарацинского и пряник непечатный, медовый. Раскраснелась Гюрза Купревна, отсношала супруженька Зипунца с пят до выи, черёмухой слезу гнала. Отвела потом в притвор да забанила на три раза берёзовым веничком - разложился Зипунец, стал как надо..."

И невдомёк ему, среднестатистическому автору среднестатистического русского исторического романа, что своими штудиями вокруг похабня и ферязи, вокруг маковок и триглавцев, сафьяна и финифти он только отталкивает широкую читательскую аудиторию от своей темы, превращая её - на фоне тех же "пиндосских" авантюрных романов, написанных увлекательным и точным языком, - в некий замкнутый клуб славянофилов. Попытки же обратить внимание автора на то, что он безобразным языком излагает тривиальные факты из жизни наших предков, приводят к взрыву праведного негодования. Как это так - его, автора, язык, содранный в меру таланта с лучших образцов "Новгородской кляузы" 12 века, смеют критиковать? Да разве критику неизвестно, что именно этот русский язык, великий и могучий, чистый от иноземного влияния, и есть та квинтэссенция нашего высокодуховного отличия от подлых и тупых пиндосов?! Может быть, ему, критику, неведома любовь к Илье Муромцу и Алёше Поповичу? Или он не предан беззаветно святым мощам Пересвета и Челубея? (Ах, пардон, Осляби, а не Челубея - но ведь автору простительна поэтическая вольность...) А может быть, он считает, что вонючие англосаксы или шведы со своим вшивым протестантизмом и меркантилизмом тоже внесли какой-никакой вклад в строительство мировой цивилизации?! Какое неуважение к предкам! Какое предательство интересов народа, который и так тысячу лет кряду живёт в жопе, стараясь изо всех сил заслужить звание народа-богоносца! А может быть, он вообще хочет, чтобы народ русский читал и дальше "Гарри Поттера"? Ах он, критик! Забанить его... берёзовой кашею!

И ведь вот что самое обидное. Если бы таким языком писали о чём-то в самом деле уникальном, вечном, дающем любому человеку любой национальности чувство приобщения к величию исторического процесса - все эти языковые штучки были бы оправданы на все сто! Но вот почему-то пишут этим сложным и скучным языком как раз о вещах бытовых, повседневных - и читателю не станут ближе и роднее герои этого скучного бытописания только потому, что семьсот лет назад в родных краях этих героев баню принято было называть звонницей.
Tags: литература, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments