(Доктор ?) (with_astronotus) wrote,
(Доктор ?)
with_astronotus

Category:

Ответы на флешмоб из серии «три факта о себе».

В рамках поразившего мою френд-ленту флешмоба мне тоже достались три вопроса о моём прошлом от товарища doloew. Попробую ответить на них; в сорок лет уже не стыдно.


1. Первый пациент. Первая пациентка была у меня нелегальной. Мне было 16 лет, и я работал программистом (об этом в вопросе №3); так как нас, молодёжь, не пускали на «большие» машины в рабочее время, мы не чурались ночных вахт. И вот в одну из таких вахт у девушки, работавшей с нами на соседнем этаже института, случился абсцесс горла. В медпункте никого не было, а «скорая» приняла вызов, но ехать в те времена могла и 2, и 4 часа. Поймать же такси, чтобы отвезти пациентку в больницу, было нереально. Тогда отыскали меня — про меня было известно, что я собираюсь стать врачом и год ходил на «правильный» медицинский УПК, — привели меня к ней в медпункт и попросили «дать какую-нибудь таблеточку», чтобы она дотерпела до приезда «скорой». В следующие сорок минут я тупо смотрел, как она умирает. Лихорадка была 40,5º, начались симптомы асфиксии и сопорозное состояние. Тогда я решился: уложил её в зубоврачебное кресло, взял маленький скальпель, обмотал его лейкопластырем так, что торчал только острый кончик, и легонько ткнул этим кончиком в абсцесс. Потом, подставив пациентке большой медицинский тазик в виде почки, заставил её по очереди полоскать горло то раствором фурацилина, то крепким раствором соли. Мне помогали ещё две девушки из этой ночной смены. На момент прокола было 2:40 ночи, а «скорая» приехала в 4:50, но к этому времени пациентка уже пришла в себя, только была очень слабая. Мы договорились, что никому не будем рассказывать про скальпель (незаконная практика же, кто знал бы, какие последствия могут быть!), но вроде бы врачи в лор-отделении и сами всё увидели, потому что мне потом говорили, что я всё сделал более-менее правильно, а без меня пациентке запросто мог быть кирдык.

2. Первое художественное произведение. Здесь сложно вспомнить точно — сознательно я сочинял лет с восьми. Первое законченное произведение, пожалуй, было дописано в 1983 году, и я не хотел бы его сейчас перечитывать, да это и невозможно. Сюжет там в отличие от исполнения, был «недетский»: в каком-то Усть-Пердюйске пробивает ворота в шлюзе обводного канала, и бригаде подрывников, работавших на стройке ниже по течению, дано было задание — умереть и не пустить воду по каналу вниз, чтобы не случилось наводнение. Именно так: «и» вместо «но», их зачем-то списали заранее в расход, и даже заготовили некролог в газете. А они выжили, и их за это все ругали: какие же из вас, мол, тогда герои? Уж не помню, чем меня привлекла эта тема; ни с подрывниками, ни с гидротехникой я дела тогда не имел, кино на этот счёт не смотрел и книжек не читал. Должно быть, меня как-то достал окологероический пафос тогдашней второсортицы про БАМ и Крайний Север (я рос акселератом и ещё в 7-8 лет читал Стругацких и Юлиана Семёнова, а не серию «Мои первые книжки»). В том же 1983 году, лёжа с аппендицитом в больнице, я написал первый кусок «Хранителя Мира», моей первой большой вещи (по этому тегу в моём ЖЖ совсем не то же самое; текст оригинала утерян безвозвратно, но у меня лежит сейчас большая незаконченная повесть, представляющая собой тот же сюжет, переписанный условно взрослым человеком).

3. Первая работа. Без натяжек своей первой работой я могу считать работу программиста; в 1988 году наш школьный УПК, готовивший медработников, закрыли, и мне пришлось срочно выбирать новую специальность. Я освоил программирование (мой отец программист), и мне неожиданно понравилось. В том же году на базе школьных УПК и трёх институтов Академгородка была создана хозрасчётная организация, эксплуатировавшая труд школьников в обмен на их доступ к высоким технологиям. Мы работали там вечерами и в дни УПК, а иногда и в выходные, писали сперва обучающие программы для КУВТов, а потом и много чего для «больших» ЭВМ. За это нам платили довольно полновесное советское бабло (на мотоцикл или крутой мафон хватало, при желании, только вот прилавки уже опустели). В 1990 году, в связи с общим бардаком, нам стали меньше платить, а потом и вообще разогнали. Это была моя первая работа; впрочем, ещё в 1986 году я таскал за взрослыми дядями кое-какие ящики с измерительным оборудованием и получил за это денежку, но это было совсем уж в обход закона.
Tags: редакторская колонка, тесты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments