?

Log in

No account? Create an account
КОЛОКОЛА ГРОМКОГО БОЯ
("КГБ")
«Последний нонешний денёчек гуляю с вами я, друзья!» 
10th-Oct-2014 10:35 am
редакторская колонка
Среди многих способов нагнетания истерической атмосферы в позднесоветском и постсоветском обществе есть одна, вызывавшая у меня раздражение всю мою сознательную жизнь; это — призыв «жри скорее, это в последний раз!».

Когда бабушка присылала нам в середине восьмидесятых посылки с яблоками «апорт», с копчёной кетой, с чёрной и красной икрой, мне говорили:

— В последний раз ведь ешь! Запомни, и детям своим будешь рассказывать: была такая икра, чёрная и красная. Скоро вообще ничего не останется, один хлеб ситный по талонам. Ну, да мы в своей жизни икорки поели… пора и честь знать!

Забегая вперёд, скажу, что чёрная икра и в самом деле почти исчезла и теперь попадается мне раз в пять лет на разных сомнительного качества приёмах. Но вот красную икру можно купить в магазине по цене, сравнимой с водкой.

Когда в 1989 купили автомобиль «Нива», нам было заявлено, что это большая удача, и что это — первый и последний в семье автомобиль, который следует хранить вечно. Ну, пусть это были ужасы проклятого совка, в котором ничего не было; но уже несколько лет спустя в доме появился чёрный «Ниссан Террано», о котором заявлено было с той же безапелляционностью, что это первый и последний в нашей жизни приличный автомобиль. С тех пор в двух семьях, моей и отцовской, перебывало два «Ландкруйзера Прадо» (неэкономично и неэргономично!), «Тойота Камри», «Сузуки Гран Витара», «Хюндай Матрикс», «Шкода Октавия», а теперь и «Киа Соул». При этом каждый следующий автомобиль немедленно и автоматически объявляется последним.

О квартирах я молчу. У нас в доме это не принято, но коллеги мои, въезжая в среднем раз в семь лет (я считал) в новый дом, начинают обустраиваться на новом месте со стереотипного заявления:

— Последняя наша квартирка! Здесь вот и помирать будем…

Каждый добытый нами грант в институте сопровождается хоровым признанием:

— Ну вот, в последний раз грант получили! Ещё пару месяцев проживём по-человечески, а там и лето, картошечка — с голоду не пропадём!

За «прожитые по-человечески» пару месяцев (реально растягивающуюся на 2-3 года) коллеги успевают неслабо набить защёчные мешки, продолжая при этом стенать, что это всё в самый последний раз…

Вчера, отмечая возвращение нашего директора из весьма удачной командировки, мы сидели в комнате отдыха и кушали утиный паштет, заедая его сыром с плесенью. То и другое было куплено в магазине деликатесов «Бахетле» за пол-улицы от института. На кассах этого «Бахетле», я гарантирую, всегда изрядная давка. Впрочем, то же самое, только в худшем ассортименте, можно увидеть и в любой районной «Золотой роще».

— Эх, в последний раз деликатесы кушаем! Санкции-то…
— И война на носу…
— А доллар-то! Доллар!
— А евро?!
— Да запретят это всё, и правильно сделают! Хорошо не жили, нечего и начинать. Будем картошечку употреблять, огурчики домашние солить… Если дачи не отберут, конечно.

Прихожу домой — звонят родители: бензиновый кризис.

— Ну, зимой можно и пешочком на работу походить, а летом ты машину продашь, а мы для своей на бензин уж кое-как наскребём. На дачу-то надо ездить! В следующем году жрать будет нечего, так хоть картошку посадим, вырастим…

Мещанство? Мелкобуржуазно? Да, естественно. Но уровнем выше — то же самое!

Печальный прогноз правительства.
Стагнация нефтяной отрасли может вызвать коллапс экономики уже к концу года.
Глава Сбербанка сделал неутешительный прогноз на начало следующего года.
Россию может ждать финансовый крах ещё до Нового Года.


Это — заголовки аналитических статей за 2006-2007 годы. Да-да, те самые, когда «верните мой 2007-й», когда доллар стоил 25 рублей, российский автомобиль — чуть дороже сотни тысяч, а ВВП клялся в удвоении ВВП за десять лет, а то и за три года. Умные люди этому не верили. Они солили домашние огурцы и скупали золото. Теперь они продолжают это делать, но жалуются, что жить стало хуже.

Меня хотят направить в командировку в Китай и Лаос. Получится это или нет, ещё не решено, но сотрудники уже объясняют мне:

— В последний раз за рубеж съездите, а там — хоть трава не расти! В Госдуме вот-вот введут выездные визы, цены на билеты растут, русских нигде не хотят видеть… ну, хоть напоследок ещё раз мир посмотрите!

И ехать уже никуда не хочется. Потому что цель поездки — это налаживание международных связей между учёными, врачами, администраторами проектов народного здравоохранения. Но зачем нужно народное здравоохранение, если завтра всё рухнет, и надо будет думать о том, как вывезти с дачи картошку и огурцы?!

Хорошо не жили — нечего и начинать!

Плохо жили.

Плохо.

И ведь самое ужасное, что во всех этих стенаниях есть рациональное зерно. Ни одна несовершенная система не будет существовать вечно. Рухнул поздний СССР, рухнет и российский капитализм. Кого он подомнёт под себя в падении — вопрос сложный. Что придёт на его место? Кто и как найдёт себя в новом мире? Пассивно жрать паштеты и надеяться, что именно тебя минет чаша сия? Или, наоборот, ждать каждодневно ужаса, нищеты, болезней, гибели — и пихать, пихать в себя машины и паштеты, брюки и заграничные туры, телефоны и дешёвое кинцо, — потому что больше не будет, потому что не существует и не может существовать никакого «завтра» для тех, кому сегодня дали жрать — возможно, напоследок.

Всякий может умереть. Не завтра даже, а сейчас. Тромб в мозгу, грузовик на льду, бандит в подворотне, идиот в белом халате, внезапные правосеки местного разлива в обладминистрации — смертельно опасные факторы, преследующие нас ежесекундно.

Всякий может в любую минуту стать нищим или оказаться жертвой вопиющей несправедливости. Паштеты и туры откладываются при этом на неопределённый срок.

Но ведь мы, будь оно всё проклято, не только паштеты жрём!

Мы работаем, думаем, спорим, пишем, растим детей, помогаем другим людям, дарим им свет, тепло, ласку, ум, опору. Паштет на этом фоне не то чтобы не важен, даже наоборот; но кто сказал, что это и в самом деле последний паштет?! Стоит ли паштет того, чтобы есть его, орошая горькими слезами расставания? Я думаю, что нет, не стоит, и не из-за бездуховности процесса поедания паштета, а потому, что это, как ни странно, отнюдь не последний паштет во Вселенной. Будет день, и будет пища. Возможно, это даже будет король блюд — паштет Сузерен. Вы ведь его ни разу не пробовали, правда?

Пока не кончилась жизнь, будет что-то новое. И, вопреки обывательскому мнению, это новое вовсе не обязано быть плохим.

А если вас беспокоит ощущение, что удовольствие от мгновения оказывается преходящим, то почему бы вам не попытаться просто извлечь это удовольствие quantum satis, не отравляя стонами по уходящему блаженству это драгоценное мгновение себе и, что особенно важно, другим?!

А если вам жизненно важно доесть последний в вашей жизни паштет, потому что впереди вы не видите ничего, кроме хаоса, ужаса, боли и безнадёжности — вы, во-первых, не знаете и не любите жизни, а во-вторых, вы буржуй. И психология буржуазная не у меня, а у вас. Я люблю паштеты потому, что они украшают жизнь. Вы любите жизнь тогда, когда она приносит вам паштеты. И боитесь, что однажды она перестанет это делать.

Хорошо не жили, нечего и начинать?

Попробуйте раз в жизни пересилить себя и начать жить хорошо.
Комментарии 
10th-Oct-2014 04:06 am (UTC)
+CD, как пишут добрые квириты в комментах Гаю Анонимусу!
(Deleted comment)
10th-Oct-2014 10:07 am (UTC)
Жизненно.
10th-Oct-2014 11:04 am (UTC)
о как... а и даже не про хамон, про картошечку с огурчиками! и как это раньше то мы жили хорошо, даже в нищете? может дело не в хамонах и машинах, а в самих людях?
16th-Oct-2014 04:02 pm (UTC)
Этот пост оскорбляет мелкую буржуазию.

Мелкая буржуазия требует от творца исключительно параблей с хеппи-эндом.

Не забывай, что у каждого из них в пердак вставлен запальный шнур, который легко воспламеняется от малейшей искры.
Выпуск подгружен %mon%