(Доктор ?) (with_astronotus) wrote,
(Доктор ?)
with_astronotus

"РГ-3": рассказ Кета


Рассказ Кета






Три с небольшим года назад я получил приглашение от уважаемого труженика(*), биофизика доктора Белка Ира, для участия в исследованиях, которые он считал чрезвычайно важными для практики дальнейших космических перелетов. Доктор Ир занимался вопросами влияния сильных статических полей на особенности человеческого восприятия. Для сохранения научной объективности доктор Ир считал необходимым полную анонимность производимых им наблюдений и опытов, чтобы исключить субъективную интерпретацию получаемых результатов. Доктор Ир поянснил, что я отобран стохастическим методом на основании самых общих медицинских факторов.

Опыты производились в Аравийской экспериментальной клинике нервных болезней.

Перед прохождением опытов с помощью медикаментозных и физиологических методов мое сознание подверглось серии изменений, природа которых мне неизвестна. Затем мне потребовалось сосредоточенно заниматься самоупражнениями, комплекс которых был подготовлен для меня в лаборатории Белка Ира. Несколько недель спустя по окончании курса подготовки я стал чувствовать странную легкость и отрешенность сознания. Та часть мозга, которая ведала абстрактными концепциями, словно очистилась от информационных терминов и понятий, оказалась готова воспринимать какую-то новую информацию об окружающем мире. В предчувствии этой информации, я сознательно избавил себя от иных сенсорных впечатлений. Я знал, что такое состояние называется "ливийским синдромом", но меня это абсолютно не волновало. Я делал то, что от меня требовала обстановка, о чем просили меня окружающие люди, но не беспокоился ни о смысле этих действий, ни о связанных с ними понятиях.

Примерно через 2 недели после наступления этого состояния, я начал ощущать понятие пространства вокруг себя, как некий образ угловатой или двусторонней перспективы; один и тот же предмет находился от меня рядом, или же бесконечно убегал от меня под другим углом. В определенный момент я понял, что это касается всех предметов, которые я вижу, и что я могу увидеть все предметы во Вселенной, если захочу. Это состояние вызывало у меня восторг. Однако видение это было избыточно конкретным; понятия абстрактной природы исчезли, заменившись безграничным количеством вещей, окружавших меня со всех сторон. Реальность этих вещей служила опорой на грани безумия моему восторженному мозгу.

Сам доктор Белк Ир не принимал в это время участия в моей судьбе.

По прошествии еще большего срока, осознать который я не смог, одна из организаторов эксперимента объяснила мне, что при определенных условиях я могу не только видеть вещи, но и брать их. Она попросила меня взать образец лунного грунта, хранящийся в Карантинной секции на Тритоне, и отдать ей этот образец. Я сделал это. Мы находились на Земле, в Восточном полушарии, в санатории на острове Самоа.

Еще некоторое время спустя я был включен в список пациентов, которым предстояло контрольное лечение от "ливийского синдрома". Меня посетил доктор Белк Ир, и он был разъярен. Он сказал, что человечество пытается отобрать у меня новый дар, без которого жизнь будет мне в тягость. Чтобы снизить стресс для моей психики при возвращении к нормальному состоянию, он предложил химическими методами заблокировать мою память. В тот момент я плохо понимал, о чем он говорит, поэтому согласился.

Когда я вернулся к нормальной жизни, я не помнил, что именно происходило в моем сознании, но чувствовал комплекс чудовищной утраты. Я потребовал от общества юридической сатисфакции и с легкостью получил ее. В дальнейшем, моя жизнь на протяжении полутора лет была тоской о неизвестной мне потере.

Память вернулась ко мне, когда я увидел на кафедре Совета Здравоохранения женщину по имени Тейя. Она говорила мне о необходимости для нее и ее друзей покинуть Землю и о том, что способности и состояние людей с "ливийским синдромом" станут здесь важным инструментом. Она была заранее заданным ключом к тому, чтобы моя память впоследствии вернулась. Я слышал, как она выражала удивление, что мы еще находимся на заседании после столь явной и очевидной атаки шаровых молний. Видимо, она рассчитывала, что мы покинем его еще в Северной Америке.

В заключение хочу отметить, что состояние, в котором можно видеть удаленные предметы и переносить их вне пределов обычного пространства, не является "экстрасенсорным" в том обычном смысле слова, которое вкладывыается в подобный термин. Скорее, речь идет о доступе к какой-то машине, или, вернее, внешней энергетической силе, управляющей этим состоянием, питающей и стимулирующей его.

Хочу также отметить, что участники эксперимента обмолвились при мне, что в 50-ю звездную экспедицию входили 5 астролетчиков, которые знали о существовании подобной технологии и которым надлежало каким-то образом испытать ее на космических расстояниях. У меня создалось впечатление, что эти астролетчики и были открывателями данного технологического принципа, оставив его исследовательской группе доктора Белка Ира для изучения и доводки.

Относительно преследующих нас шаровых молний могу сказать только то, что не имею об их природе ни малейшего понятия.




(*) "Уважаемый труженик" - не титул, а краткая приставка к имени, означающая, что ее носитель произвел полезного труда по крайней мере вдвое-втрое больше, чем среднестатистический житель планеты в его возрасте. Используется как официальное обращение в третьем лице (нейтрально-вежливый или разговорный стиль), или как дань уважения в устном разговоре.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments