(Доктор ?) (with_astronotus) wrote,
(Доктор ?)
with_astronotus

Categories:

О сатанократии.

За использование термина «сатанократия» в прошлом посте я внезапно был обвинён в богостроительстве и в пошлой религиозности. От этих обвинений я отказываюсь; понимая законы функционирования религиозных чувств в личности и обществе, я столь же отчётливо осознаю, что по самой своей природе я совершенно чужд того и другого.

Религию в её современных, организованных формах я считаю явлением реликтовым, при этом чудовищным по косности и по масштабам разрушительных последствий её деятельности. Неорганизованные же формы религии, как и сектантство, ещё хуже, так как выражают неосознанный порыв, в основе которого лежат точно те же чувства и неясные философские суждения, которые питают всякий род религиозного угара.

В век существования научной коммунистической философии давать себе волю к чувствованию такого рода означает проявлять лень или недисциплинированность тела и духа. Отсюда склонность многих религиозных внешне людей выдумывать себе собственную религию, собственные правила обращения с богом; эта стратегия ничуть не отличается от желания других людей судить весь мир, опираясь лишь на собственный духовный опыт и авторитет, как правило — весьма скромный.

Так вот, сатанизм (не в смысле рисования пентаграмм по подворотням и прослушивания тру-блэк-паган-дума, а как организованное в той или иной форме публичное поклонение абстрактному злу) — это занятие, точно копирующее самую обыкновенную бытовую религиозность, да ещё и берущее из неё почти исключительно худшие компоненты. Сатанизм точно следует поговорке «дьявол — это обезьяна бога».

Подобно троллейбусу, предназначенному изначально для перевозки троллей и созданного Предвечным Врагом в насмешку над энтобусом, сатанизм легко и непринуждённо заворачивается в ту же отвратительную тогу абсолютного морализаторства и жреческих амбиций, которая свойственна всякой и любой религии.

Подчеркну ещё раз: чтобы быть сатанистом, необязательно целовать рогатую жопу; достаточно выбрать любую неэтичную идею в качестве абсолюта и начать бить этой идее земные поклоны, как то делают верующие. Такой идеей может быть тоталитаризм, например, или меритократия, или просто отказ от всяческой этики, сам по себе очевидно являющийся этическим суждением (всякое отрицание явления базируется на этом явлении и не привносит в мир ничего нового).

Реализация такой идеи на практике и есть сатанизм, обезьянничание худших сторон религии (обрядность, ритуальные формулы, социальная обязательность, признание абсолюта) без хотя бы искры того творческого или высокого этического порыва, которые характерны были для эпохи формирования религиозного мифа, а затем в той или иной форме поддерживали религиозную культуру, пробуждаясь к жизни всякий раз во времена экономических, политических и отражающих их религиозных реформаций.

В лучшем случае, этот порыв всё же будет вызван к жизни и допущен; тогда вся система ценностей антиэтической веры превратится ещё в одну религию, пополнив собой цепь её довольно унылых морф и связав свободную волю человечества ещё на несколько столетий. В худшем из случаев сам этот порыв будет объявлен недостойным, нарушающим нормы; обычно такой ход сопровождается прямо провозглашённым отказом от этики, от так называемых норм добра (о волатильности, изменчивости этих норм мы здесь говорить не будем, так как в каждый определённый момент человеческое общежитие всё же вырабатывает внятные критерии «хорошего« и «плохого» поступка).

Если этот отказ от «хорошего» поведения одобрен и освящён идеологическим авторитетом новой структуры власти не для всех, а только для избранной части, находящейся в обосблении ко всем остальным (лидеров, жрецов, аристократии, просветлённых, партийцев — неважно), наступает сатанократия — в том смысле, в каком видели и хотели её деятели тайных обществ Нового времени.

Религиозное поклонение, штука сама по себе достаточно бестолковая и опасная, в массе переносится на ещё менее пригодные к этому явления, чем поднадоевший господь бог: на будущее, на науку, на полёты в космос (и это ещё неплохо!), на культ мёртвых героев, на изнурительный отчуждённый труд, на вождей (это уже значительно хуже!), а как апофеоз — на незнаемую силу, которая придёт и всё исправит (за отсутствием господа бога, такой силой успешно становятся инопланетяне, разумные дельфины, соседи по планете, если они ещё уцелели, а также, например, сотона с рогатой жопой; не хуже других сила, почему бы и нет).

Иначе говоря, сатанократия — это форма обезбоженной теократии, власти жрецов, не являющихся священниками. Неся в себе все пороки и ужасы теократии, она не обладает ни одним из её сомнительных достоинств. И богостроителями в этом случае являются именно те, кто думает, что проблема религии — в боге, а не в жрецах, те, кто хочет заменить «белое излучение» на «чёрное» в деле промывки мозгов.

Со сторонниками теократии нам не по пути; бог нам не нужен. Но тем более нам не нужна обезьяна бога, спитая заварка с уже попробованного человечеством не на раз религиозного хлёбова! На нашем пути мы должны научиться обходиться без всяческих жрецов. А жрецы, примазавшиеся к нашему общему делу, есть не более чем форма паразитической жизни, и обращение с ними, соответственно, должно быть таким же, как и со всяким паразитом иного рода.

Сатанист коммунисту — не друг!
Tags: политинформация, редакторская колонка, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 73 comments