?

Log in

No account? Create an account
КОЛОКОЛА ГРОМКОГО БОЯ
("КГБ")
«Смрадный Комиссарыч и блистательный Сброгофф». 
19th-Nov-2015 03:27 pm
слоупок
К праздничку Шахревар, да пребудет на нём моё благословение, подкинул старый, перестроечных времён текстик фельетониста Бориса Туманова об эволюции образа советского суперагента в западных шпионских детективах.

***

Шпионаж, как и уголовная преступность, существует с незапамятных времен, восходящих к эпохе возникновения первых государственных образований. Карьера же шпионского романа началась в литературе гораздо позже карьеры романа детективного.

Долгое время шпионский роман обреченно просиживал в тесной и темной швейцарской сомнительно роскошного отеля мировой детективной литературы, с угрюмой завистью поглядывая на толпившихся в ярко освещенном холле гангстеров, констеблей, фальшивомонетчиков, наемных убийц, скупщиц краденого, шерифов, профессиональных игроков, роковых женщин, чье поведение было еще более сомнительным, чем окружающая роскошь, частных детективов, медвежатников и полицейских сыщиков, которых сразу можно было отличить от остальных по глуповато-растерянному выражению лица...

И только наступивший после второй мировой войны период, известный как «холодная война», открыл широчайшие перспективы для шпионского романа в расколотом надвое мире. Бывший люмпен-родственник детективной литературы стал процветать, подернулся жирком штампов и так возомнил о себе, что однажды, потеряв чувство меры, попытался пролезть в большую литературу под псевдонимом «политический детектив».

Не вышло.

Но как бы там ни было, шпионский роман добился места под солнцем в качестве жанра, о чем свидетельствует, в частности, хотя бы сам факт этого моего небольшого исследования.

Долгое антагонистическое существование шпионских романов «у них» и романов про шпионов «у нас» выявило принципиальное различие творческих концепций. Романы про шпионов проводят четкую грань между охрипшими от виски и слепыми от классовой ненависти профессионалами и их любознательными, но не переходящими рамки интуристовской программы соотечественниками. Шпионские же романы основаны на совершенно инородном для рационального капиталистического мышления залихватском обобщении: «Все они - шпионы!» И вот тут, собственно, начинается самое интересное.

Такой огульно-валовой подход к действительности должен был, казалось бы, завести западную шпионскую литературу в унылые линолеумные дебри стереотипа. Однако я с понятным сожалением должен признать, что ей удалось избежать этого и что образ врага в западном шпионском романе, постоянно меняясь, остается ярким и выразительным. Сошлюсь для примера хотя бы на творчество таких известных авторов, как Д. Чейз, Я. Флеминг, Ж. де Вилье, Ф. Дар, в чьих произведениях наиболее полно запечатлена динамика эволюции «шпиона из Москвы».

Шпионские романы, разумеется, никогда не проникали дальше черного хода западной пропаганды, но ведь известно, что запахи кухни, в том числе и политической, нигде не слышны так явственно, как на лестнице для прислуги. Поэтому можно смело утверждать, что многоликостью образа русского шпиона мы обязаны умению его создателей держать нос по ветру.

С небольшими допусками эволюцию этого популярного на Западе образа можно разбить на четыре десятилетних этапа.

agent1.png

Этап первый - 1946-1955 гг. Огромного роста, но сложен, как ярмарочный урод. Движения некоординированные, но это компенсируется нечеловеческой силой. Одет в невообразимо плохо сшитый костюм, который вызывает у окружающих чувство безотчетного ужаса. Манеры отвратительные: наступив кому-либо на ногу, не только не извиняется, но вдобавок переламывает несчастному шейные позвонки. К женщинам равнодушен. Не пьет. Курить не умеет вообще. Случайно попавшую ему в руки недокуренную гаванскую сигару норовит засунуть в рот горящим концом. Не обжигается, поскольку съедает ее очень быстро.

Читать, писать и разговаривать на каком-либо языке, включая родной, тоже не умеет. Зато прекрасно развиты условные рефлексы: мгновенно откликается на свист и на первые десять тактов "Марсельезы"(в том-то и штука, что "Марсельезы”, а не "Интернационала" или, скажем, "Калинки". Так бы и дурак догадался).

Не имеет ни имени, ни фамилии, ни клички. Зачем это существо заброшено на Запад, большой секрет не только для местной контрразведки, но также для него самого и для его шефов. Кончает счеты с жизнью либо попав под что-нибудь очень тяжелое (танк, поезд, двадцатитонный пресс), либо свалившись с чего-нибудь очень высокого (Биг Бон, Эйфелева башня, Эмпайр стейт билдинг), поскольку табельное огнестрельное оружие полиции и даже базуки дружественных ей гангстеров-патриотов не оказывают на бедолагу никакого воздействия.

Спит в костюме. Ест руками. Носовым платком не пользуется.

agent2.png

Этап второй - 1956-1965 гг. Плюгав. Ощущает себя генетическим ублюдком, каковым, впрочем, и является. Одет в невообразимо плохо сшитый костюм своего предшественника, но, разумеется, размером поменьше. У окружающих вызывает чувство вполне осознанной брезгливости своею неопрятностью. Попросту грязен. Шею не моет. Душа и ванны не принимает по идеологическим соображениям. Смраден. Никогда и никому не наступал на ногу по той простой причине, что никто и никогда не рисковал приближаться к нему ближе трех метров. Это обстоятельство сильно затрудняет проведение конфиденциальных совещаний с его участием.

Похотлив, но без всяких на то оснований. Пробавляется торопливым разглядыванием старых порнографических журналов в третьеразрядных парикмахерских. Чудовищный цирроз печени. Курит странные русские сигареты с картонным мундштуком, распространяющие запах жженой шерсти (вероятно, "Беломор".- Б. Т.) Никого не убивал и убить не способен, но разводит дома мух и обрывает им крылья по вечерам.

Носит отчество, которое заменяет ему имя, фамилию и кличку. Что-то типа Кавьярович или Комиссарович. На Запад заброшен с четким заданием внушать людям отвращение.

Полиглот, однако на всех языках, включая родной, говорит только инфинитивами. Вечно-голоден. Увидев в доме завербованного им миллиардера тостер, наигрывающий в процессе поджаривания "Ах, мой милый Августин", впадает в религиозный экстаз перед достижениями западной бытовой техники. Систематически выклянчивает у миллиардера окурки “Мальборо”.

Погибает, подавившись семьдесят четвертым бесплатным гамбургером на благотворительном вечере Общества защиты животных.

Носовой платок у него есть, но, ради бога, позвольте мне воздержаться от его описания

agent3.png

Этап третий - 1966-1975. Присмотритесь, пожалуйста, повнимательнее... Да, да, вот за тем столиком в глубине зала... Что значит — не может быть? И не так громко, прошу вас: вы обращаете на себя внимание публики. Мы не в бистро и не в закусочной Макдональда. Да, повторяю вам, этот молодой синеглазый бог, покрытый загаром гавайско-багамского происхождения и находящийся в обществе ослепительной брюнетки, умопомрачительной блондинки, сногсшибательной шатенки и рыжеволосой красавицы,- он.

Он угнетающе элегантен. Одевается у... Впрочем, какая разница, это все равно вам не по карману. Систематически опаздывает на секретные встречи, теряя время в мучительных раздумьях, какой из ста пятидесяти костюмов ему следует надеть в этот день.

В совершенстве владеет всеми иностранными языками, кроме родного. Впрочем,в нужный момент весьма уместно вставляет в свою речь слова «самовар» и «тройка».

Владеет всеми приемами каратэ, дзюдо, кунг-фу и т. п. Из всех видов оружия предпочитает свой миниатюрный золотой кистень, инкрустированный рубинами.

Носит фамилию, которая неопровержимо свидетельствует о том, что автор хотя бы раз в жизни видел обложку романа Достоевского «Братья Карамазовы». В штучных произведениях личные усилия автора зачастую приводят к присвоению ему фамилии «Альяшев» или «Сброгофф». Всегда — Борис.

С западными коллегами поддерживает добродушно-покровительственные отношения. Походя выводит на чистую воду закоренелого хунвейбина, притворившегося премьер-министром Франции, но от вознаграждения в виде чертежей новейшей корундово-абразивной бомбы, предложенных ему счастливым лидером оппозиции, отказывается. Вместо этого просит организовать ему аудиенцию у Сальвадора Дали или на худой конец у Ионеско.

Охотно помогает безработным западным коллегам, пристраивая их швейцарами к знакомым миллиардерам.

О цели своего пребывания на Западе никогда не задумывался.

В воде не тонет, в огне не горит, в агрессивной кислотной среде не растворяется. Погибает, уколовшись нечаянно, но с неподражаемым изяществом об отравленный кончик веретена своей последней по счету любовницы, подсунутой ему зловещей организацией «Триада».

Ах, если бы вы видели его ночные пижамы!

agent4.png

Этап четвертый - 1976-1985. Все так же безупречно сложен и так же безупречно одет, хотя его элегантность стала более сдержанной. Говорит на всех языках мира, включая родной, но без интонаций.

Завтракает, обедает, ужинает и спит один. О наличии пижамы сведений нет. Увлекается экзистенциализмом. Поклонник Сартра. Современными средствами связи не пользуется. Телепат.

Принимает лично для постановки очередного задания только президентов США, Франции, английского и японского премьер-министров и изредка — западногерманского канцлера. Остальных глав западных государств и правительств инструктирует его секретарь. Шиит.

Безупречно воспитан. Пытая даму, никогда не снимет пиджака без ее разрешения.
Западную цивилизацию может уничтожить в любой момент. Не делает этого исключительно из садистского побуждения — продлить агонию своей жертвы.

Из всех видов оружия предпочитает очень популярный в России ручной лазер с ядерной накачкой.

Носит весьма русскую фамилию — «Стевена». Погибает благодаря коллективному наведению на него порчи силами представителей западных оккультных религий и черной магии.

Каким-то он воскреснет на нынешнем, пятом этапе?

Замечу ради исторической точности, что многие из этих стереотипов не только не утратили актуальности, но и встречались в реальной жизни. Так, на первой картинке в представленном обзоре изображён башар Мегрец, на второй — я (правда, в молодости; с тех пор я безобразно располнел), на третьей — сам Шахревар, а на четвёртой — великий и ужасный Сергей Катенин, прототип Вали Патрикеева в «Поколении Соноры»… Так вот и живём!
Комментарии 
19th-Nov-2015 09:47 am (UTC)
Суперагент вечен! Без него цивилизации полный швах.
19th-Nov-2015 12:32 pm (UTC)
> Каким-то он воскреснет на нынешнем, пятом этапе?
Так вот жеж А.Н.К.Л. жеж только что жеж!
19th-Nov-2015 03:48 pm (UTC)
Не будет пятого этапа.
Четвертый этап прочно воплотился в реал -- по-видимому, волею тамошнего Коллективного Бессознательного... :-)
20th-Nov-2015 03:58 pm (UTC)
Анонимный сигнал
этап первый 1946-1955
Терминатор из самого первого фильма Камерона 1984 года, "Т-800 модель 101". По ошибке попавший вместо 1984 года в 1946 год.
этап третий 1966-1975 Джеймс Бонд
этап четвёртый 1976-1985 тут затрудняюсь сказать...какой-то "суперзлодей-интриган с организаторскими способностями"...может быть канцлер (впоследствии император) Палпатин из "звёздных войн", что ли?
С.
21st-Nov-2015 07:55 am (UTC)
Есть мнение, что комментатор выше очень точно описал, что стало с четвертым этапом. :) У него даже фамилия есть, на удивление созвучная в итоге с фамилией президента России. :)
Выпуск подгружен %mon%