(Доктор ?) (with_astronotus) wrote,
(Доктор ?)
with_astronotus

«Смрадный Комиссарыч и блистательный Сброгофф».

К праздничку Шахревар, да пребудет на нём моё благословение, подкинул старый, перестроечных времён текстик фельетониста Бориса Туманова об эволюции образа советского суперагента в западных шпионских детективах.

***

Шпионаж, как и уголовная преступность, существует с незапамятных времен, восходящих к эпохе возникновения первых государственных образований. Карьера же шпионского романа началась в литературе гораздо позже карьеры романа детективного.

Долгое время шпионский роман обреченно просиживал в тесной и темной швейцарской сомнительно роскошного отеля мировой детективной литературы, с угрюмой завистью поглядывая на толпившихся в ярко освещенном холле гангстеров, констеблей, фальшивомонетчиков, наемных убийц, скупщиц краденого, шерифов, профессиональных игроков, роковых женщин, чье поведение было еще более сомнительным, чем окружающая роскошь, частных детективов, медвежатников и полицейских сыщиков, которых сразу можно было отличить от остальных по глуповато-растерянному выражению лица...

И только наступивший после второй мировой войны период, известный как «холодная война», открыл широчайшие перспективы для шпионского романа в расколотом надвое мире. Бывший люмпен-родственник детективной литературы стал процветать, подернулся жирком штампов и так возомнил о себе, что однажды, потеряв чувство меры, попытался пролезть в большую литературу под псевдонимом «политический детектив».

Не вышло.

Но как бы там ни было, шпионский роман добился места под солнцем в качестве жанра, о чем свидетельствует, в частности, хотя бы сам факт этого моего небольшого исследования.

Долгое антагонистическое существование шпионских романов «у них» и романов про шпионов «у нас» выявило принципиальное различие творческих концепций. Романы про шпионов проводят четкую грань между охрипшими от виски и слепыми от классовой ненависти профессионалами и их любознательными, но не переходящими рамки интуристовской программы соотечественниками. Шпионские же романы основаны на совершенно инородном для рационального капиталистического мышления залихватском обобщении: «Все они - шпионы!» И вот тут, собственно, начинается самое интересное.

Такой огульно-валовой подход к действительности должен был, казалось бы, завести западную шпионскую литературу в унылые линолеумные дебри стереотипа. Однако я с понятным сожалением должен признать, что ей удалось избежать этого и что образ врага в западном шпионском романе, постоянно меняясь, остается ярким и выразительным. Сошлюсь для примера хотя бы на творчество таких известных авторов, как Д. Чейз, Я. Флеминг, Ж. де Вилье, Ф. Дар, в чьих произведениях наиболее полно запечатлена динамика эволюции «шпиона из Москвы».

Шпионские романы, разумеется, никогда не проникали дальше черного хода западной пропаганды, но ведь известно, что запахи кухни, в том числе и политической, нигде не слышны так явственно, как на лестнице для прислуги. Поэтому можно смело утверждать, что многоликостью образа русского шпиона мы обязаны умению его создателей держать нос по ветру.

С небольшими допусками эволюцию этого популярного на Западе образа можно разбить на четыре десятилетних этапа.

agent1.png

Этап первый - 1946-1955 гг. Огромного роста, но сложен, как ярмарочный урод. Движения некоординированные, но это компенсируется нечеловеческой силой. Одет в невообразимо плохо сшитый костюм, который вызывает у окружающих чувство безотчетного ужаса. Манеры отвратительные: наступив кому-либо на ногу, не только не извиняется, но вдобавок переламывает несчастному шейные позвонки. К женщинам равнодушен. Не пьет. Курить не умеет вообще. Случайно попавшую ему в руки недокуренную гаванскую сигару норовит засунуть в рот горящим концом. Не обжигается, поскольку съедает ее очень быстро.

Читать, писать и разговаривать на каком-либо языке, включая родной, тоже не умеет. Зато прекрасно развиты условные рефлексы: мгновенно откликается на свист и на первые десять тактов "Марсельезы"(в том-то и штука, что "Марсельезы”, а не "Интернационала" или, скажем, "Калинки". Так бы и дурак догадался).

Не имеет ни имени, ни фамилии, ни клички. Зачем это существо заброшено на Запад, большой секрет не только для местной контрразведки, но также для него самого и для его шефов. Кончает счеты с жизнью либо попав под что-нибудь очень тяжелое (танк, поезд, двадцатитонный пресс), либо свалившись с чего-нибудь очень высокого (Биг Бон, Эйфелева башня, Эмпайр стейт билдинг), поскольку табельное огнестрельное оружие полиции и даже базуки дружественных ей гангстеров-патриотов не оказывают на бедолагу никакого воздействия.

Спит в костюме. Ест руками. Носовым платком не пользуется.

agent2.png

Этап второй - 1956-1965 гг. Плюгав. Ощущает себя генетическим ублюдком, каковым, впрочем, и является. Одет в невообразимо плохо сшитый костюм своего предшественника, но, разумеется, размером поменьше. У окружающих вызывает чувство вполне осознанной брезгливости своею неопрятностью. Попросту грязен. Шею не моет. Душа и ванны не принимает по идеологическим соображениям. Смраден. Никогда и никому не наступал на ногу по той простой причине, что никто и никогда не рисковал приближаться к нему ближе трех метров. Это обстоятельство сильно затрудняет проведение конфиденциальных совещаний с его участием.

Похотлив, но без всяких на то оснований. Пробавляется торопливым разглядыванием старых порнографических журналов в третьеразрядных парикмахерских. Чудовищный цирроз печени. Курит странные русские сигареты с картонным мундштуком, распространяющие запах жженой шерсти (вероятно, "Беломор".- Б. Т.) Никого не убивал и убить не способен, но разводит дома мух и обрывает им крылья по вечерам.

Носит отчество, которое заменяет ему имя, фамилию и кличку. Что-то типа Кавьярович или Комиссарович. На Запад заброшен с четким заданием внушать людям отвращение.

Полиглот, однако на всех языках, включая родной, говорит только инфинитивами. Вечно-голоден. Увидев в доме завербованного им миллиардера тостер, наигрывающий в процессе поджаривания "Ах, мой милый Августин", впадает в религиозный экстаз перед достижениями западной бытовой техники. Систематически выклянчивает у миллиардера окурки “Мальборо”.

Погибает, подавившись семьдесят четвертым бесплатным гамбургером на благотворительном вечере Общества защиты животных.

Носовой платок у него есть, но, ради бога, позвольте мне воздержаться от его описания

agent3.png

Этап третий - 1966-1975. Присмотритесь, пожалуйста, повнимательнее... Да, да, вот за тем столиком в глубине зала... Что значит — не может быть? И не так громко, прошу вас: вы обращаете на себя внимание публики. Мы не в бистро и не в закусочной Макдональда. Да, повторяю вам, этот молодой синеглазый бог, покрытый загаром гавайско-багамского происхождения и находящийся в обществе ослепительной брюнетки, умопомрачительной блондинки, сногсшибательной шатенки и рыжеволосой красавицы,- он.

Он угнетающе элегантен. Одевается у... Впрочем, какая разница, это все равно вам не по карману. Систематически опаздывает на секретные встречи, теряя время в мучительных раздумьях, какой из ста пятидесяти костюмов ему следует надеть в этот день.

В совершенстве владеет всеми иностранными языками, кроме родного. Впрочем,в нужный момент весьма уместно вставляет в свою речь слова «самовар» и «тройка».

Владеет всеми приемами каратэ, дзюдо, кунг-фу и т. п. Из всех видов оружия предпочитает свой миниатюрный золотой кистень, инкрустированный рубинами.

Носит фамилию, которая неопровержимо свидетельствует о том, что автор хотя бы раз в жизни видел обложку романа Достоевского «Братья Карамазовы». В штучных произведениях личные усилия автора зачастую приводят к присвоению ему фамилии «Альяшев» или «Сброгофф». Всегда — Борис.

С западными коллегами поддерживает добродушно-покровительственные отношения. Походя выводит на чистую воду закоренелого хунвейбина, притворившегося премьер-министром Франции, но от вознаграждения в виде чертежей новейшей корундово-абразивной бомбы, предложенных ему счастливым лидером оппозиции, отказывается. Вместо этого просит организовать ему аудиенцию у Сальвадора Дали или на худой конец у Ионеско.

Охотно помогает безработным западным коллегам, пристраивая их швейцарами к знакомым миллиардерам.

О цели своего пребывания на Западе никогда не задумывался.

В воде не тонет, в огне не горит, в агрессивной кислотной среде не растворяется. Погибает, уколовшись нечаянно, но с неподражаемым изяществом об отравленный кончик веретена своей последней по счету любовницы, подсунутой ему зловещей организацией «Триада».

Ах, если бы вы видели его ночные пижамы!

agent4.png

Этап четвертый - 1976-1985. Все так же безупречно сложен и так же безупречно одет, хотя его элегантность стала более сдержанной. Говорит на всех языках мира, включая родной, но без интонаций.

Завтракает, обедает, ужинает и спит один. О наличии пижамы сведений нет. Увлекается экзистенциализмом. Поклонник Сартра. Современными средствами связи не пользуется. Телепат.

Принимает лично для постановки очередного задания только президентов США, Франции, английского и японского премьер-министров и изредка — западногерманского канцлера. Остальных глав западных государств и правительств инструктирует его секретарь. Шиит.

Безупречно воспитан. Пытая даму, никогда не снимет пиджака без ее разрешения.
Западную цивилизацию может уничтожить в любой момент. Не делает этого исключительно из садистского побуждения — продлить агонию своей жертвы.

Из всех видов оружия предпочитает очень популярный в России ручной лазер с ядерной накачкой.

Носит весьма русскую фамилию — «Стевена». Погибает благодаря коллективному наведению на него порчи силами представителей западных оккультных религий и черной магии.

Каким-то он воскреснет на нынешнем, пятом этапе?

Замечу ради исторической точности, что многие из этих стереотипов не только не утратили актуальности, но и встречались в реальной жизни. Так, на первой картинке в представленном обзоре изображён башар Мегрец, на второй — я (правда, в молодости; с тех пор я безобразно располнел), на третьей — сам Шахревар, а на четвёртой — великий и ужасный Сергей Катенин, прототип Вали Патрикеева в «Поколении Соноры»… Так вот и живём!
Tags: жопно-сортирные шуточки, литература, оффтопик, редакторская колонка, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments