(Доктор ?) (with_astronotus) wrote,
(Доктор ?)
with_astronotus

Categories:

О принципиальной недопустимости современного мифоложества в приличном обществе.

Оригинал взят у helghi в "Ты лучше голодай, чем что попало есть"...
...или современные мифотворцы, дерьмо и некрофилия.


Как живут мифологии. Мифологии рождаются и умирают. Факт неочевидный, но довольно естественный. Любая мифологическая система — продукт своей эпохи, вместе с этой эпохой она появляется на свет, развивается, достигает расцвета и потихоньку вянет. Характерный признак увядания мифологии — то, что она становится основной для искусства. Правда, хорошая, годная мифология никогда не исчезает полностью — как засохший цветок, она сохраняется тысячелетиями в порождённых её угасанием произведениях искусства. В таком виде нам известна, к примеру, античная мифология. Трудяге Гесиоду не понадобилось бы составлять сводное описание мифов, если бы его современники ощущали эту систему как живую. Да и в гомеровсккую эпоху было уже возможно художественное осмысление мифологического пласта — иначе не было бы человекоподобных богов «Илиады». Кстати, античная мифология, разрушенная, но от этого ещё более прекрасная, породила ещё два всплеска творческих идей — во времена Возрождения и в эпоху классицизма. А Лосев всё перевернул с ног на уши...
Суть процесса старения мифологической системы выглядит примерно так, как описал Пропп в «Исторических корнях волшебной сказки»: пока мифологические представления актуальны, они выражаются только одним способом — в ритуале. Вход в сферу сакрального только по билетам (посвящениям). Если появляется их художественное прееосмысление и толкование — это признак того, что мифологическая система перестала выполнять свою базовую мироорганизующую функцию. Исчезает ритуальный компонент — остаётся яркая, содержательная картинка, вдохновляющая своей цельностью и (главное) сакральной безобидностью. Если ты высекаешь статую бога, он не придёт и не треснет тебя по башке за неудачное изображение*.
Этим объясняется та роль в мировом искусстве, которую деятели христианской церкви приписывают религии. О нет, на творчество живописцев, поэтов, музыкантов, архитекторов унылые ритуалы не влияют никак — это и невозможно. А вот противоречивость и сюжетное богатство библейской и новозаветной мифологии не могут не дуборажить воображение. Мало того — вся эта роскошная сюжетика позволяет фантазировать на различные темы, проводя параллели между мифоологическим сюжетом и реальными событиями. А поповские ахи-вздохи о благотворном влияни религии на творческий процесс, к счастью, просто ошибка, вызнванная непониманием этого самого творческого процесса. Об этом нам говорят, например, дневники и воспоминания и письма художников (в широком смысле), работавших над христианскими сюжетами.
Что потом? В историческое время мы почти не имеем возможности посмотреть на «живую» мифологию. Пресловутые племена новокаменного века — это деволюционировавшие общества, чьи мифологические системы выродились ещё раньше, чем они сами. Некоторые остатки живых мифологий можно было наблюдать у аборигенов Азии и Америки, но тоже только остатки. В нашем распоряжении обычно имеются только тексты (в широком смысле: изложенные тем или ным художественным способом мифологические представления). Изучать сами эти тексты — задачка весьма увлекательная, но сейчас нас интересует другая сторона процесса. Из текстов мы получаем некую картинку того, что «было раньше», - картинку опоэтизированную, разложенную по системным полочкам (в эпоху активной жизни мифологии их, конечно, не было) и связанную воедино уже не ритуалом, а некоторыми новыми логическими связями. Типичный пример — знаменитый «Круг земной», где мифологические сюжеты организованы не по ритуальному принципу, а чтобы удобнее было читать. Чем богаче коллекция текстов, тем подробнее наши представления (хотя «подробнее» вовсе не значит «вернее»). И когда мы видим эту красивую, но мёртвую систему, может показаться, что «тогда» - во времена, когда она была живой, - жизнь, вмещающая живую мифологию, была чем-то принципиально привлекательнее, чем наша нынешняя. Хотя бы тем, что «там всё было не так», как именно не так — не столь важно. Отсюда попытки «возродить» мифологические системы, снова заставить их жить и определять жизнь общества «как раньше» - через ритуал (все вспомнили родноверов?). Увы (а может, ура) — мы уже знаем, что возродить мифологию невозможно, коль скоро ушла породившая её эпоха.
«Мы не хуже!» Но и остатки мифологий могут порождать серьёзные проблемы в жизни обществ. Казалось бы, ну что нам до текстов — наслаждаемся, и все дела. Ан нет — и тут можно помериться кой-чем. Вот, к примеру, от мифлологии античной остались гигантские массивы текстов — статуи, архитектура, поэзия, исторические труды. А от мифологии славян текстов почти не осталось. Куцые обрывки, которые иногда удаётся найти фольклористам, - это, по сути, весь славянский мифологический улов. Причины понятны — античные греки естественным образом пережили свою мифологию на своей земле, да ещё и разносили её по всем доступным морям, а славян завоёвывали и крестили до момента мифологического увядания. Никому в мифологическим обрществе не пришло бы в голову создавать неритуальные тексты, а тексты ритуальные были тщательно зачищены**. Поэтому и вознкали ещё у просветителей осьмнадцатого века идейки в стиле «где бы взять наше родное мифологическое, и чтобы не хуже, чем у римлян». Потом к этому делу приохотились славянофилы, потом (уже в прошлом веке) деревенщики, а сейчас — те же родноверы, «русские веды» и прочие «велесовы книги».
Бывает и хуже. Попытки вернуть «что-то такое древнее, прекрасное, ритуаааальное» на кельтской почве привели к появлению викканства и друидизма, попытки отыскать что-нибудь такое экзотичненькое и чтобы не по-европейски — к всплеску популярности вуду в США. Мало того, что всё это остаётся достоянием субкультур, — это ещё и выглядит откровенной подделкой.
Да, когда мифологическая система рушится или ощущается как разрушенная (как со славянской мифологией), возникает неосознанное желание чем-то заполнить эту якобы пустоту. Но при попытках что-то эдакое достроить всегда получается нелепое поделие. Нельзя воспроизвести законы мифа, живя вне мифа, а жить внутри выдуманной мифологии не позволяет эпоха — не её продукт, не её порождение, хоть ты тресни. Нельзя воспоризвести ушедшие отношения с миром в виде конструкта, внешне повторяющего рпазрушенную систему, хотя бы потому, что систему эту мы знаем в основном через тексты, а тексты — продукты эпохи разложения мифа. Да, можно подлелать разложение — именно это мы и получаем. Нынешний российский «духовный вакуум» пытаются, к примеру, заполнить мифами о Российской империи с хрустом французских булок и гимназистками румяными, но уродство этой недосистемы врождённое, неисправимое — нет в этом состоянии ничего даже близкого к сакральному; для многих же, наоборот, времена булкохруста, ымператоров и балов — это эпоха бедствий их семей, их народов, их городов, эпоха, память о которой ещё болит.
В бывших советских республиках протекает тот же уродливый процесс с теми же результатами, наиболее жуткий пример — Украина. Тысячелетие украинской самостiйности, древняя мова и прочие атрибуты мёртворождённого конструкта — налицо. Хотя сейчас и азиатские республики не отстают — то они потомки Чингисхана, то наследники Джунгарии, то форпосты «Тюркского мира»... А ведь в фантазиях про Российскую империю есть и пласт, который создатели мифа не акцентируют, но всегда имеют в виду, — это «чернь», над которой плывут купола-колокола и которая кланяется ымператорскому кортежу. И этой потенциальной черни уже не первое десятилетие объясняют, почему для них это будет хорошо. Объясняют, правда, без особенного успеха — интересно, почему бы?.. Адепты ымперии с блэк-джеком и сёстрами Романовыми — это всякий офисный криль и интеллектуальная отрыж... ах, простите, российская интеллигенция. Ещё один миф, кстати: не бывает российской, американской или там узбекской интеллигенции — эта порода не имеет национальной принадлежности, как, к примеру, и её кормилец — крупный капитал.
Краткие выводы из истории партии. А выводы простые: всякая попытка выстроить мифологию для сегодняшнего употребления есть попытка скормить аудитории либо дерьмо, либо мертвечину (иногда — комплексный обед из того и другого вместе). Светлого и доброго мифа на этом не вырастишь — ведь сегодня, чтобы что-то подобное впарить, приходится что-то великое отрицать и деструктурировать. Знаменитое «развенчание советского мифа» - это не развенчание, а просто отрицание для постройки чернушного эрзаца. Приятного аппетита.

* в культурах, где ещё не полностью утерян сакральный компонент мифологии, это не так! Там, к примеру, рассказчика, который перепутал в рассказе имена мифологических персонажей, они наказывают самолично и при большом стечении народа, а само это наказание становится темой отдельных рассказов, и так без конца... Подобные тексты записаны, например, у шорцев в конце прошлого (двадцатого!) века.
** мне персонально кажется, что, если бы славянские ритуалы сохранились хотя бы в каком-то надёжно фиксированном виде, они очень не порадовали бы ни родноверов (ничего красивого), ни славянофилов (ничего уникального). Да и вообще ритуальная сторона жизни обычно глубоко антиэстетична, вспомните хотя бы самую ритуализированную сферу нашего современного бытия — похороны. И вот представьте, что всё по жизни обставлено такими вот похоронообазными ритуалами! Кайф, правда? Смысл ритуала — контакт поту- и посюстороннего, поэтому да, всё похоже на похороны, особенно у славян с их тотальным культом смерти и мёртвых.

Tags: политинформация, теория, штыком! рожком! прикладом!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments