(Доктор ?) (with_astronotus) wrote,
(Доктор ?)
with_astronotus

Category:

Про Пекин.

Дегенераты позднесоветского разлива меряют коммунизм странной меркой: коммунизм — это строй, в котором я могу делать что хочу, имею что хочу, а все обо мне при этом заботятся. Дегенерация проявляется в том, что себя эти личности рассматривают как пассивный объект, на который должны обрушиться давно ожидаемые коммунистические блага. Именно от них приходилось слышать вопли, что Канада или там Япония «на сто шагов ближе к коммунизму», чем СССР, потому что там есть травалаторы в универсамах.

Теперь та же публика, не разочаровавшаяся ещё в своём идеале, ищет «коммунизм» в Китае. Им упорно противостоят те, кто считает, что «коммунизма» в Китае нет, потому что там проблемы с горячей водой, пенсию платят не всем, а в Пекине стоит такой смог, что приходится транслировать рассветы и закаты по городским телеэкранам, чтобы жители знали, сколько сейчас вообще времени во внешнем мире. И вообще, какой там коммунизм у этих тараканов? Они и на капитализм-то не наработали…

Я в Пекине побывал с короткими визитами дважды и собираюсь ещё, поэтому вкратце просуммирую свои впечатления, которые, разумеется, не могут рассматриваться как претензия на знание страны, но кое-какие сравнения вывести позволяют.

1. Никакого смога в Пекине я оба раза не застал. Я прилетал осенью, в прохладную погоду, и по утрам стоял плотный туман, но совершенно не вонючий. Днём над городом было ясное, синее небо, а городские запахи что в центре, что на окраинах выгодно отличались не только от, скажем, Бангкока (где реально смог), но и от вонючего дизельно-котельного хиуса в зимнем Новосибирске.

2. Хороший признак сытого и безопасного общества — огромное количество людей, готовых по первой просьбе помочь иностранцам или просто незнакомым людям. Опять-таки, разница с Таиландом — там многие готовы не помочь, а услужить, и это сильно зависит от социального статуса: работающие люди вежливые и открытые, а те, кто живёт с туристов или занимается невесть чем, похожи на русских дачников. В Китае я такого разделения не заметил.

3. Цены в Пекине такие, что откинуться можно. Никаких развалов с дешманской китайщиной там на улицах не найти, или уж надо искать в специально отведённых районах. Так что те, для кого «коммунизм» — это поддельный айфон со стразиками за сотню баксов, наверняка останутся разочарованными. Даже проезд на метро стоит от 30 до 80 рублей, а экспресс до аэропорта Шоуду — все 250 с человека. Негуманны и цены в кафешках; нормально поесть во второй раз нам удалось только в национальной лапшевне, где мы нажрались на 300 р, а в кафе европейского типа (коих большинство) ценник колеблется от 750 до 1200 р на человека за простенький обед.

4. Улицы заплёваны, загажены и разбиты примерно как у нас — то есть, не до посинения, но заметить можно, если постараться. Вообще, традиционное восхищение импортными дорогами сильно преувеличивает реальность; битые в хлам «автобаны» я видел и в США, и в Греции, и в Италии, про Китай и Таиланд и говорить не приходится; а у нас в Краснодарском крае и на Алтае дороги местами просто прекрасные. Интересно также, что в Пекине я почти не видел уличных урн.

5. Архитектура нового Пекина похожа на наши миллионники на постсоветском пространстве — недоскрёбы на фоне типовых сталинок и хрущёвок; примерно то же самое, хотя без таких гигантских скайскрэперов, можно увидеть сейчас в Лениниском районе Новосибирска. Тихие улочки центра напоминают больше всего наши курортные города: тополя, акации, медленное движение машин, сувенирные лавочки и музеи для туристов. В людях на улице тоже нет никакой «экзотики»: европейская одежда, манеры, типичная вежливость или невежливость при движении. Никакой «азиатчины» там не сквозит.

6. Наружной рекламы очень мало, в сравнении с нашими городами. Та, которая есть, с равным удовольствием (и одинаковыми способами) рекламирует бритвы, машины и мудрую политику ЦК КПК. Это, кстати, смотрится очень органично; по-моему, фанатическая привязанность к уличной рекламе отличает только тех людей, которые люто-бешено котируют всё американское, а нормальный человек понимает, как эти биллборды и диорамы уродуют архитектурный облик городов, не созданных быть рынками. То же касается и рекламных объявлений в метро; их почти нет. Метро смотрится пустовато и утилитарно на фоне советских решений; поезда примерно такие же по комфорту, как наши метроэлектрички или бангкокский скайтрейн.

Почему я привёл именно этот набор впечатлений? Потому что из этой базовой системы удовлетворения потребностей (жратва-цены-транспорт-комфорт-отношение) у нашего постсоветского человека и складывается однозначное представление о том, «коммунизм» ли царит в той или иной стране, и на сколько шагов она «ближе к коммунизму», чем его родной Буевск-Перекукуевск. Я от выводов воздержусь, но скажу так: в Пекине мне понравилось, и я не увидел там ни ужасов, ни преимуществ, заставляющих наших соотечественников проникнуться определённым отношением к целой стране на основании одного-двух визитов в ближайший супермаркет. Тайконавты в скафандрах по Пекину не расхаживают, и роботы в кафе лапшу не подают.

Поэтому истерики по поводу «там коммунизм/не коммунизм» на основании того, что «у них там то-то и то-то есть, а мы всё остальное прогадили», с вариантом «они там плошкой риса в день сыты, а мы в Баб-эль-Мандебский пролив купаться летаем», я бы оставил дегенератам. Жратва — важная часть общества, но судить по жратве об общественном развитии — низкая привычка «совков», той самой жадной массы, которая развалила СССР на том основании, что тот-де недостаточно ей «давал». И это мерзко.
Tags: дневник путешественника, политинформация, редакторская колонка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments