(Доктор ?) (with_astronotus) wrote,
(Доктор ?)
with_astronotus

Categories:

Кое-что о магглах.

В комментариях к предыдущему посту затронули тему «магглов» и их противопоставления «людям со сверхспособностями», которые-де загоняют «магглов» в ловушку собственной ничтожности и безысходности судьбы.

Местами это действительно так; истории «про избранного» — часть мифологии, а миф предназначен, чтобы унижать. Поэтому всегда очень приятно думать, что в магический мир Гарри Поттера однажды придёт взвод автоматчиков, который, по мнению самой Роулинг, точно нагнёт любой взвод боевых магов. Но вопрос-то не в этом!

Откуда, собственно, эта дивная уверенность, что массовый читатель и зритель не ассоциирует себя с главными героями (или со злодеями, что мы тоже видим довольно часто) всех этих саг и франшиз?! Кто и кому сказал, что потребитель этой массовой продукции видит себя в конечном итоге только расходным материалом для действий «избранных» и «супергероев»?!

Ответ на этот вопрос, к сожалению, есть; он — в головах, а не в книгах и не в кинотеатрах. Разделение мира на «избранных» и «простых», памятное мне ещё по позднему СССР, является универсальным принципом — но этот принцип равно присущ и старшему, и младшему поколениям. Дальше весь вопрос только в социально-приемлемых критериях «избранности», вещи a priori гнусной и отдающей столь милой сердцу имперцев цензурой!

С известной точки зрения Рахметов из «Что делать?» или граф Монте-Кристо — такие же «избранные», как и Нео с Гарри Поттером. Ассоциировать себя с ними — либо можно, либо нельзя. И если у человека стоит блок — «не ассоциировать», он может хоть единственным сыном Творца родиться, но мир спасать не станет ни за что.

Вопрос о приобретении «избранности» трудом или личными качествами вместо веления судьбы здесь вторичен; многих героев комиксов тоже не паучок укусил, к своей судьбе суперменов они шли всю жизнь. Капитан Америка мечтал попасть в действующую армию, рискнул — и попал! Доктор Стрейндж учился мистическим искусствам, чтобы вернуться к работе нейрохирурга…

А вот капитан Немо, вроде как любимый герой советской молодёжи, родился с золотой пробкой в заднице. Три мушкетёра, эта квинтэссенция разврата, алчности и лжи, с которой предлагалось брать пример не одному поколению подростков — были дворянами и особами, приближенными по праву рождения ко двору владык единственной в мире сверхдержавы. Шерлок Холмс? Хм…

Но постойте, скажет мне внимательный читатель, ведь все эти книжки — просто развлекательное чтиво для буржуазной публики, и из поколения в поколение стереотипы в них не меняются! Дайте нам что-нибудь про нас, про простых советских людей, про перековку пережитков и становление личности молодого рабочего!

О, я дам вам это с удовольствием — разумеется, после того, как с негодованием и ненавистью выброшу на свалку истории весь ворох дидактической, политико-воспитательной литературы! Вылетят все бездарные конъюнктурные поделки (не путать с серьёзными биографиями) — нравоучительные романы и рассказы для хрестоматий про героев, про детство вождей, про непримиримую борьбу прогрессивной советской молодёжи со стилягами, уклонистами, тлетворным влиянием Запада…

И останутся прекрасные примеры: книги Макаренко, яростно, ревниво влюблённого в личность каждого — каждого, слышите! — из своих воспитанников, «Человек меняет кожу» Ясенского, «Поднятая Целина», «Разгром», «Коллеги» раннего, не скурвившегося ещё Аксёнова, романы Алексея Толстого, Германа, Гранина… Вы любите каждого из героев этих произведений так, как любили их авторы? Вы понимаете, что вы — это они, потому что авторы писали их с вас и для вас?!

А ведь, скажет любитель проводить грани между «простыми» и «непростыми» людьми, что общего между мною и этими героями?! Они родились в иные эпохи, созданы иными общественными силами; они — воплощение мужества, любви, силы духа и воли, их ошибки — закономерные следствия их достоинств, а их несчастье — трагедия! А что я? Серый, бездарный, родившийся не вовремя и не так, бессмысленное приложение к пустоте Вселенной. Достоин ли я быть ассоциирован с ними?

Вот мой ответ: да, достоин. Искусство обязано развлекать и утешать, без этого оно вырождается в дидактическое или декоративно-прикладное, утилитарное направление; но точно так же подлинное искусство демонстрирует не отвлечённый идеал «величия духа», а силу и красоту каждого человека. И метод, образ, которым оно действует — всего лишь инструмент, выразительное средство искусства, обращающееся к (жаждущей этого средства!) аудитории.

Любой конечный потребитель искусства достоин ассоциировать себя с героем. Искусство для того и делается, чтобы люди ассоциировали; иначе оно не воспринимается. Фрески Сикстинской капеллы пересказывают не «иудейскую сказку», а историю каждого человека в мире; оттого-то плащ господа бога, вдыхающего в Адама жизнь, и выглядит на фреске как человеческий мозг в разрезе, из которого робко выглядывают таящиеся там бесчисленные ангелы и гении. Не отвергайте их!

А если вы, читая многотомие про Гарри и Гермиону, всё время проводите грань между «магами» и «магглами», позиционируя себя как часть одной из действующих сил, отделённой этой гранью от другой части — так это, возможно, вам на нормальность проверяться надо? Потому что читатели/зрители ничего тут такого себе не думают, сидят и удовлетворяют духовные потребности, за героев переживают, а эскапист тут — это вы!
Tags: литература, теория, штыком! рожком! прикладом!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 52 comments