(Доктор ?) (with_astronotus) wrote,
(Доктор ?)
with_astronotus

Неприличная притча.

Я вам, друзья мои, не раз уже рассказывал онтологические анекдоты, а сейчас расскажу парабль.

Жил-был один дрочер. Так сильно дрочил он, что даже брезговал потом общественными туалетами пользоваться — знал по собственному опыту, как сильно они забрызганы со всех сторон, и оттого страшно боялся законтачиться. Дрочер наш не без оснований предполагал, что другие тоже дрочат, и оттого презирал их всей душою: ведь другие дрочили то на новый айфон, то на Илона Маска, то, наконец, на Лив Тайлор с накладными эльфийскими ушками — а нашему дрочеру являлась во влажных мечтах исключительно сама Фай Родис!

Дрочил он на Фай с самого детства, с того раза, как впервые прочёл под одеялом на «ложе, от милых родителей тайном» «Час Быка» с иллюстрациями Бойко и Шалито. Иллюстрации он обвёл ручкой под копирку, а получившиеся копии таскал с собой всюду: мало ли где приспичит затвор передёрнуть! На современниц он даже не смотрел: что они такое в сравнении с Фай?! Так себе, набор тупых клуш, озабоченных только танцульками да нарядами. Так и жил дрочер бобылём — даже дрочильню себе специальную оборудовал, а потом, с наступлением эпохи Интернета, сделал ещё её виртуальный филиал.

И всё шло замечательно, да только однажды дрочер наш посмотрел случайно архивную плёнку с кастингом на советский фильм по «Часу Быка» с Натальей Трубниковой в роли Фай. Это его так возбудило, что он тут же начал дрочить, кончил тридцать семь раз подряд, подхватил инфаркт простаты и скончался в больнице семью часами позже. Даже срочная пересадка простаты, предпринятая лучшим хирургом города, не спасла положения; организм дрочера её тотчас же с негодованием отторг.

Очнулся наш дрочер — а вокруг какая-то хрень творится.

—Это я,— спрашивает, — где?

А ему такие:

—Это, типа, в светлом будущем, хуле! Мы тебя, дрочер, воскресили и к жизни вернули. Сверхцивилизация, ёлы-палы, узнаёшь в натуре?!

Дрочер страшно обрадовался:

—Ух ты, так это дальнее-предальнее будущее! Давайте мне тогда мою Фай Родис, я на неё хоть посмотрю одним глазком! Посмотрю-посмотрю, да и передёрну сразу же…

Задвигалась хрень, заколыхалась; облака какие-то на небо полезли, звёзды синеть начали, потом одна обратно покраснела — рассмотрела, должно быть, нашего дрочера поближе. Снова раздался голос:

—Не нашли мы тебе, мил друг, Фай Родис! Так уж вышло, что ты, живя в свою эпоху, должен был стать её прапращуром. Найти себе хорошую девушку в жёны, сойтись с нею, жить, уважать, детям своё уважение передать… Поколение за поколением, век за веком, и были бы в твоём роду инженеры, учёные, врачи, рабочие, журналисты, астролётчики, а там бы и Фай появилась однажды. Ну, а ты пренебрёг современниками ради абстрактного будущего. Всех вокруг в онанизме обвинял, а сам только и делал, что дрочил на Фай, оттого и не оставил у себя в прошлом ни семечка, ни росточка для будущего! Так что прости, друг любезный, придётся тебе и всю оставшуюся вечность рукой обходиться!

Запечалился дрочер, закручинился. Стал он сверхцивилизацию обвинять во всех грехах: мол, не такая она, и не сякая, и занимается фигнёй, и не те ценности исповедует, и эстетика у неё отстойная, и вообще, не так он себе всё это представлял. Видит сверхцивилизация: плохо человеку, страдает! Нельзя этого так оставлять!

—Ладно,— говорят дрочеру, — поможем тебе, снучи-бучи!

Взяли у него генетический материал (проблем, благо, с этим не возникало), и послали с этим материалом в прошлое. Нашли одну девушку, которая сильно страдала одиночеством.

—Все мужики дрочеры,— жаловалась, — а мне как теперь одной жить!

Уговорили её. Зачала девушка, родила, воспитала достойного человека. Пошёл дальше уже обычный процесс, то половой, то воспитательный, то производственный, а бывало, что и бракоразводный — из поколения в поколение шёл, сквозь всю историю новых веков, всё как положено. Разные, конечно, люди рождались, но по большей части хорошие, работящие, и к другим людям относились с добротой.

—Людей любить надо,— рассуждали они, — а не быть, как наш первопредок!

И любили же. А там и Фай родилась. Её ещё специально так назвали — небось, пророчество в роду передавалось какое-то.

Словом, всё вышло благополучно. Привели к нашему дрочеру Фай. Он за это время успел уже всё будущее охаять — как тут всё неправильно устроено, и нравы какие-то либеральные, и самопожертвования недостаточно, и Сталина на них ни на ком нету… А тут увидел Фай — и сразу успокоился. Краса, как говорится, ненаглядная, да ещё и круть невперенная. Она тоже на него с любопытством посмотрела:

—Так вот он,— говорит, — тот легендарный онанист? Я читала в учебниках истории, это тот сраный, тупой пидор, который в своём собственном настоящем не то что рукой, а даже головкой ради светлого будущего не пошевелил! Интересно, а из него при должном воспитании хоть со второй попытки человек получится?

Дрочер от такого внимания чуть второй раз на сперму не изошёл. Никого уже не стеснялся, совсем сорвало с нарезок. Впрочем, человека из него воспитали, конечно же. Могущество сверхцивилизации безгранично. Но дрочить он, бедолага, так и не перестал. Только тематика для фантазий расширилась.

Мораль этой притчи такова: бойтесь общественных туалетов! Дрочеров очень много развелось, никого и ничего не стесняются; как следствие, законтачиться по незнанке — раз плюнуть!
Tags: жопно-сортирные шуточки, штыком! рожком! прикладом!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 109 comments