(Доктор ?) (with_astronotus) wrote,
(Доктор ?)
with_astronotus

Category:

«Красная лихорадка». Начало (№1).

Пока Токмаков разговаривает на безвестной сибирской станции с каким-то клоуном, а я получаю непрерывные пинки слева и справа, возникло у меня настроение дописать какой-нибудь старый текст в жанре лёгкой развлекательной литературы, принципиально лишённый самой ненавистной мне черты в левой фантастике — дидактичности. Вот я и подумал: опубликую-ка я в журнальном варианте несколько глав своего старого эскапистского романчика в жанре фэнтези! Этот текст, под рабочим названием «Красная лихорадка», я писал в 2008 году, а сейчас думаю — не продолжить ли? В общем, если кому интересно, то отложите на время в сторону мечты о классово-сознательной и высокоморальной литературе, и я попробую вас слегка развлечь ненапряжным приключенческим чтивом!

Красная лихорадка


Это колокол вселенной

С языком из серебра,

Что качают миг мгновенный

Робеспьеры и Мара.

Валерий Брюсов

Владыки совещаются


      Здесь всегда царила тишина.
      Высокие стволы кордаитов, увенчанные гордыми плюмажами тёмно-зелёной листвы, поднимались сверкающими башнями из влажной стены древовидных папоротников. Меж стволов бежала вверх по склону высокая, прямая аллея из полированного белого песчаника, украшенная по сторонам замысловатыми навесными виадуками с кристальной водой. Ночами вдоль аллеи зажигались факелы, привлекая гротескных ночных насекомых, но при свете дня большая часть членистоногих обитателей пряталась, боясь попасться на зуб многочисленным бело-рыжим зверькам, день напролёт ловко карабкавшимся с ветки на ветку в поисках добычи.
      Аллея упиралась в приземистое здание из полированного порфира, окружённое узорчатыми решётками искусной ковки. Над зданием поднимался в небо высокий золотистый шпиль. Противоположный конец аллеи упирался в морской берег, в набережную из песчаника с волнорезом и едва приметным причалом для небольших кораблей.
      День клонился к закату, и алое солнце заглядывало в прорезь аллеи, окрашивая белый камень кровью и пурпуром.
      Старый Сет Аскор, владелец аллеи, принадлежавшей ему вместе со зданием из порфира, башней и всем островом, вышел к своим гостям. Гости собрались внутри здания, в главном зале, древнем и нерушимом, как сам владелец. Здесь всё источало призрачные флюиды могущества. Даже простые деревянные скамьи, на которых восседали собравшиеся, были отмечены тысячелетней историей, когда сидящие на них решали судьбы людей, народов и стран. Ныне же разговор должен был коснуться судьбы всего мира. Многие из пришедших уже знали это: их позы и осанка выражали приличествующее случаю благородное величие.
      Аскор не смог не обратить внимания на фигуру молодой женщины, пристроившейся в углу, перед пустой и холодной плитой грандиозного очага. То была Гиора, дочь Арно Миракса, наследника одного из самых древних и влиятельных аристократических родов Катрены. После смерти отца дальняя родня Гиоры несколько раз пыталась выгодно пристроить её замуж, уповая на хорошее происхождение. Однако современных катранов не так волновали родословные, как богатство и власть, а род Мираксов уже много десятилетий назад утратил то и другое. Вместе с тем, Сет Аскор не мог отказать девушке в приглашении: он свято чтил древние традиции и верил в то, что без участия представителей всех знатных семейств Катрены сегодняшний разговор не будет иметь ни малейшего смысла.
      Остальные приглашённые явно чувствовали себя в привычной среде. Они занимали места на скамьях в соответствии со старшинством и древностью рода. Один за другим гости приветствовали хозяина дома на аристократический манер, кланяясь не ему, но двум чашам с водой и яствами, которые нёс в руках за Сетом Аскором глухонемой слуга. Поклонилась в свой черёд и Гиора, пряча в рукав платья маленькую ручную ящерку.
      Сет Аскор, обойдя гостей, сел на предназначенную для него скамью. Слуга принёс огонь и тихо удалился. Хозяин дома поднял руку.
      —Друзья мои, — негромко сказал он, зная, что каждое слово, сказанное им с этого места, будет услышано во всяком уголке зала и не покинет между тем его пределов. — Всякий из нас рождён был для того, чтобы определять путь истории. Мы — владыки и потомки владык. Ныне я призвал вас на совет, чтобы решить важнейший из вопросов, когда-либо стоявших перед нами. Наш мир, наша Земля, неотвратимо гибнет, и нет никаких способов спасти её от грядущей катастрофы.
      В нескольких сжатых, полных глубокого смысла фразах он рассказал присутствовавшим то, что многие из них знали только понаслышке. Учёные утверждали, что климат в мире меняется, становясь постепенно всё более засушливым и холодным. Пресной воды, этого главного источника жизни сухопутных растений, а вслед за ними и человека, постепенно становилось всё меньше. Она уходила, испаряясь, в грозовые облака, а те, охладившись у полюсов, постепенно сковывали планету гигантскими ледяными шапками. В умеренных областях, где миллионы лет назад процветали жаркие лесные болота и эстуарии, теперь с каждым годом всё сильнее проявлялись каменистые солончаковые пустыни.
      —Наши предки, зверозубые хищники, во всём зависели от пресной воды, — говорил Сет Аскор. — Продолжаем зависеть от неё и мы, люди. Лишь рептилии, относительно недавно появившиеся на лице нашей планеты, умеют подолгу обходиться без неё, довольствуясь малым. Папоротники, хвощи, саговники и кордаиты, водоросли и плауны — все сухопутные растения в привычной для нас среде обитания зависят от пресноводных водоёмов. Растения кормят насекомых и зверей, растениями и зверями питаемся мы. Пресная вода — основа всего жизненного цикла. Но именно мы, люди, размножившись чрезмерно, делаем так, что уменьшаем количество этой воды! Мы льём её на посевы и орошаем ею парки, мы расходуем её на мелиорацию и питьё, на быт и благоустройство, при этом в десятки раз увеличивая естественное испарение. Поэтому то количество пресной воды, что могло бы при благоприятных обстоятельствах служить нам миллионы лет, благодаря нашим усилиям может сойти на нет за несколько столетий. Человечество погибнет, лишившись главного источника своей жизни. Так не пора ли нам, его владыкам, остановить грядущую катастрофу?
      —Но как остановить её? — спросил молодой Вэн Кут, владелец прибыльных земель в дальних регионах Катрены. — Если запретить людям пользоваться мелиорацией, купальнями и питьевой водой, запретить поить животных и поливать растения — что мы получим, кроме голода и свирепого бунта? Я, например, просто потеряю всё, что имею, если мне вздумается запретить моим людям пользоваться водой по их усмотрению!
      Другие гости сдержанным гулом поддержали молодого землевладельца.
      —Было бы неразумным полагаться лишь на грубую силу и запреты, — согласился Сет Аскор. — Конечно же, людям, потерявшим веру в своё предназначение в этом мире, сложно внушить что-то одними лишь благими речами. Но и отступать нам не следует. Если не мы — кто остановит катастрофу, нависшую над миром? Нужно быть осмотрительными и умными, чтобы не встретиться с сопротивлением невежественной толпы, или хотя бы серьёзно ослабить его.
      —Есть ли способы достичь этого? — усомнился Вэн Кут. — Люди сейчас стали жить сытнее и богаче, чем раньше. Древние традиции уже не пользуются былой популярностью. Слишком много стали себе позволять люди, слишком утратили представление о бережливости — вот отсюда и наши беды.
      —Я думаю, — сказал на это хозяин дома, — что причина наших бед куда глубже. Сама природа человека во многом порочна. Жадность, алчность и стремление обладать тем, что не принадлежит по праву, — вот три вещи, которые заставляют людей губить Землю. Только отрешившись от этих грехов, мы познаем золотую тайну жизни и смерти, но для этого время ещё не пришло — во всяком случае, это верно в отношении большинства из нас. С другой стороны, Вэн Кут, я с вами согласен. Людей становится всё больше, а ума и уважения к традициям среди них всё меньше. Это сильно осложнит нашу задачу. Так начнём же с другого конца, ослабим это неминуемое сопротивление! Пришло время дать нашим подданным урок послушания.
      —Урок? Это будет очередная битва за власть, только и всего. Мы сразимся с ними, и вне зависимости от того, кто победит, они только будут ненавидеть нас ещё больше.
      —Мы не будем с ними сражаться! Мы только покажем им могущество стихий, оставим их беззащитными перед силами природы. Пусть они поймут вслед за нами, к какой беде они толкают весь мир! Тогда они прислушаются к нашим голосам, тогда мы вновь сможем говорить с ними о том необходимом, что спасёт впоследствии нашу Землю!
      Встала, поднимая руку, высокая, тонкая женщина: то была Зара, владевшая Северной Катреной. Её родовой протекторат простирался некогда на земли диких каттов до самого хребта Объединения.
      —Мы слушаем вас, владычица Зара, — сказал Сет Аскор.
      —То, что вы предлагаете, всё равно означает бойню,— ответила вставшая гостья. — «Преподать урок», «научить послушанию» — всё это значит, что прольётся кровь. Я даже не касаюсь того, как это страшно, владыка Сет Аскор. Но не затопит ли эта кровь и нас самих? Чем мы можем испугать людей — оставить их без нашего покровительства, без принадлежащих нам средств защиты от стихийных сил? Но они сами попытаются взять эти силы и средства в свои руки. Что мы будем делать тогда? Разве мы достаточно сильны, чтобы одной лишь своей волей принудить к подчинению сотни тысяч наших людей?!
      —Одной лишь силы будет недостаточно, — согласился хозяин, — но на нашей стороне — тайное знание, которого нет у наших подданных. Наше могущество давно уже оставлено на крайний случай, мы предоставили избранным нами республиканским властям делать всё за нас. Но ведь мы сами не забыли о могуществе! Мы можем затопить побережья, наслать на людей и скот неизлечимые болезни, наконец, просто сжечь за неповиновение бунтующие города! Да, это жестоко. Но ответьте мне: разве не пришло время для этого? Или мы, истинные владыки этого мира, будем спокойно смотреть, как мир гибнет и разрушается по вине наших подданных? Разве не мы отвечаем за их безопасность, процветание и следование правильному пути?! Или не в наши руки вложено будущее всей Земли?
      Сет Аскор поднялся со своей скамьи, шагнул в зал, простирая руку:
      —Пусть кровь, пусть необходимое насилие — эти жертвы оправданы! Час смерти для непокорных будет одновременно и часом избавления для нашего мира! Вечный и нерушимый порядок, заведённый в начале времён, зашатался и рушится — но мы вправе остановить это любой ценой! Пришло время напомнить об этом тем, кто в гордыне и презрении нарушает великие заветы наших праотцов!
      —Я не умею говорить так высоко и красиво, как вы, — ответил на этот призыв горный властитель Этри Виркон, — поэтому скажу проще: под видом спасения Земли от беды вы опять призываете к гражданской войне за возвращение нам наших исконных прав. Я не возражаю против самой идеи. Какая, в самом деле, цена любому праву, пока оно не добыто и не завоёвано в бою?! Но вы должны соразмерять силы, владыка Сет! Если чернь поднимется на нас бунтом — нам ныне точно несдобровать!
      Сет Аскор усадил говорившего на место жестом протянутой руки.
      —Мой благородный Виркон, ведь я говорю не об открытом столкновении! Вы невнимательно слушали мои объяснения. Мы можем, используя своё тайное искусство, напомнить человечеству, как оно беззащитно перед стихиями природы. А когда простые люди осознают это — мы предложим им свою помощь в обмен на послушание, так, как это уже случалось раньше, в эпоху завоевания Катрены варварами. Думаю, владыки других стран поддержат нас — ведь приходится им ничуть не легче, и их древняя кровь тоже должна напоминать им об ответственности за судьбу всего мира. В Месоре и Квиссе, в странах юга и востока, даже в проклятом Аратане — везде есть люди, которые сочувствуют нам!
      —Но у нас есть и общий враг, — напомнил кто-то из зала. — Великий враг!
      При этих словах старый Сет Аскор сжал кулаки так, что из-под острых выпускных ногтей растеклась на бледной коже капля крови.
      —Враг! Вы правы, у нас теперь не враги, а единый враг! Вы правы: враг великий и общий. Именно он — причина наших бед, именно из-за него — все наши несчастья! Уничтожить его — наш долг перед историей. Может быть, долг более важный, слышите меня — более важный, чем даже спасение Земли! Пусть лучше мёртвая планета, лучше пустыня и царство ящеров, чем дать этому… этим… дать распоряжаться всем, что нам дорого! Но он встанет, обязательно встанет у нас на пути! Он к этому готов!
      В изнеможении от неожиданной вспышки, старик опустился на свою скамью.
      В зале заговорили громко, выплёскивая накопившееся негодование и гнев.
      —Враг! Да, это верно!
      —Аскор прав! Уничтожить планету — полбеды по сравнению с тем, чтобы отдать её судьбу в такие руки!
      —Не руки, а щупальца! Скользкие, обвившие нас кровавые щупальца, которые давно пора обрубить!
      —Не стоит так нервничать, благородные властители! Разве мы уже проиграли? Мы спасём мир от беды, и Земля вновь будет нашей, она будет вечно принадлежать нам и нашим подданным.
      —А если они, не понимая своей конечной пользы, склонятся на сторону врага?
      —Истинный человек никогда не примет сторону врага! Его жизнь, его сила — в его корнях. Традиции древности, которые дают ему права, обязанности, место в жизни! Кто откажется от этого ради призрачных благ?!
      —Но отказываются же!
      —Значит, они сами себя прокляли! Мы только поможем им осознать боль проклятия, которое они на себя навлекли…
      —Вообще, сородичи по крови, мне кажется, что сокращение населения планеты за счёт разной шушеры как раз было бы лучшим благодеянием и для человечества, и для самой Земли!
      — Эта речь выдаёт кровавого тирана!
      —Что вы, уважаемый! Я, напротив, полон благородства и всепрощения самой высокой пробы. Сказать такие страшные слова заставляют меня только сами условия нашей жизни…
      —Он прав! Война, кровь — ничто по сравнению со всеобщей гибелью! Пора браться за меч!
      Сет Аскор вновь поднял руку, призывая к молчаливому вниманию.
      —Я и не рассчитывал на другие ответы, — сказал он задумчиво. — Всякий из нас знает, что он потерял слишком многое. Даже здесь, в моём доме, на принадлежащей мне земле, мы вынуждены встречаться втайне. Но цель наша велика и благородна: спасти человечество от вырождения и вымирания в плену сладких иллюзий, вернуть народам твёрдый порядок, освободить Землю от тяжкого груза враждебной ей воли. Кто из нас не готов поддержать это? Наоборот, я уверен, что всякий из присутствующих положит все свои силы на то, чтобы добиться победы в намеченной задаче.
      —Кроме меня, конечно, — заметил чей-то спокойный голос, раздавшийся от самых дверей роскошного зала.

Ночной мститель



      Голос принадлежал рослому человеку чуть моложе средних лет, отсутствовавшему в списке приглашённых. Никто не видел, как этот человек вошёл в зал, воспользовавшись накалом страстей, царившим здесь несколько минут назад. Его серо-золотые глаза цепко осматривали каждого из владык, сидевших в зале. Этот цепкий взгляд на мгновение дольше, чем обычно, задержался на Гиоре, поднявшейся на плиту очага, чтобы лучше видеть говорившего. Девушка, вытянув шею, бесстрашно разглядывала вошедшего, и он, сощурившись, сдержанно улыбнулся ей.
      —А кто вы такой? — спокойно спросил Сет Аскор, поворачиваясь к нему лицом.
      —Я, — ответил новый участник разговора, — представитель Рабочего Конгресса. И у меня к вам есть любопытное послание от этой уважаемой организации, которую вы здесь совершенно справедливо назвали вашим всеобщим врагом.
      Успокоившиеся было гости вскочили на ноги вновь, встретив слова пришельца дружным рёвом ярости.
      —И что это за послание? — прерывая крики и гул, вновь спросил Сет Аскор.
      Повинуясь воле хозяина, люди в зале вновь примолкли, сдержав до поры своё возмущение.
      —Сет Аскор, — сказал новый гость, дождавшись тишины, — вы признаны виновным в том, что заразили смертоносной болезнью восемь тысяч забастовавших рабочих на фабрике, принадлежащей вашему клиенту Нитте. Трибунал Рабочего Конгресса, рассматривая ваше дело, счёл улики против вас неопровержимыми. Вам была дана возможность оправдаться, но вы пренебрегли ей, назвав трибунал и сам Конгресс «бандой преступного сброда». В связи с этим, рассмотрев обстоятельства дела, трибунал приговорил вас к высшей и исключительной мере социальной защиты — смертной казни.
      —Да? — усмехнулся хозяин дома. — Любопытный образчик наглости: как будто вы, а не мы, правите этой страной! Куда же и когда вы прикажете мне явиться для исполнения этого приговора?
      —В этом нет необходимости, — ответил гость.
      С этими словами он выхватил из-под дорожного плаща семизарядный армейский револьвер и точным выстрелом всадил пулю прямо в плоскую переносицу Сета Аскора. Собравшиеся взвыли, истошно завизжали женщины. Гость вежливо улыбнулся, показывая другой рукой стеклянную бутыль.
      —В этой колбе — ядовитый газ, — не повышая голоса, предупредил он. — Если вы будете столь глупы, что нападёте на меня — вам, возможно, и удастся меня одолеть, но вы все падёте жертвами вашей минутной неосмотрительности. Проявив же благоразумие, вы, возможно, ещё долго будете осквернять собой лицо нашей цивилизации… Приятной вам ночи, благородные властители!
      Он спрятал револьвер под плащ и направился к дверям.
      —И, кстати, — сказал он, уже выходя, — позвольте вам дать добрый совет. Не стоит сейчас принимать близко к сердцу слова старого мёртвого садиста. Вы все ещё имеете хорошие шансы на выживание — даже тогда, когда наше дело победит. Но стоит вам вступить на преступный путь, стоит начать сознательно вредить человечеству только за то, что оно перестало нуждаться в вашей мудрости и вашем руководстве — и тогда…
      Не договорив, гость вышел.
      Вслед ему устремились те из собравшихся, кто не попытался оказать помощь хозяину дома.
      —За ним! Задержите убийцу!
      —Не дадим ему уйти!
      —Стреляйте же! На открытом воздухе газ будет безопасен!
      —Оружие! Эй, слуги, где моё оружие?! Подать охотничий карабин!
      На улице грохнул выстрел, за ним второй. Один за другим зажигались факелы, отбрасывая блики на сверкающие стволы кордаитов. Вооружённые люди разбегались в беспорядке среди кустов.
      Высоко на крыше странный гость взялся тем временем за свисающую сверху верёвку, прикрепил её к широкому дорожному поясу. Рядом с ним стоял слуга Сета Аскора, дворецкий, которому старый властитель поверял многие свои секреты, зная от личного врача о его совершенной глухоте и немоте.
      —Не жалеете о своём хозяине? — спросил гость у старого слуги. — Я знаю, иногда они бывают довольно милыми в отношениях с доверенными людьми.
      —Нет, — жёстко ответил дворецкий, пряча зловещую улыбку. — Это был негодный, скверный человек. Убийца и насильник. К тому же по его вине умерли моя жена и мои дети. Но берегитесь, Арти Кереф: у него много связей и много тайн. Его наследие ещё может навредить всем нам.
      —Я знаю, — ответил гость. — Прощайте, и спасибо!
      Старый слуга перерезал верёвку. Небольшой воздушный шар, скрывавшийся среди ветвей, поднял ночного гостя и понёс его в тёмно-синюю звёздную мглу.
      Единственным человеком, кроме слуги Сета Аскора, кто видел этот полёт, была Гиора. Она осталась стоять у очага в оцепенении, и тень воздушного аппарата, промелькнувшая в дальнем окне зала, на мгновение привлекла её взгляд. Она слабо вскрикнула, повела рукой, но никто не обратил на неё внимания. Вошли слуги, занялись мертвецом, которого надлежало теперь обмыть и, по катранскому обряду, до наступления утра захоронить вниз головой в наглухо запаянной свинцовой трубке, предварительно пересыпав тело сернокислым цинком изнутри и снаружи.
      Стремительно поднимаясь в воздух, Арти Кереф тоже обратил внимание на фигурку Гиоры в окне. Он видел, как девушка взмахнула рукой, указывая на него. В следующий миг порыв ночного бриза подхватил шар, быстро понёс его с берега в сторону моря. Мимолётной встрече пришёл логичный конец.
      Вновь он увидел Гиору только два с небольшим года спустя.
      В году тогда было триста восемьдесят два дня. Подходила к концу пермская эра — самая таинственная и загадочная из геологических эпох в истории Земли.
      До наших дней, до расцвета нашей цивилизации оставалось двести тридцать миллионов лет.
Tags: "Красная лихорадка", "Шестая стихия Катрены", литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments