(Доктор ?) (with_astronotus) wrote,
(Доктор ?)
with_astronotus

Categories:

«Красная лихорадка». Продолжение (№10).

Начало см. здесь, предыдущий выпуск здесь, все записи — по тегу «Красная лихорадка».

Битва с разбойниками


      Увидев Гиору в руках сакротских бандитов, Арти Кереф решил немедленно попытаться освободить её. Среди его соратников по Рабочему Конгрессу, умудрённых долгой изматывающей борьбой, несомненно, нашлось бы много таких, кто предоставил бы девушку её собственной судьбе; ведь она была не более чем аристократкой, выродком из знати, не приносившим своим существованием ни малейшей общественной пользы. Но для Керефа, хоть он и учитывал это соображение в теории, на практике оно было вторичным и неважным. Женщина попала в беду и нуждалась в помощи — этого было достаточно.
      Такого же мнения придерживался Исмир Тикк.
      Что до рабов, то они вовсе не горели желанием возвращаться к берегу. Вид прежних хозяев с оружием в руках и чувство недавно обретённой свободы заставляли их инстинктивно желать скорейшего бегства. Никто не хотел оказаться нос к носу с хорошо вооружённым флотом Сакхара.
      —Пусть её, эту девчонку, — сказал загребной в ответ на горячий призыв Керефа. — От этих знатных бар всё равно никакого толку, а требований и вони — хоть отбавляй. Пока мы с ней возимся, половину из нас перестреляют, и тогда оставшимся точно не удрать на вёслах от сакротских патрулей. Надо уносить ноги, а эти субчики пусть разбираются там между собой. В конце концов, девка выглядит богатой, а значит, и стоит дорого — за неё наверняка внесут выкуп.
      Эти жестокие доводы были вместе с тем голосом разума, и Кереф заколебался на мгновение. В конце концов, сейчас он взял на себя ответственность за свободу и безопасность этих людей, и погубить все их надежды в минутном рыцарском порыве было бы верхом безрассудства. Но тут неожиданно прорвало Искателя.
      —Ах ты, трусливая диссорофа! — заорал он на загребного. — Да если б мы с этим парнем думали только о своей свободе, мы угнали бы вон тот жёлтый кораблик, а вас бросили бы подыхать на ваших скамейках, катая сакротов туда-сюда! А теперь, полчаса как без оков, и ты уже готов плюнуть на всех рабов и пленников в окрестностях! На кой ляд ты такой нам сдался?! Шкура полудохлая, да ты знаешь хоть, с кем…
      Загребной поник под этим потоком ругани, как травянистый хвощ под осенним морозцем. Он демонстративно махнул рукой: делайте, как хотите! — и сел на свою скамейку.
      По команде Керефа галера повернула к берегу. Бандиты опомнились, залегли в камнях; вскоре докатились с берега выстрелы, и по воде вокруг лодки запрыгали тупоконечные пули сакротов. Одна из пуль, пролетевшая меж гребцов, попала в ахтерштевень галеры и выбила длинную щепу. Рулевой витиевато выругался.
      —Мы у них как на ладони, — заметил он Керефу, — а они нам даже не видны толком: лежат себе в скалах. Перебьют нас сейчас из винтовок, как полосун бекку. Может, ну её в самом деле, бабу эту?
      —А если допросить нашего пленника? — предложил в другое ухо Керефу Искатель. — Может быть, он расскажет что-нибудь полезное? Тогда будем знать, где у этой банды слабое место.
      И в самом деле, в горячке бегства все забыли про третьего из захваченных сакротов. Тот, связанный по рукам и ногам, лежал на решетчатой деревянной палубе в носу галеры и битый час безуспешно пытался освободиться.
      —Пытать будем? — кровожадно спросил загребной.
      —Много чести, — огрызнулся Тикк. — Жить захочет, сам всё расскажет. Это же не офицер какой-нибудь, это самый обыкновенный головорез. Ну, а если понадобится, — прибавил он, — тогда и попытаем немножко, конечно. Куда же без этого!
      И он с решительным видом направился к пленному, не обратив никакого внимания на новый залп с берега и рой пуль, басисто прогудевших над головами гребцов.
      Неизвестно, чем бы всё это кончилось, но тут в конце концов напомнил о себе кораблик Этри Виркона. Матросы на жёлтой яхте зарядили в конце концов свою салютную пушку и дали выстрел вязаной картечью по прибрежным скалам, где укрылись разбойники. Стрельба из ружей стихла. Артиллеристам это, видимо, понравилось, и пушка выстрелила вновь: в свежем голубом небе полетела над морем, кувыркаясь, продолговатая шрапнель. Невысоко над берегом вспухло с треском белое облачко, донеслись громкие крики раненых.
      —Ладно работают, — бросил Искатель, остановившись на полпути. — Не возникло бы у них желание угостить и нас чем-нибудь подобным!
      —Нужно поднять катранский флаг, — озабоченно сказал Арти Кереф.
      —Катранский флаг! — фыркнул Тикк. — Чего это ради мы поднимем катранский флаг?! Страна, которая мирится с работорговлей и феодальными пережитками — не наша страна. Нет, катранский флаг мы поднимать не будем. Разве что, — призадумался он, — поднять его в качестве военной хитрости?! Но и то сказать: где ты тут этот флаг найдёшь, к примеру?
      — Остаётся уповать на скорость, — вздохнул Кереф, — сейчас это наше единственное спасение. Мы на достаточном расстоянии от артиллеристов, чтобы наш быстрый ход затруднил им прицел. А приблизившись к берегу, мы вступим с разбойниками в схватку, и тогда уже будет ясно, что мы хотя бы не на их стороне.
      Услышав эти слова, гребцы приналегли на вёсла. Ритм гребли стал бешеным. Галера стрелой понеслась обратно через залив, с каждым взмахом вёсел всё больше приближаясь к роковому мысу. Из прибрежных скал продолжали стрелять по ним, но уже как-то вяло и неточно.
      —Готовьтесь к бою, — предупредил гребцов Тикк, скидывая в кучу на носу корабля трофейное сакротское оружие.
      На жёлтом кораблике, видимо, поняли, что происходит нечто необычное. Орудийная стрельба смолкла. Прожектор в корме корабля отчаянно замигал, передавая на галеру какое-то сообщение.
      —Ты понимаешь этот язык, друг? — спросил у Керефа Искатель.
      —Предлагают остановиться. Это сейчас не для нас. Раз уж взялись — надо заканчивать.
      Он вышел на нос, пригибаясь так, чтобы не высовываться без необходимости из-за фальшборта, извлёк из кучи оружия револьвер, проверил барабан и боёк.
      —Готовы? Вперёд, уже немного осталось! По моему сигналу бросайте вёсла, отдавайте якорь и прыгайте в воду с оружием. Рулевому и двум гребцам — остаться здесь, защищать судно! Оно — наша надежда на побег. Приготовились… табань! отдать якорь! Атака!
      Громко плюхнулись в воду оба якоря, дружно повскакивали со скамеек бывшие рабы, одновременно страшащиеся бывших хозяев и жаждущие мести. С берега выстрелили пару раз, кого-то из гребцов ранило, и он со стоном повалился обратно на скамью. Остальные попрыгали в воду. Навстречу им поплыл над скалами заунывный боевой клич сакротских бандитов, защёлкали хлёсткие выстрелы револьверов, заскакали пули по крутой прибрежной волне. Вдруг дружный винтовочный залп грянул из вальхиевой рощи; вой разбойников прервался, послышались крики и проклятия. Кереф, ползком выбравшийся на берег, вскочил на ноги и тотчас столкнулся нос к носу с троицей растерянных бандитов. Одного из них он уложил ударом абордажной сабли, другого эфесом той же сабли отправил в глубокий нокаут. Третий разбойник был настоящим громилой: он показался Керефу втрое шире Исмира Тикка, при том же чудовищном росте. Революционер, не раздумывая, тотчас истратил на него револьверный патрон.
      Протиснувшись в узкую расселину между валунами, Кереф увидел на небольшой песчаной площадке связанную Гиору. Её удерживали двое сакротов, а подле них стояли ещё два субъекта в жёлто-зелёных плащах Искателей. При виде Керефа типчики в плащах проворно, как летучие ящерки, обратились в бегство. Бандиты побросали оружие, подняли руки ладонями вперёд. Кереф жестом приказал им лечь на землю поодаль, подбежал к Гиоре и тремя взмахами палаша перерубил тонкие стальные цепи, сковывавшие девушку по рукам и ногам. Увидев его, Гиора всплеснула руками от удивления: она сразу узнала в нём беспощадного ночного мстителя, два года назад убившего старого Сета Аскора прямо на её глазах.
      —Вы спасаете меня, аристократку? — воскликнула она удивлённо.
      —Дурацкий вопрос, — вместо ответа бросил Кереф.
В лесу вновь начали стрелять, потом всё внезапно стихло. Меж камней возник гигантский силуэт Исмира Тикка. За ним вышли на песчаную площадку с полдесятка людей, вооружённых скорострельными магазинными винтовками.
      —Это егеря владыки Виркона, — извиняющимся тоном сказал Искатель, — а вот и он сам.
      Молодой катранский властитель, повелительным жестом отстранив своих людей, вышел вперёд.
      —Что здесь происходит? — спросил он, всматриваясь грозным взглядом в Арти Керефа.
      —Благородный Виркон, — учтиво ответила Гиора, — этот достойный человек только что спас от бандитов мою свободу. А возможно, и жизнь.
      —Прошу добавить к этому, — без лишнего почтения вмешался в разговор Исмир Тикк, — что перед этим он сделал то же самое для двух десятков рабов из Сакхара, а заодно — наказал их преступных хозяев. Не без моего, правда, участия.
      Этри Виркон несколько секунд пристально всматривался в лицо беспощадного революционера.
      —Освобождать рабов, наказывать разбойников — занятие для легендарных рыцарей, но уж никак не для беглых преступников, приговорённых к смертной казни государственным судом, — проговорил он в конце концов. — Чего ради вы вдруг взялись за это, Арти Кереф?
      Тот покачал головой.
      —Вы неправы, Виркон, — ответил он негромко. — Как раз этим я и занимался всю жизнь. И мне искренне жаль, если вы до сих пор этого не понимаете.

Планы Нури Дата



      Этри Виркон отчаялся понять, в чём же заключались планы Нури Дата. Получалось, что старый мошенник, задумавший свою авантюру, проиграл по всем статьям: болезнь оказалась недостаточно заразной, атака похитителей была отбита без особых потерь (раненых и убитых егерей и слуг Виркон не включал в свои расчёты), да и участие Нури Дата во всех этих сомнительных делишках практически не требовало уже дальнейшего подтверждения. В то время как Фии и Мейн Кин, полагавшие заговор разоблачённым и провалившимся, вовсю обдумывали планы мести старому мерзавцу, Этри Виркон не сомневался, что случившееся было только подготовкой декораций, своего рода увертюрой к настоящему сражению. Душеприказчик убитого Сета Аскора славился деловой хваткой, безумно раздражавшей привычных к многоходовым комбинациям катранских аристократов. И раз теперь он начал подготовку со столь сложных действий, Этри Виркон хорошо понимал, что самое интересное в подготовленной против него провокации ещё даже не началось.
      Поэтому появление Арти Керефа, революционного мстителя, он воспринял как новый закономерный шаг Нури Дата в его сложной игре. Наверняка скотина Дат через информаторов в Рабочем Конгрессе попытался выставить его виновником эпидемии или, по крайней мере, мучителем наёмных работников. Теперь его, Виркона, ждёт судьба убитого Керефом Сета Аскора, а сам кровосос Нури Дат останется в тени — подумаешь, просто капитан промышленности, сам работающий с утра до глубокой ночи на благо своих многочисленных трестов и консорциумов!
      Сперва владыка решил арестовать Керефа, но быстро передумал. Сопротивление вооружённых рабов, оказавшихся на стороне революционера, могло стоить людям Этри Виркона большой крови, а то и скандала. Поэтому он пригласил Арти Керефа и его спутника присоединиться к гостям в охотничьем домике, в то время как беглым рабам было милостиво разрешено подойти на своей галере к пристани и восполнить там запасы воды и провианта.
      Между тем Нури Дат действовал по хорошо продуманному сценарию. В его планы не входило разве что неожиданное появление Керефа и столь же неожиданное спасение Рении Эйн от пленения. Впрочем, Нури Дат и не знал об этих событиях; уверенный, что всё идёт своим чередом, он этим утром явился в катранский военно-морской департамент.
      —Должен заметить, — лениво сказал он Токуо, своему богатому клиенту, не без протекции патрона ставшему заместителем главы департамента, — что эта история с волной показала крайне низкий уровень готовности наших гражданских служб к разным катастрофам. Что вы будете делать, Токуо, если вдруг волна затопит богатые кварталы? Или если неведомая болезнь поразит нас, родовитую катранскую аристократию?
      —Это не дело нашего департамента, владыка Дат! — ответил Токуо. — Мы не занимаемся карантином.
      —Но зато занимаетесь эвакуацией, не так ли? Допустим, где-то возникает вспышка неведомой болезни, и вам становится известно, что ей заболевают серьёзные люди, истинные правители республики. Существует ли у военно-морского департамента план действий на этот счёт?
      —Мы, разумеется, пошлём госпитальное судно… с приоритетными целями… — забормотал Токуо.
      —Не смешите меня! Это хорошо, когда заболели несколько человек. А вот что вы будете делать, если возникнет полномасштабная угроза?! Да ведь не обязательно, чтобы это была эпидемия! Волна. Пожар. Ураган. Что угодно. Как вы, военно-морские власти, будете обеспечивать нашу безопасность?!
      Токуо достаточно хорошо знал своего патрона.
      —Как я понимаю, — ответил он, — у вас уже есть готовое предложение… к военно-морскому департаменту?!
      Нури Дат с достоинством кивнул.
      —Я, — сказал он, — смотрю в будущее дальше, чем большинство наших соотечественников! Мой покойный друг, Сет Аскор, говорил, что природа не потерпит многих поколений размножившихся паразитов на теле Земли, и я знаю, что её, природы, гнев не за горами. Нашему миру конец, дорогой мой Токуо! Грядет великое вымирание! И чтобы противостоять ему, нужны решимость и сила политической воли. У меня она есть. Пусть же и ваши коллеги проявят свою волю!
      —Что вы предлагаете конкретно?
      —Руководствуясь известными вам соображениями, — ответил Нури Дат, — я заложил на своих верфях семнадцать канонерских лодок и четыре броненосных крейсера. Это усилит флот Катрены на треть, если только нам удастся достроить и спустить на воду эти корабли. Если ваш департамент купит их у меня, то постройка будет окончена в самые короткие сроки — за год, или даже за полгода, если правительство согласится на мобилизационные меры в экономике. Ну, а дальше… Дальше, имея такой флот, нам надо будет решительнее действовать на политической арене, чтобы отвоевать у своих соседей последние защищённые от бедствий клочки суши и пресной воды! Мы не должны считаться с затратами, чтобы сохранить подлинное наследие нашей благородной катранской крови!
      Токуо был чиновником и не обладал должной дипломатической гибкостью.
      —Предчувствие катастрофы, — сказал он, — поможет нам начать мировую войну?!
      —Именно, друг мой, — Нури Дат снисходительно потрепал своего клиента за подбородок. — Именно! А потерявшие голову аристократические выродки, поняв, что мы защищаем их, ради такой войны охотнее всего расстанутся со своими баснословными богатствами, превратив их в наши барыши!
      —Но что заставит их так сильно испугаться?!
      —О, — успокоил Токуо старый промышленник, — этот вопрос я беру на себя…
      Тем же вечером в парламентский комитет был подан запрос из военно-морского департамента о необходимости и возможности применения вооружённой силы без согласия других стран, если речь шла бы о спасении национального престижа и общественной гордости Катрены от стихийных угроз. Парламентарии, не разобравшись, в чём дело, одобрили этот запрос, и ещё до закрытия торгов на бирже Нури Дат приобрёл миллионные барыши на новых военных контрактах. Удовлетворённый этой новостью, старый промышленник вернулся к себе домой. В отличие от большинства властителей Катрены, жил он на удивление небогато, ужинал протёртой кашей из сагового крахмала, а пил только воду. Одевался Нури Дат тоже неброско, даже бедненько, а дома так и вовсе носил старьё. Каждая лишняя монетка, появлявшаяся в его руках, шла в дело, служа в той или иной форме главной сверхзадаче Нури Дата — достижению максимальной власти.
      В таком вот виде, в рванине и за тарелкой саговой каши, его нашёл ухмыляющийся Прау, предводитель сакротской общины Искателей.
      —Девчонка на нашем побережье, — сообщил он, — вы свою работу сделали, дорогой мой друг! Деньги готовы?!
      Нури Дат молча сунул в руки Искателю два векселя, верифицированных сакхарским торговым банком.
      —Отлично-отлично, — чуть ли не запел Прау, — а вот и ваши чертежи! — Он выложил на стол пачку жёлто-синих ферроцианитовых светокопий, небрежно скреплённую зажимом.
      Властитель молча отставил в сторону тарелку с кашей и придвинул к себе ядовитые синие листки. Перелистал на несколько раз, хмыкнул, выпустил острые ногти — подцепив пачку бумаги за край, вновь отодвинул её от себя подальше.
      —И только-то? — удивлённо сказал он. — Эти аратанские учёные умеют сделать себе рекламу на пустом месте. Машины уничтожения, надо же! А ведь по смыслу это просто обыкновенные зажигалки! Мои рабы с факелами сделают столько же, если не больше…
      —Насколько я могу судить,— осторожно поправил Прау, — это не просто зажигалки. Они способны проникать на большую глубину под почву и инициировать горение в угольных и торфяных пластах. А уголь и торф под ногами есть почти везде, где живут люди. Если такие снаряды массированно применить даже в безлюдной местности, где быстрое тушение подземных пожаров невозможно, то скоро у врагов земля будет буквально гореть под ногами! Прибавьте к этому удушливый едкий дым, воздух, отравленный окисью углерода, неизбежное повышение температуры и отравление подземных источников продуктами сгорания — и вы получите страшной силы эффект!
      —Да, пожалуй, — Нури Дат прищурился, так что кисточки его бровей выставились вперёд. — Но, признаться, я ожидал большего. Что-нибудь эффектное, сравнимое по силе с яростью звёздного пламени. Сила миллионов обычных снарядов — всего в одной маленькой адской машине! Вот что такое абсолютное оружие устрашения, как я его понимаю! Молния, гром, и целые города рушатся во прах, покоряясь мощи повелителей мира…
      Прау покачал головой:
      —Уж на что я мистик и созерцатель чудес, — проговорил он, — но в подобные чудеса не верю. То, что вы описываете, противоестественно и противоречит всем законам физики. Никогда ни одному народу, ни одному человечеству не удастся создать то, чего просто не может быть! Надо быть реалистами, жить здесь и сейчас. А здесь и сейчас эти угольные бомбы — прекрасное оружие для устрашения врагов… особенно врагов, отделённых от нас океаном! Ведь в противном случае подземные пожары и отравленные облака могут перекинуться и на наши с вами территории, не так ли?
      Старый властитель осторожно откинулся на спинку кресла.
      —А что такое сейчас означает выражение «наши с вами территории»? А, Прау? — спросил он. — Разве в этом мире есть ещё нечто такое, что надёжно принадлежит нам?
      Прау посмотрел на него в ужасе.
—Что же вы задумали, Нури       Дат?!
      —О, у меня есть планы, и они идут достаточно далеко в будущее. Я могу ими даже поделиться… Но услуга за услугу: расскажите тогда, зачем вам всё-таки понадобилась эта Рения Эйн?!
      —Хорошо, — после секундного размышления сказал Прау, — вы получите от меня эти сведения. Но если вы попробуете передать их дальше…
      —Это не в моих интересах, — прервал его промышленник.
      —Тогда почему вы раз за разом цепляетесь за эту мысль? Далась вам эта Рения! Достаточно ведь и того, чтобы просто передавать нам, Искателям, все данные о женщинах, обладающих ясночувствием, и при возможности — самих этих женщин! Что такого особенного для вас в Рении?
      —Для меня — ничего. Но она важна для вас, а не зная, почему это так, я ощущаю себя, будто торгую по дешёвке товаром с неизвестной заранее стоимостью. Во мне бушует обыкновенная жадность…
      —Это я могу понять. Ну хорошо, я расскажу вам, зачем нужна Рения. Дело в том, что женщины с ясночувствием обладают способностями предчувствовать катастрофы. Чтобы вызвать волну или землетрясение, нам нужно довольно точно нащупать самую опасную, самую напряжённую точку в геологическом разломе, и женщины… помогают нам это сделать, скажем так. Но для того, чтобы этого добиться, они должны находиться в особом, сильно изменённом состоянии сознания… — Прау вдруг гаденько улыбнулся. — Мало кто из подопытных переживает это состояние, а с учётом того, чем и как мы тут занимаемся, нам приходится заботиться о том, чтобы не выживал никто. Слишком высок требуемый уровень секретности! И вот — понимаете ли, какая незадача! — женщина, служившая в нашей общине… гм… источником таких ценных кадров, девочек, наделённых нужными способностями, вдруг нашла способ освободиться на мгновение из-под нашего психического контроля, и этого мгновения ей хватило, чтобы покончить с собой. Мерзкая неврастеничка, рожать ей надоело! — Прау скривился. — И Рения Эйн, с её подтверждёнными способностями, должна будет теперь занять её место.
      —И рожать для вас живые детекторы сейсмических колебаний?
      —Разумеется. Вас это удивляет?
      —Ни в малейшей степени: только вызывает некоторое омерзение и оторопь. Но я уже привык к общению с вами, мой дорогой Прау! Надеюсь, нам не придётся ждать первых родов Рении Эйн, чтобы нанести ожидаемые удары на месорском побережье?
      —Нет, предыдущая производительница обеспечила нас несколькими запасными кадрами на этот случай. Под Месорой уже всё готово, ваши корабли, которые вы выделили нам, закачивают в скважины в нужных местах жидкую кислородную взрывчатку. Потом эти корабли вместе с экипажами будут списаны, как мы и договаривались. Землетрясение и гигантская волна — это явный страховой случай… Мы также имеем основания надеяться, что морское землетрясение в Месоре вызовет некоторые подвижки и в аратанской вулканической системе, а там, через годик-полтора, мы сможем вновь вернуться к вашей многострадальной Катрене…
      Предводитель Искателей сгрёб чеки под ритуальный серый фартук.
      —Я удовлетворил ваше любопытство, почтенный Нури Дат?
      —Вполне, — кивнул старый промышленник. — Спокойной ночи, и до встречи!
      —Но вы, между прочим, тоже обещали поделиться своими планами…
      —А вы их ещё не поняли? Сейчас, когда станет понятно, что от засухи, приливных волн и эпидемий не застрахован никто, все эти аристократические выродки поднимут крик. Гнев пяти стихий — земли, воды, моря, воздуха и плодородного леса — обрушится на их мир, но они рассчитывают закрыться от этого гнева в стенах своих родовых поместий, защититься богатством и знатностью! Но у Катрены есть и шестая стихия — её народ, о котором они привыкли забывать; пора напомнить им, как это бывает. В своём презрении к народным массам перед лицом всеобщей гибели мира, когда и своя, и чужая жизнь — грош, аристократы забудут — уже забыли! — об осторожности… Когда они в очередной раз плюнут народу в лицо — народ не выдержит, потому что в годину бедствий хотят выжить не только аристократы, а каждый человек тоже думает о своей шкуре. И тогда они узнают гнев шестой стихии Катрены на себе! Они будут готовы заплатить любую цену, чтобы кто-нибудь пришёл и защитил их. Они купят всё, что им продадут, лишь бы это служило целям их спасения. А народ — народ не забыл о ненависти, он поднимется на этих надутых жаб, и тогда несдобровать всякому, кто встанет у народа на дороге! У аристократии останется одно спасение — повальная, тотальная война. Чтобы истребить как можно больше забывших своё место простолюдинов, а затем бегство, панический исход в те регионы планеты, которые дольше всего не заденет катастрофа, где уцелевшие люди не будут бунтовать, лишь бы им позволено было просто жить и радоваться солнцу… Чтобы завоевать такие регионы, чтобы организовать эвакуацию, им всем нужны корабли — много кораблей, военных для завоевания и защиты, а также роскошных транспортов, способных переждать беду и с комфортом доставить владык после всех бедствий в их новые, чудесно спасённые вотчины. О, за эти корабли они отдадут все сокровища своих стран, они щедро поделятся властью и богатством с тем, кто даст им эти корабли и снабдит их всем необходимым. А корабли Катрены — это я! Я, Нури Дат — абсолютная власть, я — дело, которое спасёт мир, я — будущее! Доброй вам ночи, друг Прау…




P.S. На этом месте в 2008 году я забросил писать обе части этой фэнтезятины и взялся за приключения земного историка Имира Торвена в шаровом звёздном скоплении АБС-404. Но если кому-то интересно, чем продолжилась и кончилась эта эскаписткая история, имевшая место примерно 230 миллионов лет назад — я готов продолжить её писать на досуге, когда нет настроения сопереживать героям «Чести и Права». Отметьте, пожалуйста, в комментариях, ждёте ли вы продолжения, и если в этом городе найдётся хотя бы десять праведников — я обязательно расскажу, что сделали тогдашние коммунисты для Великого Пермского вымирания.
Tags: "Красная лихорадка", "Шестая стихия Катрены", литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments