(Доктор ?) (with_astronotus) wrote,
(Доктор ?)
with_astronotus

«Красная лихорадка». Продолжение (№13).

Начало см. здесь, предыдущий выпуск здесь, все записи — по тегу «Красная лихорадка».

Осада виллы



      Рения успела как раз вовремя. Едва она, отогнув знакомые доски в ограде виллы, пробралась внутрь, как со стороны лодочного сарая и пристани послышались выстрелы, посыпались проклятья и звуки ударов. Зазвенело выбитое стекло. Рения бросилась к охотничьему домику, служившему пристанищем больным гостям и слугам владыки Виркона, но на полпути её вдруг охватил приступ панического страха. С некоторым трудом она распознала в накатившем ужасе отголосок воздействия психической силы Искателей — тогда ей удалось сосредоточиться, и страх отошёл, уступая место бесконечной усталости. Превозмогая дурноту и слабость, Рения не подбежала — подползла к крыльцу, на котором, дрожа, как ветка папоротника под дождём, сидела согнувшаяся Гиора.
      —Очнитесь!— позвала Рения Эйн свою помощницу. — Очнитесь, Гиора Миракс! Это атака Искателей! Здесь трое бандитов, и они освобождают наших пленников, им помогает кто-то из поместья! Они перережут нас всех, или захватят в плен! Надо сражаться!
      Гиора подняла невидящие глаза, встретившись взглядом с пламенеющим взором Рении.
      —Слишком… поздно… мир… погибнет,— выговорила она с трудом. — Я видела… огонь и смерть… пустыни… ужасные ящеры… от нас не останется даже развалин, и река времени унесёт всё!
      Рения решительно встряхнула её за плечо, слегка выдвинув острые ногти, так что Гиора почувствовала укол сквозь ткань платья.
      —Тогда мы погибнем, сражаясь! — сказала Рения. — Если вы, дочь Арно Миракса, не готовы сразиться, кто же будет вести нас в бой? Подумайте сами: разве вы хотите, чтобы на ваших руках тоже оказались сакротские кандалы?!
      Это подействовало не хуже пощёчины. Гиора вскинула голову, распрямилась; рука молодой владычицы сама нащупала маленький револьвер на поясе.
      —Нет… я уже попробовала,— ответила она. — Только не это… Это вы, Рения? Вас искал человек из Рабочего Конгресса!
      —Что?! — воскликнула удивлённая Рения Эйн.
      —Арти Кереф. Его должны были казнить, но он сбежал и как-то очутился здесь, на острове. Я думаю, что красная лихорадка — это их рук дело… дело Конгресса, они ненавидят нас, властителей мира… — Тонкий безгубый рот Гиоры искривился в горькой усмешке. — Не знаю, зачем он ищет вас!
      —Это Искатели наслали лихорадку! — воскликнула Рения. — Вставайте, сражайтесь! Они уже здесь! Это заговор, им помогают какие-то люди здесь, на вилле, и кто-то из катранских правителей, очень богатый человек! Если мы дадим себя убить или захватить, они победят! Идёмте же! — Рения с тревогой прислушалась к ударам и выстрелам, доносившимся от берега.
      —Что со мной случилось? — медленно проговорила Гиора. — Какое-то жуткое чувство паники. Как будто я уже знала, что всё потеряно… Что произошло?!
—Это силы Искателей, они могут насылать страх, — объяснила Рения. — Я укрою вас своей волей, я уже сумела отразить их атаку! Но идёмте же, надо действовать!
      —Так вы уверены, что эта лихорадка и атака не работа Керефа… Рабочего Конгресса?!
      —Уверена,— бросила Рения. — Кто обороняет виллу?!
      Гиора осмотрелась:
      —Такое ощущение, — заметила она, — что уже никто. Этри Виркон и Арти Кереф оставили меня командовать. Но слуги мне отказались подчиняться, как только ушёл властитель Виркон. Сказали, что я дочь жестокого тирана, что им нет дела до моих команд. А властители, лежащие в лихорадке, и управляющий домом сказали, что я оборванка, у которой из всего имущества осталась одна гордость, и что я должна знать своё место… А потом что-то случилось, все вдруг начали плакать и разбежались. Я, во всяком случае, никого не вижу, должно быть, тоска и паника овладела всеми, кто был во дворе. И мне очень не нравится шум, который доносится от берега. Возможно, наши пленники выбрались из своего сарая и захватили врасплох охранников — тут было не меньше дюжины рабов, которых Кереф со своим приятелем освободили с сакротской галеры. Боюсь, несладко им приходится, а я, оставленная командовать… — Она вдруг спохватилась. — Какой ужас! Меня оставили присматривать за виллой, за больными, а я поддалась этой ужасной панике и чёрным мыслям! Скорее наверх, там есть обзорная площадка! С неё мы увидим, что происходит внизу, на вилле!
      —А винтовки у вас там есть? — спросила практичная Рения Эйн.
      —Есть и винтовки, и даже маленькая митральеза! Арти Кереф позаботился укрепить домик перед тем, как ушёл с владыкой и егерями в лес. А я, дрянь такая, ещё смела подозревать его в том, что это он всё организовал! — в голосе Гиоры прозвучала досада, граничившая с ненавистью к себе.
      —Постойте,— спросила Рения, устремляясь за Гиорой на лесенку, ведущую с веранды в дом, — а зачем они ушли в лес, оставив здесь пленников?!
      —Как зачем? Искать вас! Разве вы не встретились?!
      —Я видела их, но не знала, зачем и куда они идут,— призналась Рения. — Я побоялась встречаться с ними в лесу. К тому же, рядом были Искатели, они могли заметить меня или оказаться на вилле ещё раньше, чем я добежала бы до известного мне тайного выхода.
      —Вы знаете тайный выход с виллы?! Отлично! А теперь нам надо дать властителю Виркону и Арти Керефу сигнал к возвращению! Виркон был вне себя, когда узнал, что эти бандиты охотятся на вас, а вы тем временем исчезли из поместья! Я думала, что он разорвётся от страха на сто мелких кусочков!
      С этими словами Гиора вбежала на высокую, ограждённую со всех сторон толстой деревянной стенкой площадку на башенке, поднятой над охотничьим домиком властителя Виркона на высоту окружавших поместье беннеттитов. На башенке стоял электрический прожектор, соединённый длинным проводом с батареей в подвале дома. Рядом с прожектором на точно такой же станине высилась небольшая пузатая картечница со смешной поворотной ручкой, выкрашенной в зелёный цвет. В углу смотровой площадки стояли в козлах три магазинных винтовки и дробовик центрального боя, на полу лежали небрежно брошенные подсумки с винтовочными магазинами и длинный охотничий патронташ, набитый разрывными зарядами для дробовика.
      —Основательно,— проговорила Рения Эйн. — Ещё бы уметь этим пользоваться!
      —С митральезой вы, я думаю, справитесь,— решительно сказала Гиора. — Надо целиться через рамку в толпу нападающих и крутить ручку, вот и всё. А пока что ложитесь, чтобы, неровен час, пуля не прилетела, а я посмотрю пока на обстановку внизу…
      Она осторожно выглянула из-за дощатой стенки, тотчас спряталась обратно и через несколько секунд выглянула вновь.
      —Что там,— спросила встревоженная Рения.
      —Ничего не видно,— сказала она. — Слуги бегают. Ни бандитов, ни наших охранников…
      —Где-то здесь, помнится, была пушка,— заметила Рения Эйн. — Я слышала пушечные выстрелы с утра.
      Гиору передёрнуло.
      —Пушка на яхте Этри Виркона. Если эти мерзавцы доберутся до неё, нам несдобровать!
      —Пожалуй,— согласилась Рения. — А чего так испугался владыка, что убежал в лес, бросив всё своё хозяйство? Боится заразиться?
      —По-моему,— ответила Гиора,— он испугался за вас. Если эти ублюдки способны заковать женщину в кандалы, у него наверняка хватило воображения понять, что и дальше ничего хорошего не случится, если вы попадёте к ним в руки. А так как наш добрый хозяин к вам, как бы так сказать, несколько неравнодушен…
      —С чего вы взяли?! — вспыхнула Рения.
      —Он не считает нужным это скрывать. Видимо, вы для него, как и для меня — существо из какого-то другого мира, мира, где женщины наравне с мужчинами берут на себя и право решать, и ответственность за эти решения. А всё, что связано с властью, возбуждает владык — такова уж наша природа,— Гиора Миракс вновь горько улыбнулась. — Вот он и вообразил себе… невесть что! А тут ещё этот революционный герой, невесть откуда свалившийся на здешний дикий берег! Захватил на пару со своим другом-Искателем сакротскую галеру, освободил меня из оков, отчитал Виркона — у бедняги Этри, разумеется, возникло что-то вроде ощущения ущерба для собственной мужественности… Вот он и полез спасать девушку, попавшую в беду, а меня оставил здесь командовать. Только вот кто теперь будет выполнять мои приказы, и какими они должны быть?! — Грустная улыбка так и блуждала по лицу Гиоры, когда она в очередной раз высунулась из-за укрытия.
      —Что там такое?— вновь спросила Рения.
      —Пока ничего, по-прежнему, и это меня тревожит. Что-то же должно происходить! Как я буду потом…
      Она не договорила: с моря грохнул пушечный выстрел, совпавший со звуком разорвавшегося под берегом снаряда, потом часто зататакала митральеза. Невдалеке с визгом пронеслась пуля. Рения, не бывавшая раньше под обстрелом, рефлекторно вжала голову в плечи, в то время как Гиора хладнокровно отстранилась и укрылась за толстой колонной, поддерживавшей крышу смотровой площадки.
      —С корабля бьют,— сказала она.
      —Это я слышу. Но кто стреляет, и по кому?
      —Пока непонятно. Но, наверное, там есть кто-то, кто оказался для пушки достаточно крупной целью. Видимо, бой ещё идёт…
      Гиора вновь выглянула вниз:
      —Вот они! Бандиты! — воскликнула она вдруг. — К оружию! К оружию!
      Рения Эйн подскочила к митральезе, с усилием повернула её на станине в ту сторону, куда смотрела Гиора.
      —Эй, вы,— послышался вдруг снизу слабый голос Мейна Кина. — Прекратите орать, и принесите-ка мне сагового пива! Владыка и бог желает вкусить…
      —Свинца вкуси, животное! — в сердцах бросила Рения, ловя в перекрестье прицела группу пестро одетых, окровавленных людей, бегущих через двор виллы к главному зданию.
      —Что вы сказали?! — озадаченно переспросила Гиора.
      —Ничего, ничего. Здесь только крутить ручку? Больше ничего не надо?
      —Да! Скорее же, во имя всего, что вам дорого!
      —А это точно бандиты, а не те пленники, которых освободил Кереф?
      —Клянусь! Ещё утром я была у них в лапах! Этого не забудешь! Я не дам снова предать себя в их руки! Лучше смерть, чем бесчестье… Стреляйте же, Рения! Огонь! Огонь!
      Эта команда, видимо, была услышана кем-то в домике, потому что снизу лязгнул затвор винтовки, и мгновение спустя с сухим треском вылетела из окна пуля, убив одного из двигавшихся по двору людей. Остальные завыли, залопотали — сомнения Рении развеялись: ей уже доводилось слышать заунывный вой сакротских разбойников. Наклонив жерло картечницы вниз, через ограждение смотровой площадки, она крутанула несколько раз наугад рукоять. Послышался громкий треск, завоняло порохом, и снизу донеслись вопли раненых — пули, выпущенные митральезой, нашли цель.
      —Ну и врач из меня теперь!— вздохнула Рения, но рукоятку из рук не выпустила.
      Отшатнувшиеся сакроты попрятались за углами строений, окружавших площадь перед охотничьим домиком. Слышно было, как их предводитель отдаёт какую-то команду. Потом вдруг всё стихло. Откуда-то со стороны леса на площадь выбежали три Искателя — лесные знакомые Рении Эйн. С ними была растрёпанная, но опрятно одетая старушка — экономка, служившая на вилле и помогавшая Рении размещать больных.
      —Это та девка, владычица! — крикнула старушка, указывая на башенку. — Снимите её оттуда, братья! Они кровопийцы, они убивают нас, мучают! Освободите нас от этой дряни!
      Искатели дружно, точно по команде, подняли взоры к смотровой площадке — и Рения вдруг увидела, как по лицу Гиоры разливается смертельная бледность. Дочь Арно Миракса, слабо охнув, сползла по столбу ограждения вниз и бесформенной грудой плоти осела на дощатый настил площадки.
      Рения хотела было броситься на помощь, но внезапно её разобрал невиданный приступ гнева. Эти люди там, внизу, брались убивать и мучить, они посылали бандитов, чтобы похищать катранских женщин, они насылали красную лихорадку на ничего не подозревавших людей, они используют свои древние силы для того, чтобы убивать — и они ещё смеют ощущать себя хозяевами положения! Они и их таинственный учитель Прау, эти мерзавцы, не заслуживающие имени цивилизованного человека, хранители древних, грязных тайн, которые от их прикосновений становятся ещё грязнее…
      Застигнутая врасплох собственной волной гнева, Рения Эйн навела митральезу на группу Искателей, стоявших по-прежнему внизу в позе крайней сосредоточенности, и энергично крутанула рукоять. Вновь посыпались пули, всё заволокло дымом, а в казённике картечницы что-то жалобно звякнуло — кончились заряды. Рения осторожно выглянула вниз. Внизу, в огромной луже крови, подрагивало разорванное на клочки пулями тело экономки. Троих Искателей и след простыл.
      Рения бросилась к Гиоре. Та не подавала признаков жизни, но энергичная стимуляция основания челюсти — старый способ медиков пермского периода оборвать смертоносное дрожание сердца у своих сородичей — помогла вернуть Гиоре сердцебиение. Наклонившись над телом властительницы, Рения обхватила её рот и нос своим ртом и принялась энергично делать искусственное дыхание. Полминуты спустя Гиора закашлялась, задышала, синюшный оттенок понемногу начал спадать с её лица.
      —С-спасибо,— прошептала она, опираясь на руку Рении Эйн. — Что это… было?
      —Какая-нибудь удивительно подлая штука, из числа тайных искусств Искателей,— ответила Рения. — В медицинской академии я слышала легенды, что ведьмы прошлого иногда умели останавливать сердце другого человека усилием воли. Вряд ли это просто легенды!
      —Хотела бы я… так…
      —Хотели бы убивать, не оставляя следов? Зачем? А, понимаю: стремление властителей к власти! Знаете, давайте не сейчас: я убила старушку экономку и ещё нескольких людей, я впервые в жизни пролила кровь, а главные виновники всей этой мерзости, похоже, остались нетронутыми! И хорошо, если сейчас они не в доме и не ломятся сюда! Вставайте-ка, вам уже лучше, а времени отлёживаться у нас нет. Слышите, что творится?!
      Как бы в подтверждение слов врача, со стороны берега опять послышался прерывистый треск картечницы и частая пистолетная стрельба. Словно отзываясь на эти звуки боя, дважды грохнула в лесу винтовка, и пуля опять прожужжала над смотровой площадкой.
      —Это наши мужчины!— обрадованно сказала Гиора, прислушиваясь к стрельбе. — Возвращаются сюда! Должно быть, поняли, что на вилле нечисто!
      —Ещё бы не понять, когда стреляет пушка! — заметила Рения. — А почём вы знаете, что это не бандитское подкрепление?
      —Странный вопрос! Сами слышали: бандиты сперва воют и улюлюкают при атаке, а вот Арти Кереф стреляет, не распаляя себя зряшными воплями! Я своими глазами видела, как он убил Сета Аскора в присутствии доброй полусотни владык. Идти в атаку, говоря только по делу и не издавая лишних криков — это его манера!
      —Тогда почему они стреляют в нас? В наблюдательную вышку?
      —Должно быть, считают по звукам боя, что поместье захвачено — внизу ведь так и хозяйничают бандиты! Как бы только Этри Виркон не добрался до своей пушки и не начал лупить по нам шрапнелью, вот что я вам скажу!
      —Надо подать им знак, что здесь, в доме, по-прежнему свои, а не сакротские разбойники,— тревожно сказала Рения.
      —Какой же вы им подадите знак, глупенькая? Докричитесь?
      В этот момент в лесу вновь грохнул залп, и над смотровой площадкой пронеслись сразу две пули. Одна из них впилась в столбик, поддерживавший крышу, и выбила на колени Гиоры длинную смолистую щепу. Девушка вскрикнула от неожиданности.
      —Мы, возможно, докричимся,— сказала Рения, прислушавшись. — Не так уж они далеко от нас!
      —Да, но в вас влепят пулю, стоит вам высунуться! Вот разве что послать Мейна Кина, ему с утра полегче после первой волны лихорадки, а убьют — так мне его не жалко. Напыщенная сволочь!
      —Рисковать пациентами я не дам,— ответила Рения Эйн, принявшая слова Гиоры за чистую монету. — Может, вместо этого поднять над башенкой флаг Катрены?
      —Катранский флаг и так развевается над домом, а толку? — Гиора грустно усмехнулась. — Уверяю вас, Рения, последнее, о чём думают разбойники — это о смене государственных символов на территории, которую они грабят! Более того, опыт показывает, что под катранским флагом здесь грабить удобнее всего. Вот разве что начать размахивать им, это для бандитов и в самом деле нетипично. Но тогда надо его сперва достать с крыши… Постойте-ка! — она вдруг задумалась, внимательно посмотрев на Рению. — У меня есть идея! Там ведь с ними Арти Кереф!
      —Да, конечно. Вы сами это сказали.
      —Я понимаю,— ответила Гиора Миракс, продолжая рассматривать Рению. — Раздевайтесь!
      —Что? Зачем?
      —Увидите. Снимайте одежду!
      С этими словами Гиора сорвала с себя широкую ярко-красную ленту, обмотанную вокруг тела и служившую весьма декоративным повседневным нарядом. Свою медицинскую одежду она ухитрилась оставить где-то ещё до прихода Рении, так что красная лента служила единственным покровом властительницы. Когда Гиора сорвала его, Рения не смогла не залюбоваться стройным телом девушки, выдававшим признаки тщательно культивированной столетиями аристократической породы. И вместе с тем, Рения не могла не рассмеяться:
      —Неужели вы думаете, что они перестанут стрелять, увидев голых женщин? С такого расстояния в прицел не различить, кто перед тобой! Разве что в бинокль…
      —Вы, врачи, совершенно несносны,— вспылила Гиора. — Говорю вам, раздевайтесь, я придумала вещь, которую бандиты точно не сделают никогда!
      Рения, разведя руками в знак согласия, потянула с себя жёлтую медицинскую рубашку. В отличие от Гиоры, она была одета ещё и в походные сапоги на шнуровке, а широкая эластичная лента белой ткани стягивала и прикрывала её бёдра под рубашкой, но даже в таком наряде Рения чувствовала себя неуютно обнажённой. Катранская культура не знала явных запретов на наготу, но Рения Эйн, как и многие молодые женщины до и после неё, стеснялась своего тела, казавшегося ей неуклюжим и грубоватым в сравнении с утончённой красотой, отображённой канонами искусства. Краснея от смущения, она протянула снятую рубашку Гиоре. Та схватила её и принялась складывать каким-то замысловатым способом, манипулируя тканью с ловкостью заправской рукодельницы.
      —Вот так,— сказала она,— а теперь вот так… Теперь они точно поймут, что мы свои! Дайте-ка мне вон ту винтовку!
      Рения, скрываясь за деревянным ограждением, переползла к козлам с оружием, выбрала винтовку с длинным стволом, на который показывал палец Гиоры. Юная властительница сноровисто обвязала вокруг ствола свою красную ленту, продела в получившуюся петлю сложенную рубашку Рении и скрепила обе части одежды крепким узлом.
      —Отлично! — воскликнула она. — Теперь Арти Кереф прикажет в нас не стрелять!
      —Но почему? — удивлённо спросила Рения.
      —А вот, смотрите!
      Гиора легла поудобнее за толстый столбик крыши, опершись об ограждение плечами, и выставила из-за ограды ствол винтовки с привязанной одеждой. Над смотровой площадкой, раскачиваясь туда-сюда, заколыхался узнаваемый издалека жёлто-красный флаг — знамя восстания, международный символ Рабочего Конгресса.
      —Ловко придумано,— восхитилась Рения Эйн.
      —А то! — воскликнула Гиора.
      Внизу, во дворе, заревели и закричали от ярости. Мгновение спустя у самой ограды защёлкали револьверные выстрелы, послышались стоны и проклятия бандитов, а вслед за ними отчего-то раздалось мерзкое кваканье разъярённого аннатерапсида. Аккомпанируя выстрелам, зазвенели сталкивающиеся клинки, затрещали доски, и вдруг внезапно наступила следом полная тишина — такая мёртвая и страшная, что слышно было, как гудят в лесу насекомые, как шуршит на берегу галька, переворачиваемая прибоем. Не в силах сдержать любопытства, Гиора Миракс осторожно высунулась из-за своего укрытия, размахивая флагом восстания, высоко поднятым над головой.
      —Кереф! — крикнула она. — Владыка Виркон! Мы здесь, я и Рения Эйн! Мы на крыше…
      Она хотела крикнуть что-то ещё, но осеклась, ибо то, что предстало её глазам, было поистине ужасным зрелищем!
Tags: "Красная лихорадка", "Шестая стихия Катрены", литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments