(Доктор ?) (with_astronotus) wrote,
(Доктор ?)
with_astronotus

«Красная лихорадка». Продолжение (№17).

Начало см. здесь, предыдущий выпуск здесь, все записи — по тегу «Красная лихорадка».

Морская гонка


      В предрассветных сумерках, тихо стуча паровыми машинами, яхта Этри Виркона снялась с рейда и по пологой дуге пошла в открытое море. Поместье выглядело тихим и пустынным — маленькое судёнышко приняло на борт всех уцелевших людей, нуждавшихся в медицинской помощи, ибо не было и речи о том, чтобы бросить их на произвол судьбы посреди кишащего бандитами Сакхара. Рения Эйн отмеряла раствор свинцового сахара и давала всем — и больным, и здоровым,— точно выверенные дозы снадобья для профилактики и лечения красной лихорадки. Средство, по всей видимости, оказалось на редкость действенным: уже к концу ночи люди, едва испытавшие первые симптомы заболевания, почувствовали значительное облегчение, а ни один из тех, кто со страхом ждал второго смертельного приступа, так и не почувствовал его. Однако же слабость, теснота и качка принесли пострадавшим новые проблемы, ещё когда судно стояло у пирса, и Рения с ног сбилась, пытаясь помочь больным. К её удивлению, помогать ей взялись не только Гиора с Керефом, но и раненый Тикк, и даже Этри Виркон, ранение которого, несмотря на обильную кровопотерю, оказалось в целом довольно лёгким (владыка просто распорол себе кинжалом длинную полосу кожи, не задев не только подлежащие поверхностные вены, но даже мышечный слой). Без особой охоты, но довольно сноровисто Виркон вытирал губы и лбы больных, держал поднос с перевязочным материалом для раненых, наклонял надо ртом обожжённых слуг импровизированный поильник с жестяным носиком. И лишь когда яхта отвалила от берега, Этри Виркон поднялся на кормовую галерею, где к тому моменту собрались почти все его нечаянные соратники.
      С берега, принесённый порывом ветра, донёсся возмущённый квакающий вой — аннатерапсид, получивший для профилактики дозу свинцового сахара и отпущенный Тикком наконец-то на свободу, выражал свои нехитрые эмоции при виде уходящего корабля. В утреннем сыром воздухе лай аннатерапсида раздавался над морем, как пушечный салют. Внезапно с дальнего берега, круто уходившего на восток от охотничьего домика, новый порыв ветра принёс ответный лай и кваканье. Ободрённый призывом сородича, аннатерапсид на берегу завыл и залаял втрое омерзительней прежнего.
      —Ну вот,— сказал Исмир Тикк, прислушиваясь,— путешествие по следу Рении Эйн принесло нашему маленькому жёлтому другу приятное открытие. Кажется, он нашёл себе подружку, и скоро на белом свете прибавится ещё несколько записных дураков!
      —Да уж, повезло парню,— с нескрываемой завистью в голосе ответил Этри Виркон.
Искатель только хмыкнул в ответ.
      —И что вы теперь будете делать с этим охотничьим поместьем? — спросила Рения Эйн, вглядываясь в очертания берега сквозь поднимающийся лёгкий туман.
      —Продам, наверное, после того как очищу от красной лихорадки,— ответил Виркон. — Оборонять его, как оказалось, сложно, а содержать и восстанавливать в таком виде личные охотничьи угодья мне не по карману… Впрочем, постойте,— загорелся он вдруг идеей. — Хотите, я подарю его вам?!
      —Мне?! — удивилась Рения. — Но на что мне охотничьи угодья, да ещё и в Сакхаре?!
      —Охотничьи угодья вам ни к чему, наверное, но я подумал, что здесь, когда местность будет очищена, вы смогли бы построить инфекционную больницу, или даже целый институт! Смотрите сами, какая прелесть: земля, вода, море, здоровый климат — конечно, когда его не портят заговорщики,— полное отсутствие поселений поблизости и кое-какие готовые сооружения! И до катранских берегов отсюда всего полсуток плавания…
      Рения покачала головой:
      —Идея хороша,— сказала она,— но вы забываете, владыка Виркон, что это сакхарская территория, даже не катранская! Купить её официально для строительства больницы вряд ли удастся, и, кроме того, она будет служить удобной целью для набегов рабовладельцев. А на средства, нужные, чтобы выстроить вокруг такой больницы крепость, я и в Катрене могла бы организовать хорошую клинику.
      —Жаль,— сказал Виркон,— хорошая была идея, но вы правы: небезопасная. Что ж, тогда я продам этот участок за более или менее хорошие деньги кому-нибудь прямо в Месоре, а вырученную сумму отдам вам на строительство вашей будущей больницы. Надеюсь, это даст вам независимость. Поверьте, мне не хотелось бы, чтобы кто-то другой ещё раз купил вас так же легко, как это сделал я!
      Рения вдруг резко вскинулась, как ручная ящерка при виде угрозы или       съедобного ореха.
      —Мне пора идти, больные ждут,— проговорила она и быстро сошла с мостика. Следом за ней направилась Гиора, привыкшая за эти сутки тенью ходить за врачом.
      Оставшиеся на корме немного помолчали.
      —То есть, ты, парень, абсолютно законченный и совершенный идиот,— несколько минут спустя нарушил молчание Исмир Тикк.
      —Вижу,— отозвался Виркон.
      Искатель вдруг широко улыбнулся:
      —Ну, раз видишь, значит, пойдёшь на поправку! Иди, извинись как-нибудь, и помоги ей делать, что она там делает. А после, братцы,— он вдруг потянулся, выгибая шею назад, и шумно вдохнул воздух открытым ртом, что служило людям пермского периода актом зевания,— я бы советовал всем прикорнуть, где и сколько получится. Вчерашний день для всех нас был насыщенным, так давайте хоть спокойно насладимся недлительным морским круизом в Месору!
      —Я не хочу спать,— заявил Арти Кереф.
      —Да хочешь ты спать, приятель, только стесняешься,— ответил на это Тикк. — Ладно тебе! Здесь есть капитан яхты, он как-нибудь, наверное, не даст нам утонуть или сгореть, а отдыхать надо всем, даже таким стальным парням, как ты. У тебя ещё лихорадка не вся из крови ушла, не забывай про это.
      Прихрамывающий Этри Виркон, уже взявшийся за поручни трапа и собиравшийся покинуть кормовую галерею, вдруг внезапно остановился и произнёс:
      —Дом я пытался подарить Рении Эйн, а яхту поручаю Рабочему Конгрессу, не забывайте об этом. Сейчас распоряжусь поднять флаг, и если что, то вы, Кереф, тут главный. Я и в самом деле слишком глуп, чтобы придумать план спасения мира прямо на ходу!
      С этими словами властитель спустился на нижнюю палубу.
      —Ну вот видите,— рассмеялся Кереф,— поспать у меня теперь точно не выйдет! Назначили меня командиром!
      —Командир — храпит в пять дыр! — иронически отозвался Исмир Тикк. — Командиру нужен ум ясный, решимость твёрдая, голос уверенный, а вот про вид сонный я никогда ничего не слыхал. Но, если хочешь, давай тогда, я сперва подежурю, а ты поспишь, а где-нибудь после полудня уже разбужу тебя и сам тогда пойду спать…
      —Угу,— согласился Арти Кереф, в свою очередь, зевая.
      Этри Виркон сдержал обещание: едва над морем протянулась от катранских берегов золотистая солнечная дорожка, как на кормовом флагштоке, к удивлению многих из находившихся на борту, вместо катранского торгового вымпела развернулся и затрепетал ало-золотой стяг Рабочего Конгресса — знамя, на которое ушли три лучших скатерти из охотничьих запасов властителя Виркона. Увидев из окна каюты, под каким флагом они плывут, оба катранских владыки разразились угрозами и бранью, но набежавший с револьвером Тикк посоветовал им заткнуться. Мейн Кин и Фии Дегорта, которых тоже начала отпускать лихорадка, но зато мучила сильнейшая морская болезнь, почли за благо не связываться с разъярённым Искателем, и приберегли свой гнев до лучших времён, занявшись любимым делом катранских владык — построением сложных, дорогих и относительно неработоспособных планов мщения. Тем временем Арти Кереф, набегавшийся сверх меры за предыдущий день, и в самом деле послушал советов Исмира Тикка и завалился спать прямо на кормовом балконе.
      Очнулся он от сильной тряски. Искатель стоял над ним, сжимая его за плечо с такой силой, что острые ногти Тикка впивались в кожу революционера прямо сквозь шкуру полосуна, служившую ему на сей раз одеялом.
      —А? Что? — спросонок пробормотал Кереф.
      —Очень большая злоба. Ярость. Правее нас, ближе к сакхарскому берегу. Довольно быстро движется. Не могу понять, в чём дело, но, по-моему, это Искатели.
      —Искатели?! Но что они здесь ищут?! Здесь нет ни вечного, ни странного…
      —Я могу ошибаться,— сказал Тикк,— но, кажется, они ищут нас. Они как-то чувствуют тех двух бандитов, которых мы везём в трюме пленными. Не натворили бы они дел! Сам видел, какие это чудовища!
      С Арти Керефа сон как рукой сняло.
      —Ищут нас?! Вы правы, Тикк, это чудовища! Но у нас полный корабль больных и раненых, мы не можем рисковать боем!
      —Так давай удерём,— предложил Исмир Тикк.
      —Сами говорите: они быстро движутся в море. Значит, у них либо катер, а это не самая удобная посудина для длительных морских путешествий, либо…
      —Боевой корабль! — догадался Тикк.
      —Именно,— подтвердил Кереф. — Прошлые бандиты приплыли на галере, и с ней кое-как удалось справиться. Что, если новые головорезы пожалуют к нам на истребителе, или хотя бы на быстроходной канонерке?! Пахнет неприятностями!
      Революционер быстро умылся и, вооружившись сильным морским биноклем с механической стабилизацией, полез на фок-мачту. Минут пять спустя он слез оттуда с крайне обескураженным видом.
      —Ну что? Катер или миноноска? — с тревогой спросил Тикк, ожидавший его у мачты.
      Кереф развёл руками:
      —Всё хуже. Это сакротский крейсер береговой охраны. Думаю, с их дальномерных мостиков уже видны наши мачты. И он идёт прямо наперерез нам: должно быть, Искатели чувствуют, где мы, и направляют судоводителей!
      —Как соотносится их скорость с нашей?
—Они, пожалуй, раза в полтора быстрее, но, видимо, идут не на всех парах: из трёх труб дымят только две.
      —Может, прибавим парусов и уйдём от погони под попутным ветром? — с надеждой предположил Тикк.
      —Ветер дует в их сторону, поэтому мы ещё не видим их дыма,— ответил Кереф,— а они наши дымы могли бы уже и заметить. Хорошо, что мы идём под парусами… Впрочем,— задумался он вдруг,— вы точно уверены, что они гонятся за нашими пленными бандитами? Мы могли бы спустить их в лодку, оставив её плавать на воде, а сами попробовать оторваться от преследования…
      —Едва ли,— ответил Тикк. — У них наверняка всё хорошо с ясночувствием, а ты говоришь к тому же, что нас могут уже и заметить. Остаётся только пробовать удрать!
      —Пожалуй, это единственный выход,— согласился Кереф. — Шкипер! Прибавьте парусов и возьмите на шестую часть круга левее!
      Мигом были поставлены стаксели на обеих мачтах, а сверх того поднят длинный треугольный кливер. Яхта повернула к катранскому берегу. Помогая парусам, вновь затарахтели и застучали обе её паровых машины, над морем потянулся длинный низкий хвост дыма от сгорающего в топках болотного торфа. К этому моменту проснулись и другие обитатели судна. В нескольких словах Исмир Тикк разъяснил девушкам и Этри Виркону, что происходит на море.
      —Какой ужас! — Рения передёрнула плечами. — После того, что эти бандиты вытворяли на вилле, я бы предпочла покончить с собой, чем достаться им в руки!
      —Но это всё-таки не бандиты, а регулярный сакхарский флот,— попробовал возразить Этри Виркон.
      —Ага, возглавляемый Искателями, которые ищут наших знакомцев-бандитов,— саркастически воскликнул Тикк. — Нет, ребята, готовиться надо к худшему.
      —А что мы тут можем сделать? — хмыкнул Кереф. — Попробуем всё-таки уйти!
      Исмир Тикк махнул рукой: бесполезно! И в самом деле, не прошло и получаса, как горизонт сперва подёрнулся дымами, потом над ним, как в кошмарном сне, медленно проступили серые зубцы и линии — контуры плавучей крепости, резво гнавшейся за маленьким судёнышком по глади моря. В эти минуты Арти Кереф не раз обругал себя последними словами за то, что решился на авантюрное путешествие в Месору, а не повернул сразу к катранскому берегу, казавшемуся ему теперь более безопасным пристанищем.
      —Не мне вам указывать,— заметил Этри Виркон революционеру,— но знаете что: поднимите-ка флаг Катрены! Всё-таки атаковать судно под флагом Рабочего Конгресса психологически как-то легче, чем стрелять по мирной яхте, плывущей под флагом второй по силе державы мира!
      Исмир Тикк поддержал совет властителя, и вскоре жёлто-красное знамя на корме сменилось обыкновенным торговым вымпелом. Это, однако, не помогло: минут десять спустя над морем разнёсся громовой удар, и прямо по курсу яхты вдруг встал из воды высокий столб огня и чёрного дыма, увенчанный грибовидной шапкой разрыва.
      —Плевать им на флаг, гадам этаким! — пробормотал Исмир Тикк.
      —Поторгуемся? — предложил катранский владыка.
      —С этими?! — Искатель скептически хмыкнул, и Виркон, посрамлённый, отошёл в сторону со склонённой головой.
      К Арти Керефу вновь подошла Гиора и, как вчера, вложила свою ладонь в его руку. Он почувствовал, как дрожащая от внутреннего напряжения девушка старательно придерживает свой кулак сжатым, чтобы случайно не повредить кожу на его руке внезапно раскрывшимися острыми ногтями.
      —Рения Эйн права,— сказала Гиора тихо. — Эти люди не знают жалости, они наслаждаются криками жертв. Поэтому, если у нас не будет другого выхода, кроме как снова попасть к ним в рабство, я попрошу вас, не мешкая, убить меня. Я видела, как вы убиваете, и лучше вы, чем они…
      —Убить вас?! — Арти Кереф отстранился. — Но… я вряд ли смогу…
      —Сможете,— твёрдо произнесла девушка. — Я ведь представитель ненавистного вам класса угнетателей,— тихо прибавила она. — Куда же девалась вся ваша ненависть… в тот единственный момент, когда она может помочь мне?!
      —Я никогда не умел ненавидеть,— тихо ответил Кереф. — Я, наверное, безжалостен, но полон сострадания.
      —Тогда убейте меня из сострадания,— сказала Гиора. — Иначе я перенесу нечеловеческие муки, а кончу свои дни истерзанной рабыней в сакхарских дебрях. Покончить с собой у меня не достанет ни искусства, ни силы воли.
      —Хорошо,— пообещал Кереф,— я сделаю это. Но пока что позвольте мне подумать, как всё же попробовать спасти вас… и нас всех!
      —Нам слишком долго везло,— прошептала Гиора Миракс, и вдруг, сама поражаясь собственным переживаниям, прижалась на мгновение к груди Керефа, обвила его шею рукой и зарылась лицом в шкуру зверя, по-прежнему наброшенную на торс революционера.
      Арти Кереф осторожно обнял девушку.
      —Возможно, нам повезёт вновь,— сказал он. — Я ведь уже говорил, что наше везение — не более чем совокупность лучших наших действий и лучших черт нашего характера. Но мы так легко не дадимся им в руки! Эй, на руле! — призвал он, не отпуская Гиору из рук. — Стоп машина! Убрать паруса!
      Растерянный шкипер продублировал команду Керефа, и минуту спустя яхта легла в дрейф, беспомощно качаясь на волнах в виду огромного боевого корабля, приближающегося к ней.
      —А теперь,— распорядился Кереф, отпустив наконец-то Гиору Миракс и повернувшись к надвигающейся громадине лицом,— поднимите карантинный флаг! У нас на борту два десятка больных красной лихорадкой: возможно, это заставит сакротов одуматься до того, как они возьмут нас на абордаж и куда-нибудь там поволокут!
Tags: "Красная лихорадка", "Шестая стихия Катрены", литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments