(Доктор ?) (with_astronotus) wrote,
(Доктор ?)
with_astronotus

Category:

Пять книг, на которые я опираюсь в коммунистических убеждениях.

Левую жижу захлестнул флешмоб: товарищи рассказывают о пяти книгах, которые привели их к коммунистической идеологии. Окей, погнали…

Здесь должен сразу уточнить: я всегда был коммунистом. Хотя в начале девяностых меня шатало вокруг платформы большевиков туда-сюда, но я не могу рассказать о себе, что был, дескать, полным антикоммунистом, либералом и яблочником, а потом вдруг прозрел, превратился из Савлов в Павлы и пошёл проповедовать в народ. Есть истины и ценности, изначально данные в ощущениях; свобода, творчество и любовь, эти краеугольные камни личности, относятся к таким ценностям, и социализм привносит их в жизнь масс, а капитализм отбирает. И, хотя в отношении политической и идейной практики я тогда подвергал, да и сейчас подвергаю сомнению всё виденное и слышанное мной (так, я совершенно не хочу «назад в СССР» и считаю, что детство наше, пришедшееся на «золотые восьмидесятые», было здорово отравлено дерьмом и трупниной, сочившимися из всех щелей обюрократившегося государства «обкомычей»), но базовые идейные и научные установки «дела Маркса и Ленина» я никогда не подвергал сомнению. И книги здесь были почти ни при чём: для того, чтобы не сомневаться в перспективах коммунистической идеи, мне достаточно было бы одних только воспоминаний современников моих дедов и прадедов — рабочих, служащих, даже бывших мелких дельцов — о том, как здорово жилось «простолюдинам» в благословенной РКМП! И всё же, как известно, книга — источник знаний, и на мою уверенность в необходимости социалистической революции книги повлияли достаточно сильно. Вот список из тех пяти книг, которые достаточно рано попались мне в руки и добавили к моим социалистическим убеждениям нечто настолько сильное, что это не выветрилось впоследствии.



1. Макаренко, «Флаги на башнях». Пример организованной коммуны, наравне с абстрактными целями учитывающей (в буквальном, экономическом смысле) общий и личный интерес. Отличный пример разницы понятий «самоотдача» и «самопожертвование», механизмов регулировки и учёта правовых норм личности и коллектива, воспитания взаимоуважения, а не «расходного материала». Неудивительно, что многим «моралистам» от социализма этот опыт ненавистен — речь в нём идёт о жизни и воспитании людей, а не бесплотных ангелов!

2. Ефремов, «Час Быка». Я читал эту книжку ещё до того, как она стала мэйнстримом. Добротный пример философской, онтологической научной фантастики, пусть и не полностью опирающейся на марксизм, но, во всяком случае, проникнутой духом диалектического материализма и космическим масштабом осмысления роли разума. Сопоставление двух миров — мира, порождающего высший взлёт личности за счёт освобождения общества, и мира, где общество разрушено и сковано, а личность угнетена всеми известными способами — как-то вполне однозначно вписывается в канву обывательских представлений о «правильном» и «неверном» путях развития. Наш нынешний мир — одновременно Земля и Торманс будущего, мы несём оба этих общества в себе, и от того, какой мы сделаем выбор, зависит от, на что будет похожа наша жизнь в грядущие времена.

3. Энгельс, «Анти-Дюринг». Энергичная, удобочитаемая, почти что попсовая книжка, излагающая доступным языком всю суть марксизма и научного коммунизма, расставляющая точки над «i» во всех популярных заблуждениях относительно этой сути. Энгельс критикует вождизм, примитивный эгалитаризм, проповеди аскетизма, поповщину под прикрытием рассуждений о социалистической нравственности, вульгарные упрощенческие теории мироустройства, проистекающие из гипертрофированных или недостаточных представлений о роли в обществе математики, философии, инженерии… Все или почти все грязные лужи истории, в которых умудряются до сих пор валяться наши леваки, раскритикованы в этой весёлой и умной книге!

4. Лем, «Кибериада». Странно, да? На самом деле, всё просто: критикуя явления с позиций метафизического подхода, Лем считает, что подвергает осмеянию явления, но на самом деле развенчивает сам подход! К тому же, здоровые, нормальные для каждого мыслящего существа масштабы фантазии, проявленные в этой книжке, помогают ставить мысленные эксперименты нужного уровня, не отвлекаясь на дурацкие идеи вроде «нам нельзя так думать, мы же простые люди!» и т.д. Такое освобождение разума, разрешение работать в любом требуемом масштабе, от атома до множественной Вселенной, есть необходимое свойство для понимания гигантских процессов общественной эволюции, одним из маленьких шажков на пути которой является возникновение разумного, научно организованного общества — мировой коммуны.

5. Пожалуй, весь цикл романов Юлиана Семёнова о чекисте Всеволоде Владимирове и его коллегах. Это чисто эмоциональное, рационализации не подлежит; так некоторые с детства считают мушкетёров Дюма образцом благородства и чести. Спорить об этом я не хочу, так как имею глаза и уши. Но прекрасная галерея образов капиталистических политиков, фашистов, белогвардейцев, не перебитая даже известным фильмом (который я тоже люблю, но кино — совершенно про другое, чем книга!) вызывает отторжение на иррациональном уровне именно своим действенным, фактологическим началом; ни одна перестроечная книга, ложь или правда, о советском «режиме» не произвела такого впечатления, как любая отдельно взятая сцена из жизни героев Семёнова, разрушенной опытным политиканством. Пожалуй, Владимиров — герой нашего поколения, и нам никогда не понять тех, кто «в знак протеста против оккупации Чехословакии в 1968 году» вешал на стены портреты Риббентропа и Антонеску.

Всё, пожалуй. Я мог бы перечислить и другие книги, в особенности некоторые раритетные экземпляры, хранящиеся в пыльных архивах библиотеки Новосибирского университета — в том числе и такие страшные, как «Les cultes des Ghoules» виконта д’Эрлетта, запрещённую в Европе властями «Unaussprechlichen Kulten» Фридриха Вильгельма фон Юнцта, чудовищные Пнакотические манускрипты, полное 13-томное издание «Золотой ветви» Фрэзера, повествующее об истинной сути Трёхликой Матери такое, что не должно быть открыто неподготовленному уму, и даже чёрную «Книгу провокаторов», печально знаменитую «Китаб аль-Азеф», переписанную в одном экземпляре с арабского лично по заказу Белецкого, одного из последних шефов царской МВД. Многие строчки этих манускриптов, факсимильные копии древних надписей, покрытые таинственными письменами, которые старше самого Солнца, не говоря уже о человечестве, приводят в ужас и трепет; не стоит думать, что нам удастся вечно избегать встреч с описанными там существами и явлениями, но, во всяком случае, при социализме такой фигни точно не случится! Итак, оставим опыт запретной литературы знатокам, а сами удовлетворимся тем, что скажем о социализме, да и вообще о человеческой истории, парафраз известной цитаты о библии:

Мы историю не читаем. Мы её пишем.

А книга — и в самом деле источник знаний, витамин для пишущего и отдохновение для думающего. Любите книгу, товарищи!
Tags: литература, редакторская колонка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments