(Доктор ?) (with_astronotus) wrote,
(Доктор ?)
with_astronotus

Category:

Ещё раз об «Иудейской войне» Фейхтвангера.

В отпуске не без удовольствия перечитываю трилогию Фейхтвангера про Иосифа Флавия. Я это делаю уже во второй раз. Во-первых, подобное чтиво куда лучше «Игры престолов» удовлетворяет тёмную, ветхозаветную сторону моей натуры, а во-вторых, Фейхтвангера приятно читать именно потому, что он не допускает типичной ошибки наших исторических романистов. Обращаясь к своим современникам, автор не заставляет их нюхать гарум и шелестеть латиклавиями, а именует вместо этого римских легатов генералами и фельдмаршалами, манипулы и центурии — взводами и ротами, ящики для горячей пищи — термосами, солёную рыбу — консервами, богатых торгашей и откупщиков — капиталистами, а пролетариев, как это ни удивительно, пролетариями. Я не считаю этот подход единственно возможным, но, по крайней мере, он вполне здрав.

Что касается самой книги, то я лишний раз убедился, что абсолютно не разделяю всеобщей антипатии к главному герою. На мой взгляд, эта антипатия такая же внушённая, как любовь и сострадание к Анне Карениной, дико умученнной злым стариком-мужем. Да, доктор бен Маттафий — не мученик, истерзавший себя в борьбе за национальную идею, но он и не приспособленец, отдавший себя и свой народ идее чужой, имперской. По большому счёту, на обе эти идеи ему плевать. Он иудей или римлянин, когда считает нужным быть тем или другим в интересах дела, а мог бы стать эскимосом или греком, но в принципе он рассматривает и Рим, и Иудею как свои инструменты (потому что Создатель оставил римлянам Рим, иудеям Сион, а людям будущего — всю Вселенную). У него есть последовательная парадигма, система взглядов, которую он проводит в жизнь. Когда ему и его идее это нужно, он соглашается и на сорок дней воздержания, и на тридцать девять ударов бичом в храме, и на рабские цепи на руках и ногах. Когда ему это не нужно, он пьёт вино и любит женщин, он милостиво позволяет скульпторам создавать свои портреты, он вдохновенно лжёт императорам, он одержим горячкой честолюбия и желанием славы. Он — литератор, и в этом качестве он спокойно может осознавать себя владыкой; никто не сможет покуситься на престол такого рода, пока хоть один читатель есть у его книг.

Вообще, в этой книге удивительно мало героев, которые вызывали бы у меня именно антипатию. Пожалуй, среди лично поименованных персонажей таких просто нет; можно сочувствовать не только Иосифу Флавию, но и Симону бар Гиоре, и неудачливому губернатору Веспасиану, и его сыну Титу, и пожилой подруге Веспасиана Кениде, и стеклодуву Алексию, и злокозненному поборнику справедливости доктору Юсту, и гордой истеричной гречанке Дорион… Пожалуй, самый неприятный лично для меня персонаж — Мара (та, которая хотела носить надушенные сандалии), но и она, скромно и трепетно жертвуя Иосифу то единственное, ради чего была рождена — сына, превращается из заложницы судьбы и половой функции в полноправную героиню и почти трагичную фигуру, в образ женщины, сохранившей святость, несмотря на осквернение от мужских рук, принявшее самые различные и по-библейски чудовищные формы.

А вот что вызывает антипатию, так это непоименованные действующие силы, стоящие за войной. У Фейхтвангера это не шекспировская «воля к власти» и тем более не «злой рок», а самый обыкновенный капитал, наглый и алчный. Поэтому, как бы чудовищно ни выглядели в книге эксцессы «Мстителей Израиля», какой бы ироничной насмешкой над здравомыслием ни воспринимались моменты, когда пейсатые эбертисты и пейсатые якобинцы режут друг друга в осажденном городе и губят тысячи людей ради реквизиций — всем этим кровавым сценам далеко до хладнокровных расчётов саддукеев и фарисеев, желавших поиметь своё и с Рима, и с Израиля. И горькая сцена, когда народные вожди, ещё недавно враждовавшие друг с другом, вместе шествуют на казнь и продолжают при этом обсуждать тактику борьбы минувших дней, нимало не обращая внимания на беснующуюся толпу своих мнимых победителей — пусть эта сцена станет уроком для нас; ведь на глазах у Фейхтвангера так шли Димитров и Тельман, а безглазый и многоротый урка-капитал осыпал их след тысячами отвратительных проклятий, не видя и не желая видеть, как шагают они — в бессмертие.

Хорошая книжка, в общем. Доставляет.
Tags: литература, политинформация, редакторская колонка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments