Category: космос

эмо

И ещё о космосе. Шестьдесят лет назад.

Сегодня — шестьдесят лет «Стране Багровых Туч». Даже Гугль отметился по этому поводу эффектным дудлем, изображающим перевёрнутый Чёрной Бурей атомный транспортёр с нелепо выпяченными опорными клешнями.

Есть в литературе вещи, которые остаются культурообразующими. В отличие от пелевиных и сорокиных (а до них — разного рода немцовых), эта книга обратилась не к рефлексам, а к сердцам множества людей. В ней есть величие.

«...Мы назвали эту долину «Долиной Хиуса», в вашу честь. Мы не можем поднести вам воды из ее озёр, цветов с ее полей, мы не можем, к сожалению, даже показать вам её, но пусть она носит имя вашего корабля, отважные друзья наши! Вот... Одну минуту... Нам пора заканчивать. До свидания, желаем вам всем удачи — тебе, Анатолий Ермаков, тебе, Владимир Юрковский, тебе, Михаил Крутиков, тебе, Богдан Спицын, тебе, Григорий Дауге, и тебе, Алексей Быков...»
редакторская колонка

«Паскаль». Драма в двух действиях.

Пока в ленте все обсуждают препохабный «Чернобыль», я хочу рассказать ещё одну историю из своих записных книжек четвертьвековой давности: как американцы боролись за безопасность своих атомных бомб, что из этого с ходу вышло и как потом эластичная американская дупа пыталась насадиться на космические приоритеты СССР (впрочем, последнюю часть этой истории я уже как-то упоминал в ЖЖ).

Collapse )
парадное

С Днём Космонавтики!

Находясь в районе космодрома Вэньчан, посылаю приветственные сигналы всем товарищам на западе и на востоке: с годовщиной первого полёта, с годовщиной Дня Космонавтики! А тех, кому на эту годовщину наплевать, тоже посылаю. Космос будет нашим!
редакторская колонка

Преодоление отчуждённого труда.

Товарищ sahonko очень дельно пишет: «фундаментальным интересом рабочего является его желание перестать быть рабочим». Это важный момент, который не понимает или не хочет понимать большая прослойка нынешних «левых»; рабочий класс является ударной силой и авангардом вследствие тяжелейших экономических условий, в которые этот класс поставлен, и вне этих условий т.е., вне пролетаризации, сколь-нибудь развитые потребности человека (в первую очередь, потребности культурные) далеко перекрывают всё то, что может предложить ему жизнь заводского или фабричного рабочего, даже в современном мире.

Неудивительно поэтому, что любые попытки принципиального опрощенчества со стороны тех, кто в силу организации собственной жизни не вынужден вести жизнь пролетария, воспринимаются рабочими массами в штыки, приводя зачастую к курьёзным ситуациям, вроде поиска скрытых мотивов такого опрощенчества (на уровне, естественно, понятном обывательскому большинству) в тех случаях, когда реальным и единственно возможным мотивом была необъективная идейная потребность в «справедливости». Справедливым, однако, является усложнение масс, а не упрощение индивидуумов, поэтому любые поиски «сермяжной правды» в народе, вроде толстовского землепашества, суть явление объективно вредное для дела любой революции.

Разумеется, трагична и обратная ситуация: когда индивидуум пытается освободить от давления окружающих обстоятельств свою сущность, не считаясь с объективной ситуацией, то и методы такого освобождения (например, демонстративное сверхпотребление или членство в полузапретных тайных лигах) являются социально-опасными, и реакция широких масс на этот процесс, в условиях, когда объективная экономическая ситуация не позволяет представителям этих масс вовлечься в него, всегда порождает уродливые отклонения, от хунвэйбинства до полпотовщины и до массового антисоветизма 1990-х.

А выход, разумеется, только один: понимание потребности человеческой сущности в освобождении и планирование абсолютно всех стратегических шагов по развитию общества с учётом этой потребности, вместо того чтобы заставлять «колебаться вместе с генеральной линией». Материальные потребности здесь, кстати, отнюдь не во главе угла — но и «космос», и прочий парадный шлак тоже пролетают мимо цели. Основой является грамотный подход к производственным отношениям, реальное, а не на словах, увеличение доли неотчуждённого труда в структуре общественно-экономической модели. А если мы будем отпускать в космос даже по 50 человек в год ценой отчуждения трёхсот миллионов рабочих, то дети этих рабочих всё равно не захотят идти на производство, чтобы повторить родительскую судьбу. Но о космосе — да! — будут мечтать и спустя десятилетия после того, как сами же погубят породившее их общество, или дадут ему погибнуть от рук своих сородичей. Потому что, кроме космоса, для них не было других символов преодоления отчуждения. Не смогли сделать!
редакторская колонка

А существовал ли полёт Гагарина? (В поддержку сторонников лунного заговора)

Отлично-отлично, например!

Via omega_hyperon

Не, а в самом деле — раз на мнение специалистов всем плевать, то идея «пиндосы не могут на луну» может быть легко отзеркалена в «рашены не могут в космос» с использованием примерно тех же аргументов.
аватара

С Днём Космонавтики! (Рассказ «Помеха на траектории» — вместо открытки к празднику).

Поздравляю всех:

- кто строит и проектирует
- кто наблюдает и рассчитывает
- кто учит и вдохновляет
- кто слышит рёв плазмы и держит руки на рукоятках управления
- кто просто мечтает и ждёт, глядя в звёздное небо.

Космос будет нашим!

Ну, и небольшой рассказик к дате.

Помеха на траектории


Collapse )

(Окончание следует)
эмо

Как правильно покорять космос?

Из предыдущих моих постов могло создаться впечатление, что я против полётов к звёздам, предпочитая вместо них удовлетворять какие-то там «потребности». Это вывод неправильный: я всецело за освоение космоса, так как считаю этот процесс самостоятельной потребностью, способной при правильной экономической стратегии наилучшим образом удовлетворять нужды индивидуума и общества. Я против жрецов и монахов, в том числе рядящихся в скафандры — это факт. Но космос — дело важное и нужное, отрицать это нелепо.

Другое дело, как и на чём осваивать космос. Вот допустим, вы ведёте-таки свой звездолёт к Альфе Девки. Представим себе, что вас уважают, и всё сделано по уму. Вы приезжаете в космопорт на удобном поезде, как раз за пару часов до рейса. Автомат распечатывает вам декларацию об окончании загрузки оборудования и о пассажирах на борту, вы весело здороваетесь с коллегами и участниками полёта, утираете сопли провожающим с помощью отрывных листов микрофибры и в стеклянном лифте стремительно поднимаетесь на трёхсотый этаж, в кабину звездолёта. Вы садитесь в удобный пилотажный ложемент, пристёгиваетесь трёхточечным ремнём, вынимаете из панели у левой руки стаканчик охлаждённой космо-колы, нажимаете на сенсорной панели кнопочку «К предварительному старту», заслушиваете отчёт автоматики и, обменявшись с вашим праваком понимающими взглядами тонких профессионалов, говорите в эфир «Поехали-и!». Покорять Альфу Девки в таких условиях — легко и приятно.

Рассмотрим ситуацию иного плана. Вас пару дней мурыжат бесконечными предстартовыми отчётами и проверками, вы едете в трясучем автобусе стоя три часа по просёлку туда, где возвышается громада вашей ракеты, и под хмурым дождичком лезете вверх по километровой приставной лестнице, пока внизу играют «Интернационал» и даёт интервью специально приглашённый прапрадедушка конструкторской мысли. Втиснувшись в узкое, на полбулки, сиденье и смахнув пот с чела за шиворот, вы задраиваете люк, поочерёдно закрутив все барашки (шестой не идёт, резьбу заело!). Правак, от тесноты упираясь вам в кадык левым локтем, заводит с толкача импульсный двигатель; смотровое стекло заливает дождик, по которому пронзительно скрипят щётки. Поехали-и! Вы проходите атмосферу на первой передаче, кое-как подтыкаете вторую космическую с помощью замотанной в синюю изоленту «кочерги»… За голенищем скафандра у вас флян — без фляна в таких условиях не выжить. Вы вспоминаете, что, пока разгон ещё не прошёл, вам следовало бы ещё успеть поменять анамезон в раздатке маневровых двигателей и выставить полуось на торсионные колебания. Руку бы не оторвало! А, впрочем, прорвёмся, не в первый раз… В таких вот условиях вы и полетите до самой Альфы Девки!

В чём разница? В том, что в первом случае общество уважает вас, профессионала космоса, да и всех других профессионалов тоже, а во втором — уважает исключительно абстрактные принципы, ради которых оно считает возможным и даже обязательным жертвовать (не рисковать, а именно жертвовать!) произвольным количеством живых людей.

Я — беспощадный враг общества второго типа, даже если оно имеет наглость называть себя «коммунистическим». И не вздумайте, напустив на себя дебильную спесь, объяснять, что на такое отношение-де «средств не хватит»! Дело в том, что средств всегда меньше, чем целей; поэтому вопрос о том, хватит ли средств на ту или иную цель, есть вопрос о приоритетах в выборе цели, и если для вас в приоритете не люди, а фигня всякая, то и сами вы не коммунисты, а просто дерьмо!
парадное

За космос!

Ну что, товарищи, с новым шагом во Вселенную нас всех!

bbc-space.png

Ни одно открытие, ни одна победа наших дней не пропадёт во тьме.

Придёт время, и космос будет нашим. И этот день будет помниться, как праздник.

А о недоразумениях наших дней — забудут навсегда все будущие поколения.

Долгих лет и счастливой судьбы новому Восточному космопорту!