Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

редакторская колонка

Патентованное средство от жлобов.

Не секрет, что в сетевых, да и личных дискуссиях набор аргументов стандартного антисоветчика быстро скатывается к неизменному жлобскому набору: в СССР иномарок не было, мясо видели раз в год, между серыми унылыми домами суетились пьяные мужички и курящие дети, а у прадеда жлоба была корова, которую большевики в коллективизацию свели и репрессировали. Жлобу в СССР было очень плохо жить. Далее репертуар варьируется, но незначительно: если жлоб устроился в наши дни на хорошую кормушку и купил себе вожделенную пропуканную иномарку, то он хвалит капитализм и рассказывает, как похорошела жизнь без проклятых коммунистов. Если же жлоб продолжает сосать розовый локоть (под водочку и пластиковый сыр из супермаркета, разумеется), то стонет он уже в другой тональности — что капитализм у нас неправильный, коммунисты сперва всё разрушили, а теперь до сих пор у власти, и вот они-то, коммунисты эти, как раз и не дают жлобу как следует разбогатеть. Для начала те и другие предлагают вернуть прадедову корову…

Поскольку переубеждать эту публику незачем, да и не получится, а заставить её породить хоть что-то креативное тоже невозможно, я в итоге пришёл к простому методу борьбы с ними. Когда очередной жлоб начинает заливаться на тему, как ему было плохо жить в «совке» и как хорошо/плохо жить сейчас, я в ответ говорю ему вещь, приводящую жлоба в ступор:

—А мне нормально было. А на вас и вашего прадеда мне пофигу с высокой колокольни. Хоть ржавчину жрите с колючей проволоки! Мне-то какое дело?!

И вот эта идея, самим жлобами довольно постоянно и открыто культивируемая (пусть весь мир хоть сдохнет, главное, чтобы мне было хорошо), будучи применена к самому жлобу, приводит его в бесподобный ступор. Он почему-то с трудом свыкается с мыслью, что на него, любимого, всем окружающим может быть пофиг. И тут же с пеной у рта жлоб начинает доказывать, что это не так, что он важный и ценный кадр, высокооплачиваемый специалист, представитель гордого, но вымирающего народа (неважно, какого), что он лицо пострадавшее, и самое главное — что тот, кто посмел высказаться о нём в таком ключе, на самом деле не просто задолжал ему по гроб жизни, но ещё и тяжко его, жлоба, оскорбил и обидел, а в равной степени обидел его, жлоба, мать, родину, предков, небо, Аллаха и прадедову корову, зверски замученную большевистским палачом Блохиным на Семипалатинском ядерном полигоне… Сама идея, что он, жлоб, со своими проблемами может не представлять никакой ценности для других людей, вызывает у жлоба мгновенный разрыв шаблона и пиролиз ЧСВ.

Похоже, последняя треть ХХ века и вправду воспитала поколение людей, твёрдо уверенных, что им кто-то и чем-то обязан сверх заключённых сделок и договоров, в одностороннем порядке. Нарушения логики, вплоть до отрицания очевидного и искажений схизиса, приобретает поистине массовый характер. Однако всё не так плохо: судя по разного рода комментам и лайкам на сетевых ресурсах, большинство людей всё-таки видит порочность этой логики и не прибегает к ней. И всё же жлобов становится всё больше больше, и выразить незаинтересованность в благополучии жлоба — прекрасный метод остановить его излияния, а заодно предоставить ему доказать свою собственную ничтожность. Поэтому я просто оставлю это патентованное средство от жлобов здесь.
аватара

Ирландские мифы и предания в северо-казахстанской обработке (I).

Мои этнические родственники, потомки иммигрантов в западные области Российской империи, жившие в советские времена в Казахстане, поделились со мной в своё время некоторым количеством ирландского фольклора, уцелевшего в народной памяти, но подвергшегося существенной переработке. О красоте и силе этой фольклорной традиции свидетельствует фраза одного из моих родственников, которую я неоднократно цитировал: «Если к ирландцу приезжает его родич, то ирландец обязательно режет барашка, варит бешбармак и устраивает той». Однако же во времена, когда я общался с этими людьми, я был молод и глуп, поэтому сейчас жалею, что не записал их бесхитростные рассказы хотя бы так же поверхностно, как притчи тайского монаха. И тем не менее, кое-что из бессмертного ирландского фольклора в памяти отложилось. Я просто оставлю это здесь…

Котёл Дагды (чаша Грааля)

Раньше у нас в Ирландии, говорят, Даг жил. Даги, они злые обычно, а этот был добрый, очень порядочный был человек. У него во дворе стоял большой котёл, так там всегда бешбармак варился. Кто мимо проходит — заходи, садись, поешь бешбармака, сколько хочешь… Там, у Дага, много людей останавливались, истории разные рассказывали…

Кухулин

Хулиган был один в Ирландии. Безотцовщина! Его так все и называли — «сукин сын». А он злой был, то собаку чужую убьёт, то лошадь сведёт ночью… Все его ненавидели, «сукин сын», говорили. И никто его учить не хотел. А у него был брат, так их одна солдатка всем боевым приёмам выучила. Она без мужа жила, вот они ей — за сыновей, а она им — вместо сержанта… Так этот хулиган стал потом герой! Англичан бил, великанов бил, немцев разных… Большой человек стал в Ирландии!

Голодомор по-ирландски

У нас тогда голод случился. Англичан, видишь, их царь довёл, всё сперва с Францией воевали, потом с Испанией, жрать стало нечего. Ну, и народ побежал с фронта, революцию делать… А есть-то нечего! Ну, этот их Кромвель собрал политбюро, говорит, раз у нас революция, а жрать надо, то надо с ирландских крестьян всё взыскать, чего нам не хватает! И послали к нам через море английских казаков. Всё отобрали, до последней картофелины! А у кого картошки нет, тех в лагеря…

Там ещё что-то было, я пока не помню просто. Но если вспомню, то выложу.
маразм

Докатились!

Украинские обозреватели боятся «эффективной правой трансформации» России.

В этом случае, огорчённо говорят они, о Крыме можно забыть навсегда.

А ведь я здесь согласен с украинскими обозревателями; я этого тоже боюсь!

Но не из-за Крыма. Я просто не люблю эффективные правые трансформации.