Category: лытдыбр

аватара

Ирландские мифы и предания в северо-казахстанской обработке (I).

Мои этнические родственники, потомки иммигрантов в западные области Российской империи, жившие в советские времена в Казахстане, поделились со мной в своё время некоторым количеством ирландского фольклора, уцелевшего в народной памяти, но подвергшегося существенной переработке. О красоте и силе этой фольклорной традиции свидетельствует фраза одного из моих родственников, которую я неоднократно цитировал: «Если к ирландцу приезжает его родич, то ирландец обязательно режет барашка, варит бешбармак и устраивает той». Однако же во времена, когда я общался с этими людьми, я был молод и глуп, поэтому сейчас жалею, что не записал их бесхитростные рассказы хотя бы так же поверхностно, как притчи тайского монаха. И тем не менее, кое-что из бессмертного ирландского фольклора в памяти отложилось. Я просто оставлю это здесь…

Котёл Дагды (чаша Грааля)

Раньше у нас в Ирландии, говорят, Даг жил. Даги, они злые обычно, а этот был добрый, очень порядочный был человек. У него во дворе стоял большой котёл, так там всегда бешбармак варился. Кто мимо проходит — заходи, садись, поешь бешбармака, сколько хочешь… Там, у Дага, много людей останавливались, истории разные рассказывали…

Кухулин

Хулиган был один в Ирландии. Безотцовщина! Его так все и называли — «сукин сын». А он злой был, то собаку чужую убьёт, то лошадь сведёт ночью… Все его ненавидели, «сукин сын», говорили. И никто его учить не хотел. А у него был брат, так их одна солдатка всем боевым приёмам выучила. Она без мужа жила, вот они ей — за сыновей, а она им — вместо сержанта… Так этот хулиган стал потом герой! Англичан бил, великанов бил, немцев разных… Большой человек стал в Ирландии!

Голодомор по-ирландски

У нас тогда голод случился. Англичан, видишь, их царь довёл, всё сперва с Францией воевали, потом с Испанией, жрать стало нечего. Ну, и народ побежал с фронта, революцию делать… А есть-то нечего! Ну, этот их Кромвель собрал политбюро, говорит, раз у нас революция, а жрать надо, то надо с ирландских крестьян всё взыскать, чего нам не хватает! И послали к нам через море английских казаков. Всё отобрали, до последней картофелины! А у кого картошки нет, тех в лагеря…

Там ещё что-то было, я пока не помню просто. Но если вспомню, то выложу.
маразм

Докатились!

Украинские обозреватели боятся «эффективной правой трансформации» России.

В этом случае, огорчённо говорят они, о Крыме можно забыть навсегда.

А ведь я здесь согласен с украинскими обозревателями; я этого тоже боюсь!

Но не из-за Крыма. Я просто не люблю эффективные правые трансформации.
парадное

Цитата дня.

Достал с институтского форума.

В доверительных беседах с другими лётчиками иногда проскакивает: «вот, в вашем экипаже так спокойно работать...». А иные капитаны, ну, задалбливают экипаж. И ладно бы там второго пилота порол — иной раз и надо; но бортинженера-то зачем?!

(В В. Ершов, «Записки ездового пса»)

P.S. Всё, выйду на работу — от эндокринологов отстану, буду только биофизиков пороть!




Взялся между делом читать упомянутую книжку — люблю читать мемуары профессионалов, хоть по мемуарам все профессионалы и одинаковы. Но там наткнулся внезапно на замечательное:

Пытаясь учиться в авиаинституте, понял, на чем базируется инженерное мышление: на самом фундаментальном, от "бесконечно малых", владении математическим аппаратом, дающим ключ к пониманию смежных дисциплин и сути проблемы. Это как знание языка в новой стране.

У меня, гуманитария по всей своей сути, это не пошло. Я просто понял: это — не моё. И нашел силы порвать, и нашел своё. Я — не инженер-пилот именно по убеждению. И способностей учиться у меня хватало: школьной золотой медалью нынче играет внучка. Для карьеры поучился и в нашей лесопильной академии* — против ХАИ, и правда, жалкий уровень... как только не стало нужды, бросил без сожаления.

В полётах мне совершенно не требуется знание высшей математики. Ни высшая физика, с её термодинамикой, ни теоретическая механика, ни теория машин и механизмов, ни сопромат, ни химия, ни материаловедение, ни целый ряд других технических дисциплин, с их формулами, с их глубиной и обширностью, — которые в куцем, урезанном виде вдалбливают будущим инженер-пилотам, — ничего этого я в своих полётах не использую и даже представить не могу, как я, пилот, прилеплю этот багаж знаний к своему штурвалу.

И это я твёрдо понял еще на втором курсе авиаинститута, когда впервые взялся за ручку управления планером. И увлечение, романтика, новизна и свобода полёта вкупе с отвращением к самому духу этих "бесконечно малых" перевесили чашу.

Да была бы хоть какая польза, а то ведь никакой. Балласт. Ну представьте себе, что для инженера-строителя обязательным условием получения диплома ставилось бы знание хотя бы основ микробиологии или топографической анатомии. Для общего развития. Ну, ладно там, марксизм-ленинизм, как же без него... но история ВКП(б), краткий курс... доисторические решения октябрьского (1937 г.) пленума... тьфу!


Когда КВС со стажем побольше, чем у типичного современного «технаря» стаж знакомства с компьютером (включая игры на папином «Спектруме»), называет себя «гуманитарием по всей своей сути» — это повод задуматься.

* «Лесопильной академией» в этой книге названа Академия гражданской авиации, т.к. «сырьё там — дубы, а продукт — липа».
редакторская колонка

Интердикт. Вторая серия.

Своевременное выкладывание новой главы текста оказалось затруднено по чисто бытовым обстоятельствам: во-первых, куда-то пропал наш кот Джэг, во-вторых, мы с Олей съездили на одну ночь к знакомым в Алтайскую Кулунду, о чём в ближайшее время я расскажу отдельно и с фотографиями. Кроме того, на работе постепенно подкатывает призрак годового отчёта. Поэтому перерыв в публикации повести можно считать техническим, временным явлением, как и большее, чем обычно, количество шероховатостей и опечаток в представляемых вниманию читателей главах.

Collapse )

Collapse )
редакторская колонка

Как я не сменил национальность.

Много лет подряд я замечал одну интересную странность. Если, к примеру, моего среднестатистического знакомого приглашают принять участие в передаче по местному телевидению - скажем, в свежем выпуске программы "Чо за нахрен?", посвящённом неведомому штамму свинячьей палочки, - этот человек ни в жизни не предложит пойти и выступить вместе с ним. Или, к примеру, закрытые клубы для писателей (да-да, есть и такие, и я до сих пор не знаю, что там делается - нюхают писатели кокаин или просто ритуально целуют маховое перо Бродского). Стоит знакомому писателю попасть в такой закрытый клуб, и человек преображается буквально на глазах: "там есть такие люди... у нас были такие разговоры... мы решили в клубе, что поедем все вместе на встречу с Львом Толстым" и т.п. При этом и речи быть не может попросить у такого человека рекомендации на вступление в клуб: в лучшем случае можно наткнуться на недоумение - "А тебе зачем?", - а в худшем попасть на разглагольствования об "особой атмосфере и "духе солидарности", царящих в таких местах, приобщение к которым для человека со стороны представляется решительно невозможным. Зато ЧСВ попавшего распухает до таких размеров, что развивается слоновость яичка и опухоль грозит обычно перекинуться на гондурас.

(Оговорюсь сразу: упомянутая тенденция никак не касается моих знакомых ролевиков. Хотя в ролевом сообществе есть такое подмножество, как "ортодоксальные толкинисты", для которых весьма характерна замкнутость, "экзамены на имя" и прочие системы распознавания "свой-чужой", но с этими людьми я по крайней мере лет 15 тусуюсь на разных сторонах тротуара, поэтому их нынешнее состояние, если оно есть, мне неизвестно. Остальные ролевики вполне социальны и время от времени зазывают меня в 9000 разных мест, в часть из которых я всё-таки непременно попаду. Но ролевики - отдельная категория, так как создают "креатив" сами, а не потребляют его пассивно.)

Мои же манеры обычно противоположны; я органически не понимаю, как можно получить доступ к ништякам и не поделиться ими со всем, кто в них хоть как-то заинтересован. Это касается, например, радиопередач, на которые я упорно стараюсь пригласить людей "в теме" по каждому вопросу. Или литературных семинаров. Или внутренней конференции по проблемам деонтологии. Или... да чего угодно. Ёлки в мэрии, в конце концов. У меня как-то даже не возникает соблазна решить за кого-нибудь, кому, как я считаю, "закрытое" мероприятие с ограниченным доступом могло бы доставить: надо ему это или не надо, достоин он или нет, подходит ли он под микроклимат и т.д. Я просто подхожу и спрашиваю. А если боюсь эксцессов - предупреждаю о них, только и всего.

Мне сто раз говорили, что это неправильно, а также - почему неправильно, но меня эти объяснения не удовлетворили. Какая-то внутренняя потребность заставляет меня действовать так, а не иначе; природу её я осознать не смог. Но, по счастью, нашлась на прошлой неделе добрая душа и в дискуссии на эту тему на институтской борде расставила над i все точки:

Просто ты жид, поэтому всюду тащищь своих. А нормальный человек сперва радуется собственному успеху. Тому, что достиг сам чего-то в жизни, и знать, что его уважают.

Я, признаться, сперва был поражён. Я растерялся настолько, что даже окинул взглядом всё своё гинекологическое древо, в надежде отыскать среди всех этих греков, украинцев, татар, турок, эстонцев и кельтов хоть одного своего предка еврейской национальности. Потерпев неудачу, я не успокоился: предложенное доброжелателем объяснение моих проблем показалось мне очень удобным.

Наконец, поразмыслив как следует, я решил, что меня подменили в роддоме. В самом деле, я нашёл у себя целых пять доказательств, в метрической системе писавшего мне доброжелателя явно выдающих "жида" в сравнении с "нормальным человеком". Во-первых, я талантлив. Во-вторых, я не люблю русского царя и Святую Русь, а всякую там Русскую Империю просто ненавижу. В-третьих, я коммунист, а это тоже как-никак показатель. В-четвёртых, прадеда моего звали Иосиф. И в-пятых, что также немаловажно, моя жена превосходно готовит настоящую "гефилте фиш" из щуки, до которой я большой охотник. Это, как говорится, уже диагноз. Опять же, "тащить своих" для меня и в самом деле гораздо интереснее, чем карабкаться в одиночку на самый верхний насест, спрашивая попутно у всех сидящих рядом: "Ты меня уваж-жаешь?", и в этом качестве "нормальные люди" не вызывают у меня обычно ни сочувствия, ни интереса.

Придя к такому выводу, я уже навострился было в магазин готового платья "Сионар" за лапсердаком, штиблетами и пейсами, но тут-то давление окружающей действительности помогло мне определиться, как жестоко я заблудился в собственной национальной идентификации. Другой мой знакомый, из сибирских украинцев, уехавший в Израиль к своего забора троюродному плетню, пишет мне и моим коллегам из оттудова на той же самой борде:

Здесь прекрасно, особенно на Мёртвом море, начало сентября как раз самый сезон, и я заранее заказал места (...) К счастью, по-настоящему престижные курорты тут не для русских нищебродов. И это, наверное, хорошо - вы мне здорово осточертели и в России. (...) На Мёртвом, Красном и пр. морях будем лечиться сами, а русские и хохлы пусть отдыхают где-нибудь у себя на даче, в Крыжополе.

И так мне стало привычно на душе от этого поста, что я решил: лапсердак, пожалуй, подождёт.

Надо теперь найти пять доказательств того, что я - ирландец. Или украинец. Или хотя бы грек. Будет интересно.

А пока что не без удовольствия остаюсь русским и уезжаю в обсиженную моими соплеменниками Турцию, ориентировочно - до 10 июля. Хошча калын!