Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

аватара

Инвектива ханжеству.

Сегодня получил очередной возмущённый отклик читательницы, которая выговаривает мне, что «описывать в подробностях еду и секс — постыдно, возмутительно, растлевает душу». Я в гневе.

Полноте! А описывать в пикантных деталях свои походы в церковь этим людям не стыдно?! А писать слово «Русский» с большой буквы, а призывать «отдать жизнь за Святую Русь» — это им не стыдно?!

Ничто не растлевает душу сильнее, чем ханжество, особенно ханжество, ищущее общественного одобрения. Ханжа всегда считает себя выше других и учится судить раньше, чем научается понимать.

Итак, вот моё слово: если не заткнуть этим людям глотки заранее, то рано или поздно они проберутся в любую власть и попробуют организовать там свой комитет по морали!

Что до конкретных претензий данной читательницы, то я остаюсь в убеждении, что одна хорошо и вовремя приготовленная котлета стоит всех наций и всех готических соборов в мире.
редакторская колонка

Подробнее о применимости смертной казни при социализме.

В одном из предыдущих постов, посвящённых проблеме смертной казни, несколько комментаторов назвали нелогичной и почему-то даже толстовской мою позицию в этом вопросе применительно к социалистическому праву. Напомню суть этой позиции: понимая неизбежность и необходимость смертной казни как инструмента революционной борьбы, я тем не менее буду всемерно протестовать против включения этого вида наказания в социалистическое уголовное право, в особенности — за те виды преступлений, опасность которых выражается в первую очередь ущербом для общественной нравственности.

Мысли о нелогичности этой позиции я оставляю целиком на совести комментаторов, так как, с моей точки зрения, логика здесь прямая и абсолютная. Замечу также, что исторически смертная казнь в мирное время в Советской России и СССР отменялась трижды: непосредственно после Октябрьской революции, затем в 1920-е годы, и, наконец, в 1947 году. (Вопросы о смертной казни в военное время и за военные преступления не относятся к рассматриваемой проблеме, так как непосредственно связаны не с уголовным правом, а с войной. Я же веду и вёл речь только о праве уголовном).

Какие основания я вижу для того, чтобы не позволить смертной казни стать уголовной нормой? Нет, это не страдания о «слезинке ребёнка»™, и даже не опасение судебных ошибок. Всё проще. Во-первых, смертная казнь, как и другие жестокие и необычные виды наказания, весьма радует низких духом людей, провоцируя их на ханжество и низкопоклонство перед властями, которое они передают своим детям. Во-вторых, и это следствие из первого, смертная казнь является хорошим инструментом охраны «общественной морали» в руках тех, кто любит и хочет учить людей, как им правильно жить — то есть, аскетов, фанатиков и жрецов высокой идеи, а это публика изначально враждебная разуму и подлежащая полному искоренению.

Иначе говоря, среди сторонников смертной казни в революционную эпоху наверняка найдётся много таких, кто меряет людей мелкой меркой и считает ненужной, незначимой жизнь многих миллионов своих современников. Вот далёкие предки у нас — это были да-а! Герои! Титаны! Вот далёкие потомки у нас — это тоже будут о-о! Коммунары! Гении! А мы-то сами кто? Серый, никчемушный, расходный материал… Подохнут — не жалко, лишь бы польза была! И вот такого-то «фелозопа» наделять правом судить не только о моральной, но и о фактической, физической ценности каждого человека?! Да он бы полмира перебил, как Танос, просто чтобы воздух чище стал… И ладно бы ещё сам, а то ведь «по приказу Вождя»… Нам они, такие, нужны будут в социалистическую эпоху?!

Хрен им трансбуккально, три раза в день до еды, а не смертную казнь!
аватара

Притчи тайского монаха. III

Мой приятель-монах, усердно снабжавший меня разными увлекательными историями, не раз указывал мне на то, что универсальные сюжеты некоторых сказок и преданий, преломлённые сквозь призму духовного опыта отдельных народов, приобретают подчас очень любопытные формы. Вот пара притч такого рода, рассказанных им со ссылкой на древнейшие предания Востока и заинтересовавших меня весьма неожиданной культурной интерпретацией сюжетов, хорошо известных и у нас.

Collapse )

Collapse )
редакторская колонка

«Политическая экономия шестого века» ©

Вот я всегда говорил, что надо читать нормальные книги — фэнтези там, про попаданцев и так далее — а не разное дидактичное дерьмо про то, как кому-то сказали голыми гениталиями на раскалённые гвозди сесть, и он молча сел во имя партии и правительства…

Почитаем-ка теперь, товарищи, что классик жанра попаданческого фэнтези пишет о безусловном основном доходе (БОД), когда у населения заводится на руках очень много денег.

Collapse )

Итак, мне остаётся признать, что современный сторонник БОД, пленённый магией цифр, точно так же повторяет аргументы крестьянина шестого века о «приличных деньгах из ниоткуда», способных обогатить его и его семью, и что переубедить его, объяснив, что деньги (бумажки, не обеспеченные ничем, кроме игр государства и бизнеса) — ничто в сравнении с реальными доходами, я не в состоянии. Жаль.
слоупок

«…и большой шаг для всего человечества!»©

Чуть не забыл поздравить друзей-космофилов с годовщиной высадки людей на Луне!

Мы побывали на другом небесном теле. Наш след есть за пределами земной атмосферы!



Collapse )
аватара

Советские люди: наш подход к реальности.

Подарила мне вчера Ирина, директор нашего института, нормальный такой синтезатор. С утра сел я (первый раз в жизни) за клавиатуру и давай синтезировать, как детский самоучитель велит! Сорок пять минут, не вставая, путался в собственных пальцах, пока не сыграл первую учебную мелодию более-менее бойко.

А потом поехал на работу и подумал: вот, я не вспомню, пожалуй, ни одного знакомого, который в советском (или раннем постсоветском) своём детстве не ходил бы в музыкальную школу или не учился играть на дому. Ну ладно, мои родители убеждены, что у меня нет слуха, тут я исключение. Но остальные-то в большинстве занимались!

Вообще, мы, нормальные дети Советской страны, проявляем неплохой набор навыков, более свойственных викторианским джентльменам (это и вызвало у некоторых в головах ошибку, заставляя их думать, что они и есть викторианские джентльмены и леди, а это совершенно не так). Мы умеем многое и по работе (недаром нас всё время приглашают туда!), и в быту, и на отдыхе.

Большинство из нас, советских детей, худо-бедно умеет взять интеграл или вычислить импеданс пассивного четырёхполюсника (особенно если под рукой есть какая-нибудь «Таблица импедансов пассивных четырёхполюсников»). Мы можем разобрать и почистить автомат, мотор, карбюратор, мясорубку, синхроциклотрон. Иногда и обратно собираем! Можем приготовить себе и людям плов, шашлык, беляш, пельмень, хачапури, ткемали, чижи-бижи…

Мы знаем, чем лессировка отличается от метода алла прима, рисуем пастелью, акварелью, карандашами, пишем маслом, умеем создавать и читать чертежи, карты, планы. Делаем сложные вычисления в уме. Играем на фортепиано, скрипках, тромбонах, а кому не стыдно, те даже на фаготах. Сочиняем стихи, статьи и книги — это делают почти все, исключений мало.

В конце концов, мы умеем ходить в походы, в экспедиции, разводить костры с одной спички, находить север и страховаться на опасных спусках. Мы бегаем на лыжах и плаваем. Подтягиваемся и лазаем по канату. Мы танцуем вальс, менуэт, летку-еньку, румбу и кизомбу. (Я лично, правда, не танцую, мешает рана в ноге, но в молодости я неплохо фехтовал на эспадронах).

Конечно, некоторые из нас делают всё это замечательно и становятся занменитыми и любимыми, а некоторые, как я, умеют всё это из рук вон хреново, так что остаётся только облизываться и посматривать на небожителей снизу вверх. Но мы умеем это хотя бы в теории. мы знаем, каково это. Знаем, на что способен человек, не по «Гинессу», а по себе и своим друзьям и близким.

Любой из нас может в разговоре с полным правом упомянуть вскользь:

«Мой отец открыл…»
«Моя мама строила…»
«Мой дед сражался…»
«Я работал над…»
«Мои друзья сделали…»
«Мой учитель сформулировал…»

Советские люди — очень разносторонние люди, и в работе, и в быту.

Как это разительно отличается от психологии «совка», мещанина, «пересидевшего» СССР с мыслью «пережить и устроиться», убеждённого в том, что ему все должны всё «дать», а потом убраться с глаз долой, не напоминая о своём существовании, пока жлобу вновь не захочется чего-нибудь вкусненького!
аватара

А вот посоветуйте, друзья, что бы развлекательного почитать на досуге?

Мне остро, до судорог, не хватает для хорошего самочувствия нормальной литературы.

Нормальная литература, в моём понимании, это всегда литература приключенческая. Причём неважно, имеются в виду приключения тела или духа. «Божественная Комедия» — произведение чисто приключенческого жанра. Но сюжет должен быть острым, захватывающим. Бессюжетным произведениям, показывающим вялых и никчёмных героев, место на помойке искусства. Я писал об этом не раз, не устану писать и впредь. Литература обязана захватывать сопереживанием.

В связи с отсутствием этого самого чувства сопереживания, меня абсолютно не захватывают:

- эмоции и страдания деятелей любой национальной культуры (включая русскую «деревенскую» прозу);
- американские и им подобные боевики в любом антураже, с «крутым» главным героем, на хрен мне не упавшим;
- «тёмная фэнтези» и её клоны, где гад на гаде, потому что философия такая и весь мир отстой;
- «ироническая фэнтези» как массовое явление, построенная на обыгрывании набивших оскомину штампов;
- биографии, как из серии «Жизнь замечательных людей», так и любые другие рассказы о судьбах знаменитостей;
- магический реализм и примыкающие к нему с российской стороны тяжёлые копрофильско-наркотические глюки;
- произведения западных классиков об ужасах войны, одиночества и буржуазного строя;
- всё с суффиксом «-панк»;
- произведения так называемой «детской прозы», где с первых страниц начинает твориться неведомая долбаная хрень;
- а также все виды прозы «психологической», анализирующей комплексы и страхи современного человека.

А что мне, с другой стороны, всегда вставляло на отличненько, так это:

- эпосы в стихах и прозе, от «Гильгамеша» до «Девяносто третьего года» и «Хождения по мукам» включительно;
- советская фантастика «дальнего прицела» (то есть такая, где про шмаролёт, а не про новый заводской эякулятор);
- добротная многотомная эпучая фэнтези — такая, где базовый конфликт, преодоление судьбы и так далее;
- научно-философская фантастика западного образца с эпическим сюжетом и масштабом (Кларк, Брин, Уиндем, вот это всё);
- реальные и вымышленные описания путешествий, путевые дневники и т.д.;
- сочинения о жизни народов глазами чужеземца (в т.ч. на манер фидлеровской «Белый поляк — самый главный аравак»);
- детективы про приличных людей (а не про подонков общества, как писали Пер Валё и Май Шеваль, Чейз и прочие);
- сборники стихов от авторов, реально видевших некоторое дерьмо (Маяковский, Твардовский, Есенин, Лавкрафт);
- рассказы профессионалов о своей профессии, написанные до того, как профи превращается в старого пердуна;
- научные труды, созданные учёными, имевшими литературный дар (когда-то это считалось нормой, а не уродством).

Посоветуйте, коллеги, что бы такого почитать?

Кроме русскоязычной литературы, готов напасть на английские и итальянские тексты. Я немного читаю также на эсперанто, но (прошу прощения, товарищ Финкель!) субъективно ощущаю этот язык как несколько выхолощенный с точки зрения эмоциональной выразительности текстов, поэтому здесь в первую очередь могу воспринять только информацию, а не красоту авторского языка и стиля.
маразм

Гэндальфа в психиатры, ё!

Позвонили из родного института, сказали, что очередные чиновники, приезжавшие открывать нас заново, потребовали внезапно убрать из фойе портрет Бехтерева, потому что «Гэндальфа в научном учреждении на стене вешать — позор!».

Я спас Бехтерева, рассказав комиссии по телефону о том, как легендарного психиатра умучили злые жидобольшевики, когда тот поставил Сталину диагноз «паранойя». Нынешние чинуши легко ведутся на всякую такую вот фигню.

А вот и фото, с которого скопирован маслом наш «Гэндальф». Ну прямо один-в-один, правда? (Спойлер: нет!)