Category: фантастика

редакторская колонка

«Политическая экономия шестого века» ©

Вот я всегда говорил, что надо читать нормальные книги — фэнтези там, про попаданцев и так далее — а не разное дидактичное дерьмо про то, как кому-то сказали голыми гениталиями на раскалённые гвозди сесть, и он молча сел во имя партии и правительства…

Почитаем-ка теперь, товарищи, что классик жанра попаданческого фэнтези пишет о безусловном основном доходе (БОД), когда у населения заводится на руках очень много денег.

Collapse )

Итак, мне остаётся признать, что современный сторонник БОД, пленённый магией цифр, точно так же повторяет аргументы крестьянина шестого века о «приличных деньгах из ниоткуда», способных обогатить его и его семью, и что переубедить его, объяснив, что деньги (бумажки, не обеспеченные ничем, кроме игр государства и бизнеса) — ничто в сравнении с реальными доходами, я не в состоянии. Жаль.
маразм

Гэндальфа в психиатры, ё!

Позвонили из родного института, сказали, что очередные чиновники, приезжавшие открывать нас заново, потребовали внезапно убрать из фойе портрет Бехтерева, потому что «Гэндальфа в научном учреждении на стене вешать — позор!».

Я спас Бехтерева, рассказав комиссии по телефону о том, как легендарного психиатра умучили злые жидобольшевики, когда тот поставил Сталину диагноз «паранойя». Нынешние чинуши легко ведутся на всякую такую вот фигню.

А вот и фото, с которого скопирован маслом наш «Гэндальф». Ну прямо один-в-один, правда? (Спойлер: нет!)

редакторская колонка

Фэнтези как избавление от эскапизма.

Отдельные левые блоггеры, причём вполне респектабельные и уважаемые, любят упирать уже много лет кряду на «фэнтези» как образец упадка эпохи, заменивший «высокую литературу» разными сказочными и несбыточными мечтаниями, эскапизмом. Об ошибочности такого взгляда на эскапизм я уже писал. Настоящий эскапист не читает фэнтези, и вообще обычно ничего не читает; он нюхает клей и смотрит мемасики — вот это эскапизм. Но сегодня я хочу поговорить не об эскапизме, а о самой фэнтези, о её роли в истории локальной культуры.

Дело в том, что к нам на постсоветское пространство фэнтези пришла именно что как избавление от эскапизма. Эскапизм процветал раньше — начавшись в писаниях «деревенщиков» и национально-ориентированных авторов, изображавших некую «идеальную простую жизнь», этот эскапизм быстро пророс махровыми формами и принял очертания замков, рыцарей, прекрасных принцесс, которыми просто-таки мироточила детская, да и взрослая литература с конца 70-х годов прошлого века. Сказки, сказки, сказки про добро заполонили наш мир. Прекрасные принцессы учили плохих негодных мальчишек рыцарственному поведению, на волшебных полях за околицей росли чудесные цветы, а добрый котёнок мог спасти целый мир по одному факту своего бытия.

И понадобился обществу, выросшему на этой фигне, именно что поток фэнтезятины, этой, по меткому выражению Сапковского, splatter-gore-fuck-and-puke fiction в серии «Век Дракона» с ворованным TSR-овским логотипом, чтобы смыть с души эту накипь прекраснодушия, чтобы убедиться языком реализма (как у Толкина и Ле Гуин), что мир фэнтези точно так же диалектически сложен и подлежит развитию, как и мир реальный, или же — для более низкопробных образцов жанра, — чтобы напомнить читателям и читательницам, что принцессы тоже какают, пукают и трахаются как дизель, что голубой единорог вполне может быть пидорасом как в хорошем, так и в плохом смысле слова, а волшебники нанимают воров, чтобы красть книги заклинаний у других волшебников, или делают «риалполитик» с помощью наёмных убийц.

С фэнтези в наш мир пришло избавление от магии, от ощущения, что главное — быть добрым и мечтать о хорошем, и тогда всё сбудется само собой. Фэнтези-литература разрушила сказку, и это хорошо, ибо сказка, погибшая от её удара, была сама по себе лживой и подлой, подменяла борьбу самокопанием. К сожалению (или к счастью для тех, кто любит лживые и подлые сказки), адепты этой сказки живы и до сих пор. Их легко узнать по слащаво-восторженным отзывам на творчество таких же, как они, по изобилию милых словечек в адрес себе подобных и по ненависти к человечеству в целом и к большинству его отдельных представителей — ненависть эта легко изливается, как гной, в ответ на самый невинный вопрос или контакт. Многие из этих субъектов нашли приют своей разрушенной сказки в христианстве, но христианство у них такое же, как и всё остальное: с карманным богом, который любит всё то же, что любят они, и не любит то, что ему приказано не любить, с Христом, взятым из оперы Веббера.

А вот в научный коммунизм они не ходят, наборот, ненавидят всеми фибрами души. Потому что коммунизм предполагает активную любовь к человеку, в том числе к субъекту, глубоко неприятному тебе лично. Как говорил Саул, «Вот когда он бросит “шмайссер”, упадёт брюхом в грязь и будет ползать перед вами - вот тогда начнётся настоящая борьба! Вы его из этой грязи поднимете, отмоете его…», а это ведь совсем неинтересно — то ли дело парить на высотах и поучать ползающих внизу тваришек, как плохо быть грязным! В итоге, большая часть этих субъектов активно поддерживает разные «майданы», пытаясь быть «своими среди своих» и как можно дальше дистанцироваться от народа. Так я вас уверяю, фэнтези они тоже не читают, а если читают, то два-три произведения, хорошо и подробно разобранных их духовными сородичами. И ищут там знаки собственной избранности, старательно обходя стороной неизбежные в литературе вопросы политиканствующих волшебников и пукающих принцесс.
слоупок

Про «Звёздные Войны».

Мне вдруг стало любопытно: откуда со времён выхода первого эпизода в обсуждении «Звёздных Войн» всплывает раз за разом мулечка, что в Старой Республике поддерживалось-де рабовладение?

Понятно, что обычно эту информацию сообщают с умным видом те же люди, которые рассуждают об американском искусстве вообще, что «там всё про деньги и про удачливых бандитов», и всё же…

Откуда, интересно, растут ножки у этой идеи? Или у неё всё же есть пруфы, которые я пропустил?
эмо

Пять признаков идиота, читающего НФ.

Приведу для справки пять диагностических критериев, позволяющих в разговоре о научной фантастике чётко отличить клинического идиота от субъекта, страдающего острыми формами простой вкусовщины.

Фразы, непременно входящие в репертуар идиота, с некоторыми небольшими вариациями таковы:

1. Ефремов — это не научная фантастика, вот Хайнлайн — научная!
2. Перелёты со скоростью быстрее скорости света невозможны. Это противоречит ОТО.
3. Ненавижу фэнтези, там всё неправда! Читаю только твёрдую НФ.
4. Мне нравится только хардкорная НФ: киберпанк там, постапокалипсис и так далее…
5. Фантасты не смогли предсказать сотовый телефон, о какой прогностической силе НФ вы после этого говорите?!


Практика показывает: после того, как оппонент/претендент употребил хотя бы один из этих тезисов, дальнейшее обсуждение становится бесполезным. Можно оставить спорящего дожидаться маршрутного газенвагена, а самому — переключаться на более значимые дела.

P.S. Иногда вышеописанный бред несут малолетние долбодятлы, в периоды обострений спермотоксикоза или акне. Поэтому, прежде чем ставить клинический диагноз, нужно учесть возраст поцiэнта: возможно, с течением времени дурь подвыветрится сама.
редакторская колонка

За коммунистическую фантастику!

Почему нужна коммунистическая фантастика?

Collapse )




В дополнение к сказанному — анонс второго номера «Буйного бродяги». Поздравляю редакцию и авторов альманаха коммунистической фантастики с новым творческим успехом!
аватара

Проклятие Красной планеты.

Продолжение. Начало см. в начале.

От автора

Замечу для читателей, что здесь, по традиции, выкладывается черновая версия текста, а чистовик, если кому-нибудь будет нужен, окажется рано или поздно на Самиздате или где-то там ещё. Все актуальные читательские правки, вроде уточнения ширины венерианской железнодорожной колеи в миллиметрах, даты рождения главного героя или техрегламента на использование лазерного ломика, будут непременно рассмотрены и включены в итоговый текст.

Кроме того, должен предупредить читателей-расистов, что в приступе патриотизма я сделал одним из главных героев своего повествования канадца. Я знаю, что антиканадские шовинистические настроения бывают очень сильны в современном обществе, но поделать с этим всё-таки ничего не могу.

Collapse )